ТЕАТР ИМЕНИ ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА В СМЕНЕ РЕЖИССЕРСКИХ ПАРАДИГМ. ЧАСТЬ 4

Мы запускаем «театральный сериал» – каждый месяц новая история. Первая посвящена Анатолию Васильевичу Эфросу, его приходу в Театр имени Ленинского комсомола и тому, что предшествовало.  Две серии в неделю, «не переключайтесь».
Автор – Анастасия Казьмина, выпускница театроведческого факультета ГИТИСа.

 

Сцена из спектакля «До свидания. мальчики!», 1963, реж. Сергей Штейн. На фото Леонида Харитонов (Саша Кригер), Александр Покровский (Виктор Аникин), Александр Збруев (Володя Белов), Владимир Соловьев (Военком). Из архива театра. Предоставлено пресс-службой

ДО СВИДАНИЯ, МАЛЬЧИКИ!

Только что назначенный главным режиссером А. Эфрос почувствовал в этой постановке Штейна что-то родное, искренностью и правдой она, действительно, напоминала эфросовские работы в Центральном детском театре, в этом спектакле вдруг проглянула так недостающая театру судьбоносная линия, концепция.  Об этой перемене, произошедшей с театром им. Ленинского Комсомола точно написал А. Свободин: «И вообще грубоватая сила в юноше, к которой в «тех» спектаклях театра относились с симпатией, здесь дискредитирована. Интеллект оказывается предпочтительнее, этическое начало важнее… Что ж, если это симптом новой веры театра, то это очень хорошо» (1).

Эфрос угадал потенциал спектакля и активно включился в работу над ним. Он поменял бытовые, типажные декорации П. Белова на более условное и изящное оформление художников В. Лалевич и Н. Сосунова, работавших с ним в Центральном Детском театре. И. Сидорина (2), которая вела стенограммы репетиций А. Эфроса пишет, что это он предложил А. Збруева и О. Яковлеву на главные роли: «Пришедший из центрального детского театра Эфрос окунулся в родную атмосферу жизни подростков. Он посоветовал Штейну ввести в работу Збруева, который прекрасно снялся в фильме «Мой младший брат». Эфрос не был с ним знаком, но увидел в фильме и предложил по возможности использовать этого актёра в спектакле Штейна. А ему в пару ввести и Олю Яковлеву. Штейн с удовольствием последовал совету Эфроса, который помог в выпуске спектакля, не указывая своего имени в афише, но сразу ощутив кровную связь через этот спектакль с новым театром» (3). С вводов Збруева и Яковлевой началась и серьезная перенастройка всей труппы.

Володя Белов – безусловный успех молодого Александра Збруева, и вообще знаковая роль для артиста. Физическая красота, энергия и его пластика соединялись с глубоким понимаем характера персонажа, его внутренней жизни. Збруев точно играл этот мучительный и радостный процесс взросления молодого парня, когда юношескую ясность и простоту осложняют первые сомнения, рождая противоречивые решения и чувства: «Новая работа Збруева (роль Володи) заставила нас отнестись к нему совсем по-иному. Исполнителю удалось передать огромное чувство – первое, чистое, настоящее. А ведь эта задача – одна из самых трудных. Иные актёры научились играть героев «плохих» и «хороших».  Но всегда ли они умеют передать, скажем, всю гамму переживаний, которые обрушиваются на человека с первой настоящей любовь. К сожалению, нет. И тем отраднее успех Збруева»(4).

Спектакль «До свидания, мальчики!», реж. Сергей Штейн. На фото Александр Збруев (Володя Белов) и Нелли Гошева (Катя)

Инка Ольги Яковлевой – первая сложная героиня актрисы. Именно в спектакле «До свидания, мальчики!» появился образ молодой девушки, за наивностью и обаянием которой скрывался драматичный и глубокий женский характер. В постановке по повести Балтера начал складываться сюжет, важный для спектакля А. Эфроса «Мой бедный Марат» 1965 года. Первая любовь, страх телесной близости, которая может все разрушить. «И ведь всё началось с милых школьных пустяков. «Не смотри на меня так», «поцелуй мне руку», «ах, я ужасно порочная». А он всё задумывается и подолгу думает, думает, думает о чём-то и играет своими крепкими мальчишескими мышцами: то бросится на лавку, то легко, невесомо впрыгнет на парапет и живёт всё быстрее и быстрее. А она совсем девчонка, младше его на два года и по-женски старше. Голосок тонкий, почти писклявый, а вот уж в нём глубокие нотки, слёзы»(5). Марата и Лику в спектакле Эфроса играли именно А. Збруев и О. Яковлева.

В спектакле была ещё одна успешная роль, маленькая победа над штампами и стереотипами. Сашу Кригера играл Л. Харитонов, тот самый солдат Иван Бровкин, воплощение парадного советского героя, оптимиста без внутренних противоречий и конфликтов. Критики писали, что в спектакле «До свидания, мальчики!» Харитонову удалось преодолеть это амплуа: «Для Харитонова Кригер – удача, свидетельство того, что бравые и глуповатые киногерои его не испортили и порох в пороховницах ещё есть» (6). «Впервые за много лет, пожалуй, Харитонов освободился от своего привычного кинематографического облика и сыграл не простака, а сложного, умного человека»(7). Третьего друга, Витьку Аникина, удачно сыграл А. Покровский, критик С. Рассадин (8) отмечает его осмысленное и выразительное молчание.

Спектакль «До свидания. мальчики!», реж. Сергей Штейн. На фото Леонид Харитонов (Сашка), Александр Покровский (Виктор), Александр Збруев (Володя).

Л. Круглый пришёл в театр им. Ленинского Комсомола вместе с А. Эфросом и играл в этом спектакле автора, повзрослевшего Володю. Словно конферансье он выходил на сцену в концертном костюме с книгой Б. Балтера в руках и комментировал происходящее, что отчасти разрушало атмосферу спектакля. Его персонаж по своей природе совершенно не совпадал с Беловым А. Збруева, да к тому же рассказчик Круглого выглядел ровесником молодых героев: «Но если в повести Володя и автор слиты органично и своим строем мысли, и своей интонацией, и своими душевными движениями, то в спектакле между ними диссонанс полный.<…>  Каждое появление лица от автора снижает романтический тонус всего спектакля»(9). Театр забыл открытия В. Немировича-Данченко в работе с прозой («Братья Карамазовы» 1910 г, «Николай Ставрогин» 1913 г), а время новых знаменитых спектаклей Ю. Любимова, Г. Товстоногова ещё не пришло. Позднее герой-рассказчик из театра перешёл на телевидение, и тот же Л. Круглый в телеспектакле А. Эфроса «Всего несколько слов в честь господина де Мольера» 1973 года замечательно исполнил похожую по функции роль человека от театра.

С. Штейн продолжал работать в театре им. Ленинского Комсомола под руководством главного режиссера Эфроса. В 1964 году он выпустил спектакль «Буря в стакане» по пьесе И. Дворецкого, и тогда важной стала не сама постановка, а первая встреча А. Эфроса с драматургом, чьи пьесы «Человек со стороны» и «Директор театра» позже сыграют весьма значительную роль в эфросовской судьбе.

ПРИМЕЧАНИЯ

Инесса Константиновна Сидорина – театровед, работала в те годы в ВТО, ходила на репетиции А. Эфроса.

ЛИТЕРАТУРА

(1), (5), (6) (Свободин А. Здравствуйте мальчики! // Ваш С. Штейн. Спектакль длиною в жизнь. Авт.-сост. М. Руцкая. – М.: Изд-во Гл. арх. упр. г. Москвы, 2012. 

(2), (3) Рукописи И. Сидориной. // Из личного архива И. Сидориной 

(4)Поюровский Б. Отрадные перемены. // Ваш С. Штейн. Спектакль длиною в жизнь. Авт.-сост. М. Руцкая. – М.: Изд-во Гл. арх. упр. г. Москвы, 2012. 

(7) Сидоров Е. Лобастые мальчики невиданной революции. // Звезда. 1964.

(8)Рассадин С. О времени. // Театр. 1964.

(9)Лейкин Н. Здравствуйте, мальчики! // Литературная Россия. 1964.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: