С 2018 года в рамках Всероссийского фестиваля театрального искусства для детей «Арлекин», в Белом зале Санкт-Петербургского государственного детского музыкального театра «Зазеркалье», ежегодно проходит Лаборатория конкурса новой драматургии для детей и подростков «Маленькая Ремарка». Пьесы для участия в лаборатории из первых позиций шорт-листа отбирает один из ридеров конкурса и директор фестиваля Марина Корнакова. Она же занимается поиском режиссёров. Главное требование к эскизу – не сокращать текст пьесы и не менять порядок сцен.

В этом году из-за очень насыщенной программы фестиваля оказалось невозможно выделить для лаборатории «Маленькой Ремарки» отдельный день, и показы эскизов проходили в течение трёх дней, с 12-го по 14-е июня.

Эскиз по пьесе Юлии Бочаровой «Про умные линзы, Лёху с Алёной и кинжал из дамасской стали» стал самым продолжительным за всю историю «Маленькой Ремарки» – показ длился почти три часа. Сюжет строится вокруг консультаций подростков с психологом. Лёха пришёл на приём с виртуальным кинжалом в груди. Его видят окружающие, но прикоснуться и вытащить невозможно – обжигает и не поддаётся. Проблема возникла во время расставания с девушкой, и в первой половине пьесы мы узнаём историю знакомства и отношений с Алёной. Постепенно действие смещается из воспоминаний в настоящее. Устав от бесплодных попыток расстаться с кинжалом, парень прыгает с крыши на даче, к счастью, отделавшись лишь переломами. Это событие подталкивает сначала Мишу, Лёшиного друга, а затем и Алёну тоже прийти к психологу. Взаимоотношения ребят выстроились в некую фигуру, которую язык не поворачивается назвать любовным треугольником, но напряжения в этой системе хватает. Алексей привык всё контролировать, он пытается давить на Алёну, и та выходит из стрессовой ситуации единственным известным ей способом – бегством. А Мише очень уютно рядом с кем-то ярким, на вторых ролях. Когда у Лёхи появилась девушка, он поначалу стал ревновать друга, проявлять собственную волю и, утратив на этой почве контакт с товарищем, потянулся к Алёне. Подобный поворот может показаться странным, но, на самом деле, это естественный процесс поиска напарника, который помогает взрослеть, определяя самость через другого. По сути, боль каждого из них – это история трёх разных одиночеств и готовности подростков принять на себя ответственность за кого-то, сопряжённой с неумением это делать. А для девушки это ещё и страх: когда ей было десять лет, пьяный отец на её глазах убил хорошего человека, к которому девочка испытывала сильную привязанность. С тех пор Алёна очень сильно боится подпускать кого-то близко – ей кажется, что вновь может произойти нечто непоправимое. Постепенно, в контакте с чутким взрослым все трое подростков чему-то учатся, и диалоги явно преобладают над действием. Именно возникновение доверия старшему, возможность принять помощь и пойти дальше становится главным событием.                                       

В этой пьесе интересно раскрывается тема «усыновления родителя». Это словосочетание часто можно услышать в обсуждениях эскизов «Маленькой Ремарки». Оно обозначает тот этап взросления, когда подросток начинает видеть не только ошибки старших, но и слабости, принимать их, беря родителей под опеку. На протяжении множества сюжетов ридеры «Маленькой Ремарки» и зрители лаборатории наблюдали, насколько разным может быть этот процесс. В случае с Лёхой важным фактором оказалась его финансовая независимость. Как правильно почувствовать своё место в мире, если взрослые говорят о необходимости учиться, а ты уже сейчас можешь полностью обеспечить семью и явно лучше социализирован, чем твоя одинокая мама? К финалу Лёха с Алёной получают все необходимые ответы и остаются вместе.

Актёры и режиссёр Александр Баркар, который играл в эскизе все второстепенные мужские роли, иногда позволяли себе чуть-чуть отстраняться и комментировать происходящее, сбивая излишнюю серьёзность, присущую пьесе. Но пара подобных моментов не изменила общее впечатление от эскиза: представив текст, режиссёр не сделал с ним ничего, не привнес в эскиз собственно режиссерского взгляда.

Эскиз Анастасии Быцань по пьесе Ольги Потаповой «Егор, ты где?» оказался намного более органичным, чутким по отношению к природе текста.

Девятилетнему Егору, конечно, ещё рано думать о принятии части ответственности за родителей, но мальчика ждёт инициация другого рода. Его родители в разводе и, хотя они по очереди забирают сына из школы и постоянно пытаются быть с ним в диалоге, ребёнок не чувствует в старших опоры. Устав от бесконечных ссор родителей, Егор обманывает их, чтобы остаться в одиночестве, отправляется искать дом бабушки, теряется и смещается в другую реальность – полузабытых вещей, людей и мест. Фантастика вплетается в сюжет очень мягко, легко. На обсуждении эскиза много говорили о том, как обманчива эта лёгкость и как можно было бы передать настроение и хрупкость «пыльного мира» средствами кукольного театра или анимации.

В путешествии Егор встречает коллекционера старых вещей Юру и вместе с ещё несколькими персонажами добирается до дома бабушки. Внутри мальчик сталкивается с видениями из семейных воспоминаний и понимает, что старший проводник был его прадедом. Но уже не может с ним поговорить – всё стремительно обращается в прах, рассыпаясь от прикосновений. Из пылевой бури мальчишку вытаскивает и возвращает домой местный поисковый отряд. Родителей Егора и сотрудников службы поиска играли одни и те же актёры. Это «волшебное двойничество» подчёркивало один из главных мотивов пьесы: связь между членами рода не способны разорвать ни смерть, ни обман. Мальчик возвращается из другого мира в компании собственного страха: Егор явно потерял его (точнее, её: девочку-страх зовут Ариша), когда наврал родителям и отправился по незнакомому маршруту один. С другой стороны, если бы он не проявил решимость, на время забыв о страхе, то никогда бы не познакомился с Юрой и не достиг цели своего путешествия.

Конечно, тема «мостика через поколение», когда более свободные от забот мудрые дедушки вводят подростков во взрослый мир и становятся объединяющим началом между внуками и их вечно занятыми родителями, тоже возникает на «Маленькой Ремарке» далеко не впервые. Тем интереснее наблюдать необычное развитие сюжета, когда герой делает ещё один шаг назад по лестнице поколений и находит то, что связывает его с близкими, в пространстве памяти. 

В пьесе Полины Бородиной «Рыба и шоколад» театр становится местом первой встречи подростков – Андрея и Маши – из двух, казалось бы, совершенно разных учебных заведений – спецшколы закрытого типа и балетной школы. После пикировки на спектакле, где парни бесстыдно шелестели пакетом с чипсами прямо в сцене признания Ромео, контакт казался невозможным. Но Андрей находит потерянный Машей смартфон и решает его вернуть. Существование в условиях постоянного контроля, доходящего до абсурда, делает опыт будущей балерины и ученика спецшколы во многом схожим, поэтому постепенно между ними возникает симпатия и взаимопонимание. Пришедшее чувство меняет жизнь – Машу исключают за дисциплинарные нарушения, проще говоря, попытки уйти на свидание, а для Андрея больше ничего не значит авторитет в классе «трудных подростков», и он просит директора помочь с возвращением в обычную школу. В конце истории оба видят если не полузабытую свободу, то хотя бы её зарю. Впрочем, для Маши сложившаяся ситуация – маленький личный крах: внезапно закончился жизненный этап, не будет карьеры в балете, нужно возвращаться в другой город, где живёт мама…

На обсуждении возникла довольно длинная дискуссия о «слащавости финала». Возможно, такому впечатлению поспособствовала лирическая мелодия, звучавшая в последних секундах эскиза, когда Маша готовит Андрея к знакомству с мамой. Но пьеса сама по себе отнюдь не играет с подростками в поддавки: сделав свой выбор, они оказались перед вызовами, которые ребятам ещё только предстоит принять. И совершенно непонятно, как сложится их дальнейшая судьба.

На протяжении всех сезонов лаборатория «Маленькой Ремарки» остаётся открытым полем для диалога. За четыре года я не помню ни одного вялого обсуждения, спектр мнений таков, что в каждой беседе можно услышать что-то новое – о пьесе, об отличиях зрительского восприятия детей, подростков и взрослых, об «эмоциональных качелях», с которыми приходится сталкиваться подросткам, о разнице между выразительными средствами драматического театра и театра кукол… Подобные разговоры дают возможность учиться, поскольку речь идёт не только о конкретных смыслах, связанных с обсуждаемым эскизом, но и о теоретических вопросах, о путях развития театра и литературы для подростков. Дискуссии, возникающие на лаборатории «Маленькой Ремарки» — это всегда совместное исследование пьесы и очень важное дополнение к одиночной работе ридера.  

%d такие блоггеры, как: