ТВОЙ ШАНС: ОТ ШЕКСПИРА ДО ВЕРБАТИМА

На фото – ГРАН-ПРИ фестиваля спектакль Высшей школы сценических искусств «Мария Стюарт». Предоставлено пресс-службой

В апреле в Театральном центре СТД РФ «На Страстном» прошел XVII Московский международный фестиваль студенческих спектаклей «Твой шанс».

В 2021 году в афише было восемнадцать спектаклей из театральных вузов Перми, Челябинска, Екатеринбурга, Саратова, Ярославля, Санкт-Петербурга и Москвы. 

Разброс материала, к которому обращались студенты и их мастера, едва ли не в три раза шире, чем география фестиваля. Это и классические тексты – «Идиот» Ф.М. Достоевского или «Мария Стюарт» Фридриха Шиллера и «На дне» Максима Горького, пьесы А.П. Чехова, Александра Володина, Ульриха Хуба и Славомира Мрожека. Были спектакли по пьесам современных драматургов: Маши Конторович «Пол это лава, а Маша шалава» и Екатерины Мавроматис «Молоко», а также написанный Марией Соловьевой текст, созданный на основе интервью, которые студенты взяли у своих родителей.

Таким же разнообразием, как и названия, отличались и подходы: на фестивале были и традиционные драматические спектакли, например, «Утиная охота» Ярославского института с минималистскими декорациями в виде подвешенного стола, который был одновременно и будущим гробом Зилова, или «Мальчики» студентов ВГИКа по розовской адаптации «Братьев Карамазовых», так и неожиданные сценические решения.

На фото – спектакль «Чайки» СПАГТИ. Курс Руслана Кудашова

Валерий Гаркалин и его студенты с факультета эстрады ГИТИСа, соединили в спектакле две одноактные пьесы польского писателя Славомира Мрожека «В открытом море» и «Дом на границе». Главной темой, связавшей их, был выбор человека в безвыходной ситуации – на плоту или даже в собственном доме. Каждая из частей пластически и музыкально жёстко простроена: точно выверенные и утрированные движения, слишком выразительная мимика снижают градус серьезности и безнадежности. При этом рисунок второй части Гаркалин фиксирует гораздо жестче, создавая ритмизированную читку, где актеры, вслух называют свои имена и все свои действия. Такое гротескное существование актеров создает общее ощущение клоунады, и этим же оправдывается абсурдность ситуаций и поведения персонажей – они могут пропустить через свою кровать контрабандиста или решить убить человека, потому что не хочется есть горошек.

Подобный формат соседства двух произведений выбрали и студенты мастерской Георгия Исаакяна для своей музыкальной работы по мотивам оперы Бриттена «Сон в летнюю ночь» и Пёрселла «Королева фей».

Были на фестивале и более насыщенные по ритму спектакли, например, «Чайки», сделанные курсом главного режиссера петербургского БТК (Большого театра кукол) Руслана Кудашова, похожие на этюдную мозаику по мотивам известной пьесы, куда поместились и маленькая чайка на трости и большая бумажная конструкция летящей в темноте птицы. В ней оказалось место и для кукольного дома с картонными чеховскими персонажами и «миру животных» с одной несчастливой чайкой. Дополнила линию спектаклей по произведениям Чехова работа студентов института имени Щукина «Палата № 6», в которой вместе оказались четыре актера и четыре желтые куклы.

На фото – спектакль «Мама, папа, я», Саратовская государственная консерватория им. Собинова, курс Артёма Кузина

Самым неожиданным по материалу был вербатим Театрального института Саратовской государственной консерватории им. Л.В. Собинова курса Артема Кузина, который вместе со студентами сочинил собственную историю об их отношениях с родителями. Спектакль разбит на эпизоды, где студенты играют себя или родителей своих однокурсников – они задают им неудобные вопросы, которые в обычной жизни зачастую замалчиваются – чувствуют ли они вину перед своим ребенком, гордятся ли они им, что думают о выбранной профессии. Разговоры разбавлены музыкальными композициями – любимыми песнями родителей и детей от «А нам все равно» до «Je veux zaz», которые с одной стороны, логично разделяли истории, с другой, создавали спектаклю дополнительный контекст и объем. Очень важной оказалась терапевтическая составляющая спектакля и работы над ним, ведь на откровенный разговор с родителями иногда трудно решиться без повода. По словам Артема Кузина, многим этот процесс помог увидеть и осознать проблемы в отношениях с родителями, для которых эти вопросы тоже, вероятно, могли спровоцировать собственные внутренние размышления о своих детях, об их воспитании, отходящие зачастую на второй план в постоянной бытовой суете. Такое смелое и честное отношение к себе и к родителям, в отличие от поведения Гамлета в постановке мастерской Сергея Женовача, вовсе не инфантильное и не наивное, но, наоборот, требующее большой ответственности перед собой и другими.

На фото – спектакль Егора Трухина «Гамлет», ГИТИС, курс Сергея Женовача

«Гамлет», поставленный студентом выпускного курса ГИТИСа Егором Трухиным, напоминает монтаж с закадровым детским голосом самого Гамлета, который все еще не понимает быть ему или не быть. Режиссер делает акцент на том, что Гамлет – инфантильный ребенок, который пишет матерные обзывательства и не умеет вести себя – закидывает ноги на обеденный стол, из-за кривляний падает со стула. Трагедия в том, что именно с этим ребенком случается множественное расщепление личности – особенно это чувствуется в сцене, когда все актеры с выбеленными лицами в одинаковым черных костюмах и шапках раскладывают по сцене черепа, которые один из них достает из-под сцены. Шесть Гамлетов умножают на сцене смерть.

Интересными работами стали «Идиот» Екатеринбургского государственного института с пластическими сценами и языками пламени, хореографических «Ромео и Джульетта» в постановке Аллы Сигаловой и «Убежище 42-44» Пермского института культуры о Холокосте.

Среди такого многообразия форм и смыслов лучшим дипломным спектаклем стала «Мария Стюарт» выпускного курса Константина Райкина в постановке актера театра «Сатирикон» Якова Ломкина из Высшей школы сценических искусств.

Фотографии предоставлены пресс-службой

%d такие блоггеры, как: