МАРИЯ САПИЖАК: «ТЕАТРУ ПОРА СТАНОВИТЬСЯ ЭКОЛОГИЧНЫМ»

На фото — программный директор фестиваля «Экотопия» Мария Сапижак

Совсем скоро, 26 ноября, в Санкт-Петербурге на Новой сцене Александринского театра откроется Первый всероссийский фестиваль зелёного театра «Экотопия». Об идее фестиваля, его участниках, экологии и документальном театре нам рассказала программный директор фестиваля Мария Сапижак.

Как возникла идея фестиваля «Экотопия»? Почему вы решили посвятить его теме экологии?

Идея фестиваля родилась из желания создать какое-то общее пространство для творческих ребят, которые в своих работах хотят обращаться к теме экологии и экологичности. Началось всё с того, что у меня самой был и есть спектакль Eco To Go, который едва ли подходит для того, чтобы играться на каких-то институциональных площадках или в репертуарных театрах. Потом я узнала ещё о нескольких интересных спектаклях на ту же тему, и вот, с коллегами из Фонда «Культурная политика» мы подумали, а почему бы не показать их в каком-то концентрированном формате фестиваля, чтобы это было не только театральным, но и социальным событием. Стали думать о концепции, решили сделать ещё и лабораторию. Как мне кажется, пока в России нет какого-то инструментария для создания эко-спектаклей и захотелось зайти именно в эту «слепую зону». А почему именно про экологию – потому что лично меня эта тема волнует как человека. И вокруг меня довольно много людей, которых она тоже волнует. Не хочу формулировать тезис а-ля «театр должен говорить о важных социально-политических вещах», потому что театр глобально никому ничего не должен. Наверное, точнее будет фраза «театр должен говорить о вещах, важных для того, кто этим театром занимается».

Сколько команд подали свои заявки? Как проходит отбор проектов?

В общей сложности у нас было около 120 заявок из более чем 30 регионов России и даже несколько из-за рубежа. Отбор проводился мною, драматургом Алиной Шклярской, художником Анастасией Лепинской и хореографом Анной Будановой по сформированным заранее критериям. Ясно, что критерии довольно условные – например, «соответствие заявки теме лаборатории» или «осуществимость проекта в рамках лаборатории» – но они, в любом случае, были нужны для формирования какой-то общей системы координат. Каждая из кураторок сформировала свой лонг-лист заявок, затем мы очень долго всё обсуждали, спорили, даже защищали свой выбор, в этот процесс также включились и наши коллеги из Александринского театра. В конце концов мы все пришли к шорт-листу из 6 заявок. Это, действительно, было очень непросто, и хотелось бы, конечно, взять в программу и больше, но у нас есть ограничения и по бюджету, и по физическим возможностям – как и на любом фестивале. Могу сказать, что на финальную выборку заявок повлияло еще 2 фактора. Первый – это желание представить тему экологии и экологичности с разной оптикой, в разных жанрах и с разными авторскими подходами – это важно для того, чтобы этот фестиваль стал реальной платформой для коммуникации и дискуссии, а не стерильным пространством. И еще это, конечно, про охват разнообразной аудитории. Второй фактор – региональный аспект. Для нас было важно пригласить в лабораторию n-ное количество ребят из регионов. Потому что, кажется, в Москве и Санкт-Петербурге с осмыслением экологии и экологичности средствами современного искусства уже всё нормально более-менее, а в регионах такой тенденции пока нет. И, конечно, у нас, как у кураторов, есть надежда – ни к чему не обязывающая участников, что опыт участия в таком проекте поможет им развивать эту линию в своих городах.
Уже на этапе отбора заявок и формирования шорт-листа мы приняли решение помимо непосредственно лабораторных проектов реализовать еще и параллельную программу из тех заявок, которые показались нам интересными для размещения в фойе Новой Сцены Александринского театра – это несколько перформансов и инсталляций. Так что программа фестиваля сама собой расширилась в пространственном и жанровом смысле.

В лаборатории принимают участие 6 команд, кто и с какими проектами вошел в эту шестерку?

В проекте «Их голоса» Марина Бурдинская (СПб/Владивосток) даёт голос животным Приморья, которые расскажут зрителям о своей жизни по соседству с людьми и смерти от этого соседства. Татьяна Правдина из Челябинска готовит эскиз антиутопии «Чистомэн», основанной на биографии реально существующего челябинского «супергероя» — экоактивиста. Ольга Пыжова из Москвы работает с документальной пьесой «Золото» о семье, живущей в эпицентре экологической катастрофы, отравляющей всё вокруг. В основе эскиза Ярославии Калесидис (Екатеринбург) – пьеса «Йойк о Сампо» – детская и недетская история о саамах и том, как изменилась жизнь этого малого народа в эпоху антропоцена. Дмитрий Лимбос из Тюмени инициирует, по сути, лабораторию внутри лаборатории с целью онтологического исследования темы мусора, и вместе с командой стремится создать кросс-жанровое действо «Вы точно не мусор?». А тандем Татьяны Ра и Татьяны Мищенко (СПб/Москва) с ропот-оперой «Рассерженные вещи» делают субъектом предметы одежды, которые становятся перформерами наравне с людьми.

На фото — спектакль Алексея Нарутто «Чёрное небо» © соцсети фестиваля

Команды, как я понимаю, представляют эскизы потенциальных постановок. Какова их судьба в дальнейшем?

Да, верно, в рамках лаборатории ребята готовят эскизы своих спектаклей и перформансов, которые будут обсуждаться приглашёнными экспертами в конце каждого фестивального дня. Мы, как организаторы фестиваля, к сожалению, не можем дать каких-то четких гарантий относительно того, что будет с этими эскизами дальше, но, во-первых, на показы мы приглашаем также представителей разных независимых театральных площадок и продюсеров, которые могут заинтересоваться будущим определенного эскиза, а во-вторых, мы готовы оказывать посильную PR-поддержку и информационную помощь тем, кто захочет развивать свой проект дальше.

А как сделать спектакль исключительно экологичными средствами? Возможно ли это?

Никак. Жизнь вообще довольно неэкологична. Но речь же идёт не об отсутствии влияния на окружающую среду, а об уменьшении степени вреда этого влияния. Это первое. А второе – «экологичность» довольно широкое понятие. Оно включает в себя построение здоровой коммуникации, установление горизонтальных связей, понимание своей ответственности, бережное отношение к коллегам, зрителям, пространству – и в этом смысле, мне кажется, любому театру давно пора становиться экологичным.

В программе фестивале, в основном, документальные постановки…

Я бы не сказала, что «в основном документальные постановки». Мы, наоборот, стремились собрать программу из разных жанров, направлений и подходов. Конечно, есть некоторый «перекос» в количестве работ (1 спектакль в пуле основной программы, 2 эскиза), основанных на документальном материале, но это получилось не по какому-то умыслу. Я думаю, это специфика выбранной темы – как и многих других остро-социальных тем: происходит реактивный и острый ответ на проблему, и часто самым точным выражением этого ответа в моменте становится документ.

Какие жанры документального театра представлены в программе? Как формировалась программа? Что такое документ в театре?

Частично ответила на этот вопрос в предыдущем пункте. Это странно, но я не отвечу однозначно на вопрос про жанры, потому с некоторыми участниками мы, даже в совместном поиске, не нашли емкого слова для его определения. Вербатимов в чистом виде нет. Правильнее будет сказать, что, изначально взятый за основу, документ является лишь отправной точкой для авторской рефлексии, выражения своего впечатления и выстраивания композиции, наконец. «Документ в театре» лично я понимаю широко – документом может быть как что-то фиксирующее реальность (дневники, протоколы, переписки), так и сам человек как субъект.

На фото — спектакль Марии Сапижак Eco To Go © соцсети спектакля

Фестиваль проходит впервые, есть ли планы сделать его тематическим? Обращать внимание на конкретные экологические проблемы? Или фестиваль, в принципе, разовая акция?

Нам бы очень хотелось, чтобы фестиваль жил и дальше, проходил ежегодно, может быть, не только в Санкт-Петербурге, и имел возможность приглашать больше авторов проектов и обеспечивать их большими ресурсами, чем сейчас. Словом, да, хотелось бы разрастаться и крепнуть. Вряд ли мы будем как-то сужать тематику и, тем самым, создавать какие-то дополнительные ограничения. Это же не научная конференция, а площадка для творческой реализации и развития современного искусства.

Какого зрителя вы ждете на фестивале?

Открытого. Я убеждена, что программа фестиваля сформирована таким образом, что нечто интересное для себя найдут ценители разных жанров, и взрослый, и ребенок, и убежденный эко-активист, и человек, только начинающий внедрять свою жизнь эко-привычки, и человек, который вообще этим не занимается или, в целом, не видит никакого смысла в экологической деятельности. Мы — за поле для дискуссии и коммуникацию, а это возможно только при открытости восприятия.

%d такие блоггеры, как: