Драматургия – эпидемия сегодняшнего дня. Графоманию практикует каждый, кто не занимается разве что рэпом – единственным достойным конкурентом в сложной борьбе модных тенденций. Театры не справляются с обилием новых текстов, что, вскорости, неминуемо приведет к строительству Больших и Малых драматургических театров (возможно, даже на местах одноименных недраматургических – снесут за ненадобностью). Читки пользуются все большей популярностью, пьесы пишутся в невообразимых количествах. Несчастные фанаты современных пьес едва успевают следить за конкурсами – такое огромное множество их развелось. Кажется, возврат к временам великих текстов не за горами, и вот-вот зазвучат имена новых Эсхилов, Софоклов и Еврипидов. Армии драматургов воспитываются несколькими школами, а написавшие пару пьес (иногда даже без сценической истории – да и зачем она нужна?) гуру воспитывают авторов новых. Иногда в эту драматургическую вселенную заносит пришельцев, например, из литературы. Эти чужаки не ходили на тренинги великих менторов и не наращивали драм-графоманскую мышцу количеством сюжетов, но режиссеры, решившие сделать сценичным что-то из вороха «современной драматургии», часто заинтересовываются именно этими штучными экземплярами.

  В 2017 году в Театре.doc появляется яркий спектакль «Человек из Подольска» по первой пьесе литератора Дмитрия Данилова. Спектакль был отмечен тремя престижными номинациями фестиваля «Золотая маска» и получил главный приз за работу драматурга. Конечно, после такого громкого успеха, новое для театральной общественности имя сразу же «взяли на карандаш» режиссеры и литчасти. Поэтому нет ничего удивительного в том, что следующую пьесу Данилова взялись репетировать не где-нибудь, а в «Мастерской Петра Фоменко». Если вдруг вы не попали на «Одну абсолютно счастливую деревню» или «Сон в летнюю ночь», то на спектакль молодого режиссера Алексея Кузьмина-Тарасова – «Сережа очень тупой» – билеты достать нетрудно. Это, например, дает возможность запечатлеть на фото свое присутствие в фойе старой сцены Мастерской, где идет «Деревня» (кто потом вспомнит, какой спектакль смотрели).

  Если уж браться за такое опасное и едва ли не героическое дело – постановку хорошей современной пьесы, то так, чтобы впечатляло все, начиная с программки. Интерактив на случай, если спектакль наскучит: из крафтовой заготовки можно самостоятельно собрать небольшую коробочку, на гранях которой напечатаны выходные данные постановки. На самой большой, помимо названия спектакля и режиссера, оттиск синих чернил – «пробы и ошибки». Будто бы это емкое признание захотелось сделать автору в ночь перед спектаклем, и он, быстро набрав канцелярский штампик, исповедался на каждой программке. Но это, конечно, только предположения.

  На сцене квартира молодых людей – программиста Сережи и – как выяснится несколько позже – дизайнера интерьеров Маши, которая, видимо, в собственной квартире тренирует дизайнерские навыки шведской бюджетной простотой. Иначе не объяснить, почему функциональная меблировка малогабаритной квартиры довольно настойчиво напоминает обложку каталога магазина «Икея». В неоновых контурах (неон – тренд последнего театрального сезона / или предпоследнего / или предпредпоследнего / но точно тренд), которые создают намек на окна, видны панельные многоэтажки. Эта видеопроекция почему-то напоминает начало новогодней кино-«нетленки», не хватает только строчек Евтушенко голосом Мягкова под гитарный аккомпанемент и снежных хлопьев на фоне улицы Строителей. Но типовые Черемушки – это уже материал, отработанный кинематографом. У нас, в современном театре за романтику отвечает Строгино.

  Главный герой, Сережа (Андрей Миххалев), кликает мышкой и смотрит в зал, как в монитор компьютера (он же программист), читает новости, которые выводятся бегущей строкой (еще один модный сценографический прием). Ремарки автора тоже побегут по этой строке, что говорит о чрезвычайно бережном отношении к тексту – ничто не прошло через мясорубку режиссерской трактовки. Хотя, текст текстом, а вот особенную интонацию предчувствия беспричинной катастрофы режиссер мастерски изъял, уложив всю пьесу в бытовую ситуацию, напоминающую репризу из комического шоу. Вместо трех инфернальных курьеров-вестников из «Службы доставки», адреса которой нет на карте, приходят вполне обычные, в стильных комбинезонах цвета зеленого хромакея и высоких бахилах, напоминающих что-то из постапокалиптических сюжетов.

  Внезапный телефонный звонок (смартфон Сережи в это время заряжается от красиво светящегося провода, воткнутого в не менее красиво светящуюся розетку) сообщает, что в течение часа будут курьеры, которые сразу же приезжают на почему-то горизонтальном лифте – еще один неоновый контур. Они будут целый час (обещали же быть час) пугать Сережу и смешить зрителей своим абсурдным поведением. Они начнут играть в города по странным, на ходу меняющимся правилам; хором споют «Вечную память» и песню о затупившемся ноже; заметив икону на полке, поговорят с Сережей о Боге; расскажут о внештатных рабочих  ситуациях с летальными исходами для клиентов. Просто странные курьеры, с кем не бывает.

  Нет, дело вовсе не в том, как выглядят эти персонажи. Все происходящее воспринимается как случайная нелепость без предрассудков – так искусно закамуфлирован инфернальный подтекст пьесы.

  Оказывается, вовсе не надо быть таким тупым, как Сережа, чтобы не уловить, что эти гости – представители трех поколений, у которых есть вопросы к Сереже.

  С помощью все того же смелого обращения со сценическим пространством – горизонтальным лифтом – на сцену доставят Машу, которая сразу же угостит посетителей чаем. По истечении часа курьеры покинут растерянных супругов, вручив им небольшую коробку-посылку с чем-то живым внутри. После их ухода Маша сразу же пошлет Сережу выбрасывать эту коробку.

  В современной постановке никак нельзя обойтись без современной хореографии. Оставшись одна, Маша исполнит несколько модерн-па под собственную несколько неожиданную песню о тупом Сереже:

Боится нестрашного, мелкого,
А как приблизилось страшное –
Совсем Сереженька мой
Страх потерял.

  Причина нервов Маши непонятна. Не могла же она углядеть в нежданных гостях что-то загадочное? С чего бы? Принесли странную посылку и принесли. Наверное, у дизайнера интерьеров бывает сложные дни. Да и в окнах, где транслировались многоэтажки, кажется, было довольно пасмурно. Может, героиня метеозависимая.

  Сережа возвращается и, подтверждая догадки зрителя о плохом настроении Маши, спасает вечер, срывая с себя и с супруги футболки. Под черно-белое видео Строгино Сережа и Маша (почему-то за диваном) принимаются улучшать демографическую ситуацию страны и района в частности. К залу же обращается бегущая строка: «Заберите, пожалуйста, посылку». Зрители покидают зал, смущенно поглядывая на коробочку-посылку (ту самую, которую выкинул Сережа, с чем-то живым), пока кто-то смелый не попытается ее прихватить с собой. В дверях приветливая девушка-администратор вежливо попросит ее оставить, несколько уменьшив шансы спектакля получить какую-нибудь модную награду. Но благодарный зритель понимает, что уйти с трофеем – не главное, а профессионалы, конечно же, разглядят в постановке очевидного претендента на главный приз. Если уж не Данилов опять получит приз за драматургию (не солить же ему эти Маски и другие награды, все-таки драматургический комбинат работает на высочайших мощностях), то режиссура и сценография такого модного спектакля, конечно, должны быть справедливо оценены.

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: