ОПАВШИЕ ЛИСТЬЯ

Желтые листья заполонили сцену театра Современник… Готовятся играть «Осеннюю сонату» Бергмана.

  Фон – словно слегка пасмурное осеннее небо… Старые деревянные стены, такого же холодного цвета доски, переброшенные через слякоть…Сломанные шезлонги… Старенькое фортепьяно… Выходят он и она. Виктор (Сергей Гирин) и Ева (Алена Бабенко). Вспоминают, как познакомились, что было. История любви чуть прохладна, как все вокруг. Но так же прозрачна и чиста, как осенний воздух. Что может изменить этот чуть отстраненный, устоявшийся порядок? Что-то иное, страстное, нездешнее…

  В прохладный серенький мирок Евы с высохшими и свернувшимися осиновыми листиками вдруг попадает алый, роскошный глянцевый кленовый. Казалось бы – просто приезжает мама. Однако, в спектакле по сценарию Ингмара Бергмана «Осенняя соната» в постановке ученицы Сергея Женовача Екатерины Половцевой, все и завязывается, и развивается из-за присутствия мамы – великолепной пианистки Шарлотты в исполнении не менее великолепной Марины Нееловой. 

  Она появляется с горой чемоданов и в идеально сидящем костюме цвета палой листвы. Мягкий, кашемировый свитер резко диссонирует с растянутой кофтой дочери. Улетит ли этот лист дальше, подхваченный легким ветерком или запутается в ветвях осинки? Или может, его за красоту засушат для гербария?.. Слова, слова, суета — поток информации, не позволяющий заговорить о чем-то серьезном, рассказы об успехе на сцене, легкое кокетство – зрителю является современный коктейль из Аркадиной и Раневской. Первая – несыгранная роль Нееловой, вторая же благополучно здравствует в Современнике. Сходство с Аркадиной усиливается в сцене с робкой игрой Евы на фортепиано – вспоминаются отношения чеховской героини с сыном.

  Сейчас модно на сцене препарировать человеческие души, вынимать из них все темное и порочное. Публика в восторге, режиссеры объявляют себя новаторами, старик Фрейд аплодирует с того света. Но на самом деле все это – профанация, и разговора о душе не получается. Очень часто основой для подобных изысканий становятся отношения детей и родителей. «Осенняя соната» – не исключение. На сцене силами Марины Нееловой и Алены Бабенко является история пронзительная, местами трагичная, но не переходящая в душевный стриптиз. Режиссер очень чутко строит взаимодействие персонажей – это равнозначное сценическое существование, гармоничный дуэт, а не доминирование одной из актрис. Здесь нет главной героини.

  В последнее время не принято писать или говорить о традициях психологического театра, но спектакли, подобные «Сонате» подтверждают, что никто его не отменял и интерес публики оправдан и по-хорошему предсказуем. Особенно, когда играют известные актрисы. Марина Неелова – признанная прима Современника, прекрасно владеющая своим талантом и знающая его. Но при всей моей любви к этой актрисе, интереснее было наблюдать за Аленой Бабенко, которая еще только набирает очки и опыт на сцене прославленного театра. Неелова великолепна как всегда во всех своих спектаклях. И в этом «как всегда» прорывается мое сожаление: хочется большего великолепия, иного образа, резкого диссонанса с тем, что есть сейчас. Роли, которая была бы неожиданным, каким был образ Акакия Акакиевича из гоголевской «Шинели»… Но это так – лирическое отступление.

  Такой, например, стал привычкой в жизни Шарлотты: концерты по всему миру, поклонники, гонорары, «цветы, цветы, цветы» – все постепенно выстраивается в одну прямую линию, которую уже ничто не может поколебать. Разве что личные переживания, хотя и их удобнее загнать глубоко в себя. На пикник в саду у дочери Шарлотта выйдет в алом платье от Диора и туфлях на каблуках – все прекрасно, смерть мужа не повлияла на душевное состояние, встреча с младшей, разбитой параличом дочерью тоже переживем! Лист полетел вперед, не понимая, что уже начал подсыхать… 

  А все сухие листья в конце осени собирают, сжигают, и даже самые красивые и яркие из них становятся горсткой пепла. Вот и встретившиеся после долгой разлуки мать и дочь начнут ворошить листву, складывая в аккуратные кучки обиды, разлуки, комплексы, измены… Надо быстрее сжечь их, забыть скорее! «Я ненавижу тебя, мама!» – выкрикнет Ева, словно с этим криком сможет избавиться ото всей боли, накапливаемой и лелеемой с самого детства. Но сжечь все сразу и навсегда?! А вдруг листья на деревьях больше не вырастут? И наступит вечная зима? А воспоминания о зеленых весенних листиках будут связаны лишь с далеким детским прошлым, ни никак не с будущим?.

  Так и случится в их истории отношений. Они никогда больше не увидятся. Возьмут кожаный тяжелый чемодан и понесут вдвоем. Вдвоем, только груз у каждой будет разный. Пойдет снег, холод станет еще сильнее… Так и будут уходить эти две женщины с одним на двоих грузом, никогда больше не задумавшись о встрече и не понимая, как в сущности они похожи. 

  Послушайте «Осеннюю сонату» и делайте в жизни наоборот. 

Актерской игрой любовалась Наталья Ионова
Фотографии Елены Сидякиной,
Сергея Пятакова (РИА Новости)
и из архива театра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: