НАДО ВЕЧНО ПЕТЬ И ПЛАКАТЬ…

Свой юбилейный сезон Российский Национальный оркестр под руководством Михаила Плетнева продолжает серией выступлений в Концертном зале им. Чайковского. На этот раз за пульт встал известный дирижер Томас Зандерлинг. Программу концерта составили произведения Чайковского и Глазунова. 

Юбилейный сезон 2020/21 года несмотря на все треволнения и ограничения, вызванные пандемией, для Российского национального оркестра (РНО) проходит и насыщенно, и ярко.  Коллектив, основанный в 1990 году народным артистом России Михаилом Плетнёвым, за три десятилетия своей истории заслужил не только мировую известность и признание в глазах строгой профессиональной аудитории, но и искреннюю любовь широкой публики, для которой приобщение к музыке всегда немного сродни волшебству. Так что, внушительный перечень титулов и званий именитого оркестра, включенного самым авторитетным в Европе журналом о музыке Gramophone в двадцатку лучших оркестров мира, будет равновелик куда более длинному списку его преданных поклонников во всех уголках земного шара.

Мировой авторитет коллектива, созданного маэстро Плетнёвым, зиждется на могучем фундаменте русской культуры – не случайно оркестр носит имя национального. Один из выдающихся дирижеров современности – маэстро Кент Нагано, с которым РНО связан узами давнего плодотворного сотрудничества, пожалуй, точнее всего сформулировал «секрет» успеха этого оркестра: «У РНО вы чувствуете ярко выраженный характер, своей игрой оркестр напоминает вам о том, что русская культура — одна из самых великих в мире. Да, они играют блестяще, да, они высокие профессионалы, да, в оркестре много отличных солистов, но за этим есть и нечто большее: традиция великой культуры, которая слышна в их игре».

В разное время с РНО выступали лучшие дирижеры современности: Инго Метцмахер, Владимир Юровский, Шарль Дютуа, Кристоф Эшенбах, Альберто Дзедда и др. И для каждого встреча с оркестром становилась заметной страницей в творчестве. Томас Зандерлинг, руководивший оркестром в этот мартовский вечер в КЗЧ, не исключение.  Сотрудничая с ведущими оркестрами и театрами Европы и Америки, такими как Национальный симфонический оркестр США и Симфонический оркестр Осаки (Япония), Венская государственная опера, Королевский театр Дании или  венецианский театр «Ла Фениче», к выступлениям с РНО маэстро Зандерлинг относится с особым чувством – видимо, сказывается родственность генокодов оркестра и дирижера, воспитанника музыкальной школы при Ленинградской консерватории, достойного продолжателя славной дирижерской династии – его отец, прославленный маэстро Курт Зандерлинг, возглавлял оркестр Ленинградской филармонии. По признанию самого дирижера, именно от отца он унаследовал стиль общения с оркестром, впоследствии отшлифованный Гербертом фон Караяном и Леонардом Бернстайном, у которых Зандерлинг-младший был ассистентом.

Программа концерта была составлена из симфонических редкостей — произведений Петра Ильича Чайковского и Александра Глазунова, исполняемых не слишком часто. В первом отделение прозвучал Концерт для скрипки с оркестром ре мажор, соч. 35, созданный Чайковским весной 1878 года и считающийся одним из самых светлых и оптимистичных в творчестве великого композитора. Еще при жизни Петра Ильича критика признала этот Концерт «одним из оригинальнейших и эффектных сочинений для скрипки». Сольную партию исполнил молодой скрипач Иван Почекин. Возможно, кому-то стиль его исполнения этого сочинения, требующего от музыканта виртуозного владения инструментом, покажется чересчур холодным, рассудочным, однако, эта холодность составляет интересный контраст с той нежной задушевностью, какую вкладывает в музыку Чайковского оркестр.

Второе отделение концерта было отдано Симфонии № 6 до минор, соч. 58 Александра Константиновича Глазунова. Этого композитора с полным основанием можно назвать последним классиком русской музыки, поскольку ему удалось то, что иным его современникам оказалось не под силу – соединить ХIХ век с веком ХХ. В свое время нарком просвещения Луначарский, человек, благодаря которому во многом и уцелела в революционных вихрях «старая» русская культура, авторитетно заявлял, что музыке Глазунова присущи «гармоническая уравновешенность интеллектуального и эмоционального начал, сочетание строгой логики мысли и великолепного мастерства с лирической насыщенностью и «неприметностью» техники, широкая декоративная манера письма и большой размах в использовании выразительных средств оркестра».

Шестая симфония относится к периоду расцвета творческой деятельности композитора, пришедшегося на последние годы XIXстолетия. Мощная созидательная энергия, заключенная в ней, накал музыкальной драматургии очень близок Михаилу Плетнёву. Возможно, именно в этом кроется загадка особого отношения маэстро к этому произведению. Одно из любимейших, оно прожито оркестром и его создателем не один раз. Не будет большим преувеличением сказать, что атомы глазуновской симфонии буквально растворены в крови музыкантов РНО. Нередко приходится видеть, как в аналогичной ситуации, когда тем же произведением дирижирует приглашенный маэстро, а не руководитель коллектива, даже высококлассный оркестр невольно сбивается на не однажды пройденный и хорошо известный проторенный путь…но только не Российский национальный. Чувствовалось с каким азартом и вдохновением музыканты воплощали новые оттенки, предложенные Томасом Зандерлингом.  

В предпоследний вечер марта КЗЧ был наполнен не просто великой музыкой, но светом и радостью, которых всем нам так сейчас не хватает.

Юбилейный сезон РНО продолжается!

Фотографии с сайта оркестра

%d такие блоггеры, как: