«НОРД-ОСТ»: ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ РОССИЙСКОГО МЮЗИКЛА

Артем Рыжихин

На нашем сайте дебют магистранта Санкт-Петербургского государственного университета, факультета свободных искусств и наук Артема Рыжихина. 

Сцена из мюзикла Александра Журбина «Орфей и Эвридика», 1975

Тернистый и извилистый путь мюзикла на отечественную сцену начался ещё во времена СССР. Когда в 1971 году на Бродвее прошла премьера рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда», и слухи об этом сразу же достигли СССР, однако в Союзе постановка была запрещена, так как Иисус Христос – крайне нежелательный религиозный персонаж для советской идеологии. Но, тем не менее, меломаны в СССР обсуждают этот спектакль, и так рождается идея создания первой советской рок-оперы. В 1974 году в Ленинграде встречаются три человека – А. Васильев, А. Журбин и Ю. Дмитрин. Они решили попробовать свои силы в новом жанре, и вскоре мир увидел спектакль под названием «Орфей и Эвридика». Спектакль имел огромный успех в СССР и стал первым российским опытом в направлении мюзикла. Важно понимать, что сам по себе факт создания рок-оперы в нашей стране в условиях почти полной изоляции – это есть попытка создания музыкально-сценического произведения, близкого по сути, форме, структуре, музыкальной стилистике, постановочной эстетике к западному мюзиклу. После «Орфея» композитор Александр Журбин напишет ещё немало музыки к спектаклям мюзиклового типа, которые будут поставлены в России и США, но этот опыт можно скорее отнести к новейшей истории жанра, а не к его истокам.

В Москве эстафету подхватывает композитор Алексей Рыбников, создавая такие советские хиты, как «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» и «Юнона и Авось», которые становятся затем уже и российскими. Параллельно с А. Журбиным и А. Рыбниковым в данном направлении продолжают работать композиторы А. Богословский («Алые паруса»), В. Дашкевич («Пеппи Длинный Чулок»), А. Колкер («Овод»), А. Градский («Стадион»), Л. Квинт («Джордано») и другие.

Вместе с созданием оригинальных спектаклей в СССР, а затем и в новую Россию понемногу начинают проникать постановки западных мюзиклов –наконец российские зрители смогли увидеть рок-оперу «Иисус Христос – суперзвезда», мюзиклы «Чикаго», «42-я улица», «Моя прекрасная леди», «Вестсайдская история», «Волосы» и многие другие.

Адаптация западных спектаклей на российской сцене занимала разное время, но в некоторых случаях этот разрыв впечатляет: так, «Моя прекрасная леди» и «Вестсайдская история» были показаны в нашей стране почти одновременно, спустя 9 лет после их мировых премьер; «Волосы» ждали своего воплощения в России 30 лет; «Чикаго» – 27 лет; «42-я улица» – 22 года; «Иисус Христос – суперзвезда» – 18 лет; польское «Метро» пришло в Россию спустя 8 лет после премьеры; а таким хитам, как «Собор Парижской Богоматери», «Иствикские ведьмы» потребовалось всего 4 года, чтобы завоевать российскую сцену. Такое неравномерное проникновение в Россию связано не только с финансово-организационными проблемами, но и с политическими – как только рухнул «железный занавес», западные спектакли привозить стало намного проще.

Вместе с постановками западных мюзиклов, в России продолжают создавать и ставить оригинальные спектакли – свою деятельность в данном направлении продолжают композиторы А. Рыбников и А. Журбин, к ним подключаются В. Успенский, Л. Бочарова, Л. Воробьёва и И. Зубков, А. Иващенко и Г. Васильев. Стоит так же отметить, что в этот период два мюзикла на русском языке были поставлены за пределами страны («Анна Каренина» В. Успенского в Финляндии, и рок-опера «Такыр» в Казахстане).

Вначале 90-х в Москве открывается «Театр Алексея Рыбникова», в репертуаре которого представлены только спектакли одного композитора. В 1999 году театр получил статус государственного и ведёт свою деятельность до настоящего времени.

Анализируя данную ситуацию, можно смело говорить о том, что для создания оригинального российского мюзикла была подготовлена весьма благодатная почва, которая состоит в первую очередь из советского опыта постановок, а также дополняется показом западных спектаклей, самые успешные из которых шли в то время на российской сцене в Москве и Санкт-Петербурге.

Сцена из мюзикла «Норд-Ост»

«Норд-Ост»

Создатели мюзикла Георгий Васильев и Алексей Иващенко познакомились в начале 1970-х на географическом факультете МГУ – их сблизило увлечение театром, в годы студенчества они поставили несколько спектаклей в университете.  После МГУ Г. Васильев продолжил учёбу в аспирантуре, а А. Иващенко окончил актёрское отделение ВГИКа. В восьмидесятых Иващенко играл в Театре киноактёра, потом — в «Современной опере» А. Рыбникова (сейчас «Театр Алексея Рыбникова»), где был задействован в музыкальной мистерии «Литургия оглашенных».

В 1994 году А. Иващенко и Г. Васильев, оказавшись на Бродвее, посмотрели первый в своей жизни классический мюзикл К. М. Шонберга «Отверженные» по роману В. Гюго, и почти сразу же у них родилась идея привезти спектакль в Россию, создав русскую версию, однако от этой идеи вскоре пришлось отказаться из-за дороговизны лицензии и авторских отчислений.

В 1998 году Г. Васильев и А. Иващенко начали работу по созданию оригинального российского мюзикла «Норд-Ост», пройдя перед этим стажировку в компании К. Макинтоша, что позволило им использовать технологии, которые с успехом применяются при постановке подобных представлений на Бродвее (США) и Уэст-Энде (Великобритания).

По всем прогнозам, первый российский опыт постановки спектакля такого уровня ждало большое будущее. Впервые в России специально под один спектакль был реконструирован и перестроен целый театр (Дворец культуры Московского подшипникового завода), масштабные декорации были встроены в фундамент здания, что делало его театром одного спектакля, а западный принцип ежедневного показа был успешно применен на российской сцене; самолёт-бомбардировщик, который садился прямо на сцену и поворотный круг, в центре которого возникал нос шхуны «Св. Мария» – всё это российский зритель увидел впервые.

Литературным первоисточником мюзикла стал приключенческий роман Вениамина Каверина «Два капитана». Изданный в 1940 году, он стал классикой советской литературы. Динамично развивающийся сюжет о дружбе, предательстве, любви и героизме на смене эпох стал идеальным сюжетом для музыкального спектакля. Тут и российская интеллигенция, и портовые работники, и дореволюционная школа-коммуна, и блошиный рынок, советская Москва, коммунальная квартира, блокадный Ленинград, самобытные ненцы, военные лётчики во главе с товарищем Чкаловым, номенклатурный секретариат, пассажиры на железнодорожном вокзале – всё это поражает своим разнообразием и сценическим воплощением! В 2003 году, уже после трагических событий на Дубровке, спектакль был удостоен высшей театральной премии страны «Золотая маска» в номинациях «Лучший мюзикл» и «Лучшая мужская роль» (её получил актёр Юрий Мазихин за роль Н. А. Татаринова).

«Норд-Ост» был типом мюзикла «sung-through» – спектакль без разговорных диалогов, в котором следует непрерывная последовательность вокальных, танцевальных и музыкальных номеров. На протяжении всего спектакля основными декорациями служили 5 огромных пандусов по всей плоскости сцены. Они поднимались и опускались, как одновременно, так и по отдельности, действие разворачивалось на них и под ними. Конструкция с лёгкостью превращалась то в перрон вокзала, то становилась взлётно-посадочной полосой аэродрома или коридорами советских номенклатурных институций – всё зависело от того, какой номер спектакля шёл в данный момент. Музыкальный язык спектакля «Норд-Ост» органично сочетал в себе традиции классического мюзикла с его джазовыми интонациями и гармониями, а также русского городского романса, широкие и мелодические темы в сольных ариях, а также этнические ритмы и мотивы. В номере «Новый год» очень оригинально передавалось состояние замёрзших людей путём многократного повторения отдельных слогов, как это бывает, когда человек дрожит от холода:

Те-те-те-те-тем, кто учён,

Мо-мо-мо-мороз нипочём,

По-по-потому что нас валенки греют!

В номере «Письмо капитана», когда Мария Васильевна читала письмо покойного мужа, в оркестре звучала мелодия, которая своими интонациями обращалась к теме письма из оперы «Евгений Онегин» П. И. Чайковского –  таким образом композиторы избежали прямого цитирования, но максимально намекнули знающему слушателю о связи мюзикла с русской оперой (письмо было важным элементом спектакля – с помощью его вскрывалось предательство Н. А. Татаринова, из-за него произошла ссора Сани и Ромашова; текст этого же письма звучал в самом начале спектакля после оркестрового вступления). Ещё одним оригинальным решением в мюзикле был номер «Капитаны собственной судьбы», который представлял собой октет для четырёх главных героев – в начале сцены появлялись главные герои Катя, Саня, Валя и Ромашов (актёры детской труппы), в середине к ним присоединялись их взрослые «двойники», затем юные артисты уходили – таким оригинальным способом в спектакле показывался ход времени и переход к дальнейшим событиям. Музыка спектакля характеризовала не только эмоциональное состояние конкретных сцен, но и тот слой общества, который был представлен на данный момент в спектакле: семья Татариновых, массовые сцены с участием народа, секретариат, военные лётчики.

