ФИЛОСОФСКИЙ ПИНГ-ПОНГ

Каждый день рано утром его будил слуга, затем он садился за стол, курил трубку, пил чай, готовил лекции, которые вел в первой половине дня. Без четверти час он выпивал бокал венгерского вина и в час садился за стол. После обеда он всегда совершал прогулку до крепости Фридрихсбург, и всегда шел по одному и тому же маршруту, который соседи в шутку называли «философской тропой». 

  Время в Кёнигсберге можно было узнать и без колокольного боя, если мимо шел философ и этот философ был Кант.

  Для своей новой работы в Театре имени Маяковского режиссер Миндаугас Карбаускис выбрал пьесу литовского драматурга Мариуса Ивашкявичюса под названием «Кант». «Критику чистого разума» актерам полистать на репетициях все же пришлось, однако зрителю знать разницу между аналитическим суждением и синтетическим вовсе не нужно. Спектакль, построенный на диалогах, пестрит самыми разнообразными шутками и анекдотами. Философские поиски точки опоры приводят к тому, что актеры долго и шумно ерзают и покачиваются на своих стульях, пытаясь понять – есть устойчивость или нет. Попытка разобраться в проблеме времени завершается сценой, когда все встают из-за стола и плавно поднимают руки, а затем опускают. «Времени не существует?», – этот сложный вопрос актеры упорно будут пытаться решить на практике.

  Непростой, с множеством парадоксов текст разыгрывается в камерном пространстве, придуманном сценографом Сергеем Бархиным. На сцене стоит специально выстроенный алый шестигранник (вряд ли уместно в данном случае думать о глубоких эзотерических смыслах), в центре обеденный стол, а по кругу зрительные места. Каждому зрителю приходится проделать путь через зрительный зал театра в святая святых философа. И в данном случае это не кабинет, а обеденный зал. Хотя ведь еще греки предпочитали вести философские беседы именно во время трапезы. Проблема в том, что у Канта было правило – никогда не говорить о философии за столом. И, наверное, Кант отчасти был прав. Обеденная философия в случае с Кантом вещь весьма противоречивая. И если бы не талантливая актерская игра, то пир острот легко бы превратился в банальность, которая выдает себя за нечто значительное.

  Когда обед прерывается неожиданным появлением юной гостьи Фоби Грин (Юлия Соломатина), которая представляется племянницей философа, а серьезные и солидные друзья философа говорят ей: «Мы вас исчерпаем как тему», – улыбку эта фраза вызывает, но не более того. Кант в исполнении Михаила Филиппова получился испуганным, по-детски наивным человеком. Он чувствует себя уютно в кругу близких друзей, выбирает интересные темы для беседы, но он ничего не может решить самостоятельно. Друзья философа (Игорь Костолевский, Александр Андриенко, Виктор Запорожский и Юрий Коренев) также пытаются убежать в мир фантазий, а любое столкновение с реальностью вызывает чувство страха. Поэтому самыми живыми получились, казалось бы, второстепенные роли – сестры милосердия и слуга Канта Мартин Лямпе. Светлана Немоляева в роли сестры милосердия Анны-Регины появляется во втором действии неожиданно. Слуга Мартин украл петуха, и вот теперь Анне-Регине и Фридерике-Ребекке (Вера Панфилова) необходимо своего петуха вернуть. Абсурд все больше входит в сюжет, но он сыгран так правдиво, искренне, нежно, что ему веришь больше, чем чинной беседе.

  Слуга Мартин (Анатолий Лобоцкий) с первых минут спектакля создает впечатление единственного здравомыслящего человека в доме философа. Он снисходительно относится ко всем странностям своего хозяина, с грустью вспоминает любовные истории из жизни, годы военной службы в рядах прусской армии. В то время как гости будут махать руками в стремлении определить суть времени, Мартин расскажет историю о своем столкновении со смертью во время одного из сражений. И эта историю дает больше пищи для мысли, чем долгие минуты остроумных бесед.

  В пьесе нет четкого сюжета, и к финалу обед у философа превращается в безумное кэрролловское чаепитие. Игра умными словами остается всего лишь игрой. Философский пинг-понг, когда идеи перелетают через стол как мячик в настольной игре, ни к чему нас не приводит. Можно говорить о том, что искусство диалога оказалось утраченным, и если греки могли вести философские пиры, то нам лучше ограничиться анекдотами и политикой. Кант, которого мы знаем из истории, честно признавал это, поэтому за обедом о философии не говорил. Актеры попытались и еще раз убедили зрителей в том, что жизнь не вмещается в книгу, пусть даже эта книга «Критика чистого разума». Однако это не означает, что Кант был не прав. Кант искал границы разума и хотел показать, что не все возможно объяснить разумно. А существует ли время? Спектакль идет три часа, но время не ощущается. Наверное, это достаточный ответ на данный вопрос.

Фотографии с сайта театра имени Маяковского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: