ДМИТРИЙ БИКБАЕВ: «АКТЕРОВ НА ГЛАВНЫЕ РОЛИ УТВЕРДИЛ БЕЗ ПРОБ»

Лилия Садыкова

Проект реализован при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Грант предоставлен ООГО «Российский фонд культуры» в рамках Конкурса по поддержке частных театров. Как пьеса с одноимённым названием попала в руки к Дмитрию и почему он решил ставить именно этот спектакль – в эксклюзивном интервью режиссёра Российскому фонду культуры.

Дмитрий, как пьеса молодого драматурга Андрея Горбатого младшего «Погружение» попала к вам в руки?

Я очень люблю классику и отношусь к ней бережно. Мечтаю ставить её когда-нибудь, но сейчас я являюсь руководителем Открытого театрального пространства «Арт-платформа» в Новом Манеже. Это очень специфическая площадка с определенными инфраструктурными условиями. Для себя я решил, что те проекты, которые создаются здесь, должны быть максимально оригинальными. Расскажу, как рождается спектакль. Я всегда разговариваю со своими артистами. Спрашиваю, о чём бы они хотели поговорить со зрителем. Они накидывают разные варианты, и с этим я уже иду к автору. Автор у меня замечательный – Андрей Горбатый-младший. Мы с ним когда-то нашли друг друга, и я этому безумно рад. Это прекрасно, когда есть человек, которые тебя чувствует и понимает. Пусть он и живёт в другом городе, в Санкт-Петербурге. Когда мы адаптировали для сцены его пьесу «Погружение», то я ездил к нему в Петербург. Мы сидели на кухне и обсуждали, какой должна быть героиня.

Многие режиссёры сегодня сталкиваются с плохими сценариями. У вас было такое?

Я держусь за своего автора. Мы с ним сделали уже три проекта. Мне очень повезло с ним. Не так давно мне предложили поставить музыкальное шоу. Я прочитал синопсис и сказал «нет». Один из первых моих сценариев «Мне не больно», про закулисье балетного мира, был написан с огромным количеством ошибок с точки зрения драматургической конструкции. Первое время я сам писал пьесы, но отказался от этой затеи. Повторюсь – должен быть талант.

Вы нашли только своего сценариста, или вся ваша команда состоит из ваших людей?

У меня есть художник-постановщик Анна Горбас. Я её очень люблю, ценю, берегу. Но когда мы только начинали работать, я всё контролировал и относился к ней с недоверием. Она в какой-то момент очень злилась на меня: «Дмитрий, мне нужно ваше доверие!» Сейчас, конечно, полное взаимопонимание. В «Погружении» все наши задумки Анна смогла вписать в архитектуру Нового Манежа. И когда зритель только заходит в фойе, то он сразу погружается в действо. Анна Горбас, Андрей Горбатый младший – вот с ними мы идём рука об руку. Своего композитора я пока не нашёл. Вынужден сейчас сам ковыряться в музыке. Вдруг какой-то композитор прочитает это интервью. Я вас очень ищу, обращайтесь. (Улыбается.) Я считаю, что каждый человек в команде должен заниматься своим делом максимально ответственно и хорошо.

О чём спектакль?

Сначала скажу, что очень люблю эту постановку. То, что получилось создать такой спектакль, это, конечно, большая победа всей нашей команды. И огромная благодарность Российскому фонду культуры, который поддержал наш частный театр. Без этой поддержки мы бы не выпустили нашу первую премьеру. Главная героиня спектакля приезжает в Москву из маленького городка. Она хочет многого добиться в своей жизни, но, к сожалению, выбирает не совсем правильный путь. Сначала мы видим её хрупкой, ранимой, очень незащищённой, а потом обстоятельства, с которыми она сталкивается внутри нашей пьесы, вынуждают её стать совершенно другим человеком. Человеком агрессивным. Человеком, который идёт по головам. Она становится подлинным пожирателем других душ.

В чём заключается основной посыл спектакля?

Как мне кажется, женщина должна быть женщиной, мужчина должен оставаться мужчиной. Когда люди пытаются принять не свою ролевую модель – мужчины становятся инфантильными, а женщины вынуждено становятся кормильцами – это не может привести к истинной гармонии. И нашу героиню это тоже не приводит ни к чему хорошему. Она принципиально хотела победить главного героя, хотела отомстить ему за обиды. И когда она добивается этого результата, главный герой погибает, она примеряет на себя образ победителя, который в финале приводит её к порогу безумия. 

Были прослушивания, или всех актёров вы утвердили без проб?

Прослушивания были. Мы всегда так делаем, чтобы молодые ребята могли прийти и попробовать свои силы. Но актёров на главные роли мужчины и женщины я утвердил без проб. Это Максим Дахненко, заслуженный артист России. Яркий драматический актёр, которого очень любит публика. Во МХАТе Горького он играет много больших ролей. И я очень благодарен, что он согласился играть в нашем спектакле. А Катя Рокотова – вообще мой преданный боец. Мы с ней уже прошли такое количество испытаний! Сделали много проектов. И она всегда помогала мне, поддерживала. По сути, мы придумывали этот спектакль под неё. Екатерина – человек с очень интересной биографией. Со сложной, непростой судьбой. И, конечно, всё это нашло отражение в спектакле.

Вы разносторонняя личность. Играете в театре, преподаёте, пишите книги, занимаетесь благотворительностью. Где берёте силы, чтобы ни одно из направлений не пострадало?

Исполнительскими делами я занимаюсь уже в меньшей степени. На сцене не играю. Пожертвовал этим направлением деятельности. Но намеренно. С детства я хотел стать режиссёром. Просто не осознавал это. Сейчас уже, оглядываясь назад, я понимаю это. Даже в детском саду, когда я приходил в группу, то придумывал всем роли, а потом режиссировал. Когда попал в театр, понял, что театр – это моё. Но я не мог в 15 лет (Прим.: Д. Бикбаев в 15 лет поступил в ГИТИС) сразу пойти на режиссёрский факультет. Не было насмотренности, начитанности. Поэтому поступил на актёрский. Этому периоду своей жизни бесконечно благодарен. Это бесценный опыт для любого режиссёра, на мой взгляд. 

Вы добились своего, стали режиссёром. Сейчас о чём мечтаете?

Мечтаю, чтобы в моей жизни появился управленец. (Улыбается.) Почему-то судьба пока не даёт мне такой возможности. Я вынужден сам управлять всеми процессами. А это очень сложно. С одной стороны, как режиссёр, я очень хочу, чтобы внезапно на сцене появился стул. Но в этот же момент я, как директор, думаю: «Его нужно найти, закупить, поставить на баланс. А где я его буду хранить?» И потом думаю, а нужен ли мне стул? Это очень неприятный внутренний конфликт. 

В чём вы видите свою миссию как режиссёра?

Приходя в театр, люди открывают свою душу. И то зерно, которое мы туда закладываем, должно быть точно отобранным. Я чувствую эту ответственность перед зрительным залом. Мне хочется, чтобы зрители уходили со спектакля с возможностью поразмышлять над своей жизнью. Чтобы они подумали, а как бы они поступили в этой ситуации. Это я делаю на уровне своего понимания. Конечно, через 5 лет я сделаю по-другому. Даже сейчас, смотря «Погружение», порываюсь что-то поменять. Но уже не буду ничего менять. В тот период жизни я думал именно так. Не хочу быть тем художником. (Улыбается.) Илья Ефимович Репин приходил в Третьяковскую галерею, где уже висели его работы, и пытался что-то дописать. И Павел Третьяков, ещё будучи живым, запретил ему приходить в галерею. А у Фёдора Михайловича Достоевского, например, не было возможности что-то переписывать. Для него главным было сдать материал побыстрее, чтобы ему заплатили деньги. И он выдавал произведения. Какие-то любил в большей степени, какие-то – в меньшей. Режиссёр – это тоже самое. Сказал, как чувствовал. А если понимаешь, что ты уже вырос, или перерос что-то, то тогда скажи это в новом спектакле.

Что для вас в жизни является важным и главным?

Здоровье моих близких, потому что у меня осталась только мама. И я очень переживаю за её здоровье. И своё тоже. Чтобы оно не пошатнулось, учитывая напряжённый график работы. Мне врачи уже говорят: «Вам нужно меньше нервничать». Три года я не был в отпуске. И, боюсь, что в этом году тоже не поеду. Ещё очень хочется уйти от проектного существования. Хочется определённой стабильности. Чтобы это было постоянное, непрерывное, театральное производство.

При таком бешеном графике хватает ли времени на личную жизнь?

Я очень мало сплю. Бегаю каждое утро уже на протяжении года по шесть километров. Зима, снег, дождь. Вот сегодня был дождь, а я всё равно побежал. Зимой встаю где-то в 6:00, летом – в 5:30. Без будильника. Это помогает мне и подумать, и сконцентрироваться. Я стараюсь ходить в театры. Иногда получается 2 раза в неделю. Это моё хобби. Я очень люблю театр. Бывают такие дни, когда кажется, что нет энергии, хочется махнуть на всё рукой, а потом приходишь в храм искусства, и настроение меняется. Приходишь, смотришь потрясающую постановку. Смотришь на талантливых артистов и думаешь: «Нет-нет. Встану завтра, побегу и тоже что-то сделаю». Пожалуй, и всё. Возраст такой, 35 лет. Сейчас я очень сконцентрирован на карьере, на достижении успехов, на том, чтобы возникло признание внутри отрасли. Это важно. И все, кто говорит, что ему всё равно, что скажут окружающие люди, конечно, лукавят в этот момент. Все мы творим не для себя, не в стол. Мы творим для людей. Сейчас я хочу создавать хорошие спектакли. Вся моя энергия и силы уходят на это.

Author

Поделиться: