ЛЕСТНИЦА В НИКУДА

Юлия Кулагина

На фото — София Сливина в роли Марии Стюарт © Елена Лапина / МТЮЗ

Лейтмотивом спектакля «Мария Стюарт» в МТЮЗе в постановке режиссёра Петра Шерешевского станет хит группы «Led Zeppelin» «Stairway to Heaven» — «Лестница в небеса». На сцене – арка, увешанная золотой мишурой, яркие софиты освещают подиум перед ней – студийная декорация для записи очередных «Старых песен о главном». Спектакль в таком же ритме и начнётся: «Led Zeppelin» сменится сладеньким «Братцем Луи» «Modern Talking», затем рэп баттлом, где в качестве текстов будут слова шиллеровской трагедии, перекинется в рок-концерт, и из мешанины жанров родится пронзительная история о стоимости власти, жизни и смерти.

Эта леди твердит:
Злато всё, что блестит,
И она купит лестницу в небо.
Стоит слово сказать —
И своё можно взять
В час, когда не достать даже хлеба.
«Лестница в небо». (перевод Владимира Бойко)

Бешеный калейдоскоп как приём выбран режиссёром не случайно — в пестроте и мгновенности смены кадров и тактов – не только ритм сегодняшнего стремительно мчащегося неизвестно куда мира, но и краткость и хрупкость самой человеческой жизни.  На сцене физически тесно – симультанность предполагает несколько мест действия, поэтому везде много мебели, лица актёров крупным планом на большом экране – всё видно, ни за чем не спрячешься, все напоказ. И не только потому, что жизнь коронованных и, в разной степени, августейших персон всегда под прицелом камер, и все тайны обязательно должны быть вывернуты и опубликованы.

На фото — сцена из спектакля © Елена Лапина / МТЮЗ

Как и в предыдущем спектакле Шерешевского «Тайм-аут», где история скромного соцработника разворачивалась в космическую притчу о людях как игрушках богов, романтическая трагедия Шиллера становится эпическим сказанием о размере человека относительно истории и физиономии каждого отдельного индивидуума с точки зрения высшей справедливости и того самого Суда, на котором все как-то надеются проскочить.

Первой на сцене появится Мария (София Сливина) — бледная, со стянутыми в хвост волосами, в очень узнаваемой арестантской робе, она сопротивляется происходящему из последних сил.

Вообще, в течение всего спектакля будет много хорошо узнаваемых вещей. Зашифрованные всё в том же быстром ритме, они вспыхивают мгновенными искрами и оттого обжигают острее.

Мария измучена, она очень устала. Её умение пробуждать сильные страсти и необыкновенную любовь в мужчинах остались далеко за стенами камеры, и лишь воспоминания о былой силе и упрямо-детская убеждённость в собственной правоте, умноженная на такое же детское изумление перед несправедливостью, дают силы держать спину прямо. Мария Шерешевского – трагическая героиня сегодняшнего времени, когда личное достоинство и конкретная справедливость важнее любых идеологических соображений. 

На фото — Игорь Балалаев в роли графа Лестера и Виктория Верберг в роли Елизаветы © Елена Лапина / МТЮЗ

Но, кажется, смысловые акценты спектакля смещены на королеву английскую в замечательном исполнении Виктории Верберг. Её монаршая особа — всеядное существо, паучиха, сидящая в центре сложной, запутанной паутины. Её длинные, гибкие, сгибающиеся под любым нужным углом лапы дотянутся куда и до кого угодно. Кому-то она впрыскивает яд медленного действия, кого-то убивает мгновенно точным ударом августейших жвал. Но итог один – паучиха может быть только одна, и все враги и неугодные друзья будут без остатка переварены.

С момента появления в спектакле Елизаветы – мятой, несвежей, в неглиже, похабно оседлавшей любовника, ритмы спектакля начнут всё четче сливаться в единый – громкий, тревожный, бьющий по ушам почти набат горячего и гневного изумления всем происходящим.

Елизавета Верберг омерзительно убедительна, неотразимо пошла, как в зеркале в ней дробятся и отражаются все лица и тренды нынешней эпохи. Королева всесильна и вездесуща, но, кое с чем не сможет совладать даже она. Елизавета осознает свою уязвимость при встрече с Марией, и в этот момент актриса превращает свою героиню в чудовище — символ ненасытной, дьявольски изобретательной старости, пожирающей чужую молодость, жизнь и силу в отчаянном, слепом, не рассуждающем желании выжить.

На фото — сцена из спектакля © Елена Лапина / МТЮЗ

В спектакле Петра Шерешевского нет красивых людей, нет чистоты романтического воздуха. Он плотно застроен, все герои, кроме постепенно истаивающей Марии, – избыточно телесны, и по обилию физиологии всё происходящее больше похоже на гиньоль. Это вызывает досадливое раздражение не только у барона Берли – умного, всё понимающего цепного пса королевы очень хорошо играет Сергей Погосян. Пожалуй, он тут один из немногих, кто знает про долг и верность, но именно поэтому его и назначат виновным. И это единственное, чего барон так и не поймёт.

В финале спектакля на сцене вновь появится арка с золотой мишурой, вновь включатся софиты, грянет музыка и стильно одетая королева английская победительно встанет у микрофона. Человеческая природа удручающе неизменна, несмотря на все подсказки и шиллеровский пафос, но почему-то от этого факта все равно становится очень больно.

Эта леди твердит:
Злато всё, что блестит,
И она купит лестницу в небо.
Стоит слово сказать —
И своё можно взять
В час, когда не достать даже хлеба.

«Лестница в небо». (перевод Владимира Бойко)

Поделиться:

Добавить комментарий