Вкупе со всем перечисленным, успеху «Норд-Оста» способствовала сильная постановочная команда в лице продюсеров и композиторов Г. Иващенко и Г. Васильева, которые впервые в России поставили спектакль по технологии классического американского мюзикла: яркая музыка, профессиональная хореография, высококлассные артисты и большая детская труппа (юные актёры играли главных героев в детстве). Мюзикл «Норд-Ост» шёл в Москве в формате западного показа, то есть когда спектакль идёт каждый день на протяжении длительного периода времени. Продюсеры планировали показывать мюзикл не менее трёх лет, однако из-за теракта спектакль прошёл всего половину этого срока с перерывом на 3 месяца для восстановления.

Последствия теракта

Трагические события в Театре на Дубровке в октябре 2002 года нанесли удар по всей индустрии мюзикла в Москве – вслед за «Норд-Остом» закрываются успешные проекты «42-я улица» и «Чикаго», а новый мюзикл И. Зубкова «12 стульев» продержался на сцене всего 8 месяцев (впоследствии спектакль получил новую жизнь на сценах других российских театров). Разговоры о новых постановках утихли, в других московских театрах так же наблюдался мощный отток публики.

После тщательного выбора мест для нападения террористы остановились на трёх точках города – Театр МДМ, Театр эстрады и Театр на Дубровке. Причины, по которым террористы выбрали именно «Норд-Ост», лежат на поверхности и носят сугубо политический характер. По словам продюсера Г. Васильева, который всё время был в зале вместе с заложниками, он задал этот вопрос террористам, на что получил ответ, что «Норд-Ост» – русский мюзикл, а в интересах террористов было произвести захват именно граждан РФ. После такого заявления сразу напрашивается вывод о том, что «Норд-Ост» погубил сам себя, однако это не так – «Норд-Ост» погубила политика.

Восстановленный за 3 месяца после теракта спектакль также, как и его собратья по московской сцене, перестал собирать публику, поэтому в мае 2003 года продюсеры приняли решение о закрытии проекта и создании гастрольной версии мюзикла. В ней существенно были переработаны номера с участием детской труппы, однако в целом спектакль не претерпел серьёзных изменений. Обновлённый мюзикл был показан в Тюмени и Нижнем Новгороде, однако вскоре после этого спонсоры расторгли контракты с продюсерами «Норд-Оста». Этому способствовал конфликт, в результате которого организаторы гастролей в Санкт-Петербурге отказались предоставлять площадку для постановки (гастроли мюзикла в Санкт-Петербурге должны были пройти на сцене Театра «Мюзик-Холл»). После всех культурно-политических потрясений, мюзикл «Норд-Ост» окончательно прекратил своё существование на российской сцене.

Посттравматический синдром российского мюзикла

В психологии есть такое понятие, как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – негативное состояние индивида после перенесения им тяжёлой психологической травмы, которой может быть вызвана катастрофой, боевыми действиями, терактом или потерей близких людей (так называемый «травмирующий опыт»).

В ситуации с мюзиклом травмирующим опытом является спектакль «Норд-Ост» с его трагедией захвата заложников и массовой гибелью людей. Подобно катастрофе, «Норд-Ост» поделил историю российского мюзикла на «до» и «после». Отечественный мюзикл до трагедии достаточно активно жил и развивался – в Москве и Санкт-Петербурге активно ставили привозные и оригинальные спектакли, а идея создания собственной российской постановки мирового класса будто уже витала в воздухе и вскоре получила своё яркое воплощение. Изначальная катастрофичность литературного первоисточника, в котором идёт речь об экспедиции, заранее обречённой на гибель, как будто предвещает трагическую судьбу «Норд-Оста», после закрытия которого жанр мюзикла в России входит в стадию затяжного кризиса.

Во время травмирующего опыта российский мюзикл пребывал в шоковом состоянии и занял позицию «жертвы», не вмешиваясь и наблюдая за ситуацией со стороны, подобно заложникам на Дубровке, которые сидели в зале под присмотром террористов и ждали своей участи. Незаметно для самого себя мюзикл в России приобрёл посттравматический синдром со всеми его последствиями и симптомами – апатия, депрессия и страх. Подобно человеку в состоянии депрессии, который на фоне серьёзного психологического заболевания продолжает свою жизнедеятельность, мюзикл в России также продолжает существовать, испытывая при этом серьёзные проблемы. Такому положению способствует финансовая подоплёка постановок высокого уровня – часто наши российские театры не способны поставить качественный мюзикл из-за отсутствия должного финансирования, несмотря на сильный сюжет, качественный музыкальный материал и наличие талантливых профессиональных артистов.

Мюзикловая индустрия в России переживает жесточайший кризис. В настоящее время в крупных городах России есть как минимум один театр, который имеет в своём репертуаре несколько мюзикловых спектаклей, а в Москве и Санкт-Петербурге их даже несколько, однако эти театры заполнены либо привозными мюзиклами из Европы и США, либо оригинальными спектаклями низкого художественного качества. Ещё в наше время появилась тенденция называть мюзиклом любое сценическое произведение, в котором присутствует хореография и артисты поют в микрофон – часто посмотрев очередной такой спектакль, возникает ощущение, что современные режиссёры не знают, что такое мюзикл и как его правильно делать, ведь важно понимать, что на сегодняшний день это вполне сформировавшийся жанр, который имеет свои специфические черты и особенности, без которых он не может существовать на сцене. Отдельно стоит упомянуть о спектаклях в жанре «детский мюзикл» – как правило, это одноактный эстрадный представление на сюжет популярной сказки или мультфильма, который играется с привлечением детей в качестве актёров, часто на базе детских вокально-хореографических или театральных студий. К сожалению, такие постановки часто скрывают под собой банальную самодеятельность, дискредитирующую профессиональный музыкальный жанр. Туда же можно отнести и «спектакли – однодневки», которые любят ставить целыми блоками под Новый год и Рождество – создатели этих шоу часто называют их мюзиклами, хотя с классическим жанром они ничего общего не имеют. Немного более успешными проектами таких «предновогодних» шоу были музыкальные фильмы (так называемые «теле-мюзиклы»), созданные совместно российскими и украинскими авторами при участи звёзд российской и украинской эстрады в начале 2000-х («Вечера на хуторе близ Диканьки» 2001, «Золушка» 2002, и «Сорочинская ярмарка» 2004). Данные телепроекты не были перенесены на театральную сцену, но если бы это случилось, постановщикам следовало бы существенно переработать постановочный материал из-за его несовершенства.

Совсем недавно из России «ушла» нидерландская компания «Stage Entertainment», которая занимается прокатом всемирно известных мюзиклов в Европе и США. Под их руководством в Москве в Театре МДМ были поставлены спектакли «Кошки», «Mamma mia, «Красавица и чудовище», «Зорро», «Звуки музыки», «Чикаго», «Призрак оперы», «Бал вампиров» и «Приведение». Параллельно деятельность компании разворачивалась в театре «Россия», где «Stage Entertainment» поставили «Русалочку», «Золушку» и «Поющие под дождём». В настоящее время компания прекратила свою деятельность в России, поэтому адаптацией западных мюзиклов каждый театр занимается самостоятельно.

В Санкт-Петербурге подобную деятельность активно ведёт Театр музыкальной комедии – за несколько прошедших лет театр с огромным успехом адаптировал на своей сцене мюзиклы «Бал вампиров», «Джекилл и Хайд», «Граф Монте-Кристо», «Канкан», готовятся к премьере мюзиклы «Мисс Сайгон» и «Кабаре». Однако проекты Театра музыкальной комедии собственного производства пользуются намного меньшим успехом у публики (из последних премьер – «Бал воров» А. Пантыкина и «Девчонка на миллион» М. Леонидова).

Всё это объясняется колоссальным упадком данной сферы музыкального театра в России, потому что сегодня у нас в стране не умеют делать свой качественный оригинальный мюзикл.

Открытие в 2012 году Московского театра мюзикла под руководством М. Швыдкого можно отнести к тому явлению российской культуры, которое может поменять ситуацию в лучшую сторону, но этот театр ещё сравнительно молод и делать какие-то выводы о его деятельности пока что рано – можно сказать только то, что после завершения сотрудничества с компанией «Stage Entertainment» в 2017 году, театр не адаптировал на своей сцене ни одного зарубежного мюзикла, отдавая предпочтение российским либреттистам, композиторам и постановщикам.

Поделиться: