ЧАРДАШ В СТИЛЕ МОДЕРН

Фото © пресс-служба/Театр Оперетты

95-ый сезон Московский театр оперетты открывает июньской премьерой – «Королевой чардаша» Имре Кальмана в постановке Валерия Архипова.

За долгую историю театра московская публика видела пять постановок этой оперетты. Впервые одно из самых знаменитых творений композитора появилось в России во время Первой мировой войны, когда Австро-Венгрия (родина «Королевы чардаша») была вражеским государством. В связи с этим обстоятельством произведение получило новое название: на русской сцене появилась «Сильва». Некоторые персонажи также изменили имена. Четыре постановки в Московской оперетте шли под этим же названием, а пятой было решено вернуть первоначальное. Однако, невзирая на политические и иные сложности, в центре внимания оперетты оставалась история любви успешной артистки варьете и молодого князя. Залогом успеха у зрителей являлся не только лирический сюжет со свойственным жанру хэппи-эндом, но и великолепная музыка Имре Кальмана. Многие арии из «Королевы чардаша» имеют успех отдельно от постановок и украшают репертуар лучших мировых вокалистов.

Оперетта Кальмана выстроена так, что предоставляет возможность блеснуть артистам всех поколений. Роли Цецилии, Ферри, Князя, Мишки великолепно исполняют мэтры театра, главные герои традиционно воплощаются ведущими солистами, не обходится и без ярких дебютов — роли Бони и Стаси словно созданы для того, чтобы ярко заявить о себе.

«Королева чардаша» версии 2021 года оформлена в стиле модерн. Художник-постановщик спектакля Вячеслав Окунев поставил задачу воссоздать на сцене атмосферу Вены и Будапешта начала ХХ века. В декорациях и костюмах использованы основные черты стиля: плавные, изогнутые линии, растительные орнаменты, драпировки, витражи. В одном из фонов узнаваемы мотивы конструкции, являющейся одной из символов модерна — изогнутое основание Эйфелевой башни. Фантазийная сцена варьете, столики с классическими венскими стульями в первом действии сменяются бальной залой в особняке княгини Цецилии во втором. Чардаш — вальсом, костюмы танцовщиц — туалетами светских дам, а букеты, преподнесенные актрисе, — пальмами в оранжерее. Присущая модерну декоративность становится более насыщенной, даже подавляющей, подчеркивая тем самым отсутствие свободы и искренности в таком роскошном княжеском доме.

Как и положено по сюжету, на сцене царит королева. Величественная, сильная, красивая. Но не главная героиня Сильва Вареску, а княгиня Цецилия фон Вайлерсхейм в исполнении примы Московской оперетты Елена Зайцевой. Это тот случай, когда прекрасный вокал гармонично соединяется с драматической игрой. За героиней интересно наблюдать, так как сквозь ее аристократическую холодность проскальзывают живые чувства: и ностальгия по прежней жизни, когда она была звездой того же варьете, где сейчас блистает Сильва, и тревога за сына, и радость от встречи с прежними друзьями. Королеву традиционно играет свита, так и Цецилию поддерживает и дополняет все старшее поколение артистов: Леонид Бахталин (Ферри), Дмитрий Лебедев (Мишка), Александр Маркелов (Князь). Именно эти персонажи двигают сюжет, придают ему динамику, в отличие от несколько статичных и спокойных главных героев Эдвина (Павел Иванов) и Сильвы (Анна Золотова).

Для Анны Золотовой роль Сильвы стала дебютом на сцене Московской оперетты. До этого основными работами артистки были роли оперного репертуара. Возможно, именно этот переход в иной жанр сказался на драматической составляющей роли. Сильве не хватало искренности, легкости. В исполнении Анны Золотовой она очень сдержанна: в чувствах, в пластике, в диалогах. С самого начала в ней чувствуется излишняя трагичность, она сама словно не верит в возможность собственного счастья. И сохраняет этот настрой на протяжении всего действия. Такая главная героиня смотрелась бы гармонично в первом варианте «Королевы чардаша», задуманном Кальманом без счастливого финала. Оперетта должна была завершиться расставанием героев. Но в итоге авторы были вынуждены дописать третье действие, соединяющее всех влюбленных и дарящее традиционный для оперетты заряд позитива.

К сожалению, живости центральной паре не добавляет и Эдвин в исполнении Павла Иванова. Артист демонстрирует те же актерские приемы, что уже были использованы им в прежних работах. На сцене вновь типичный герой, дополненный парой акцентов. Отличительными чертами Эдвина становятся прохладный аристократизм и ирония. В нем нет особой заинтересованности происходящим, а любовь к Сильве выглядит капризом избалованного мальчика. И если бы вышеперечисленные качества стали бы не случайными штрихами, а характером, по-другому бы смотрелась и Сильва. Была бы ясна ее сдержанность и печаль. Но получился лишь набросок этой истории, скупо рассказанный, но великолепно спетый.

Спектакль представил публике Театра Оперетты яркого дебютанта: Дмитрия Никанорова в роли Бони. Он, как и Анна Золотова, приглашенный артист, занятый прежде в операх. Граф Альмавива, Ленский, теперь Бони — уже по перечисленным ролям ясно, что артист демонстрирует талант подвижный и яркий. Возможно, Дмитрий Никаноров, мог бы найти себя в жанре мюзикла, где мобильность и разносторонность актерского дарования всегда востребованы. Вместе с Ольгой Белохвостовой (графиня Стаси) они создают прекрасный дуэт.

Режиссер Валерий Архипов выступил и хореографом-постановщиком «Королевы чардаша». Совмещение двух функций привело к тому, что изящество номеров-вальсов и зажигательных чардашей или ансамблевых сцен, сменялось скромностью мизансцен драматических отрывков. И если в ариях музыка сама подсказывает движения, пластику, внутреннюю наполненность, то, оставшись без ее поддержки (и без скрупулезно разработанных режиссером внутренних историй), некоторые артисты теряются. Казалось бы: при столь ярком оформлении у исполнителей должно было быть больше возможностей для живого, оправданного действия. Однако все решено стандартными мизансценам: влюбленные разошлись по разным краям сцены для того, чтобы на сильную долю в музыке сойтись в объятии, для сольного номера артист забирается на высокую точку (сцена, стойка, лестница), в сцене признания нужно встать на колени, приложить руку ко лбу при страдании — количество штампов поражает. Стоит отметить, что в прежних постановках Валерия Архипова (мюзиклы «Любовь и голуби», «Доходное место») подобных «особенностей» не было. Причина столь явного доминирования музыкальной составляющей весьма проста: скорее всего, режиссера сдерживала популярность мелодий и известность постановки. В подобной ситуации создавать что-то новое — риск, а потому был выбран наиболее очевидный путь: поставить классическую «Королеву чардаша» в новой упаковке. Несмотря на некоторую предсказуемость, спектакль получился стильным и зрелищным. Он оправдывает все ожидания публики от жанра оперетты — яркость, любовная лирика, комические персонажи, известная музыка, красивые декорации и костюмы, любимые артисты на сцене, а потому несомненно найдет своего зрителя.

Фотографии предоставлены пресс-службой Театра Оперетты

%d такие блоггеры, как: