Фото ©Яна Овчинникова. С сайта театра

Перед началом спектакля Андрея Маника «Что вы делали вчера вечером?» в пространстве «Другой сцены» театра «Современник» обращаешь внимание на маленькую деталь – у зрительских рядов стоит детская коляска. Перебирая в голове варианты – актёры пришли с ребёнком, зрители…вспоминаешь текст Дмитрия Данилова «Свидетельские показания», где именно повседневность, быт создают смыслы и сюжет.

В первые секунды артист Сергей Шомин ложится на пол, на мгновение вытягивается в лодочку и опускается – возникает образ полёта, не поэтического и возвышенного, а маленького, обыденного, который едва ли приподнимает человека над землёй. Этот знак смерти – нелепой, но страшно близкой к нам, остаётся посреди сцены. Монологи близких, коллег и случайных знакомых о молодом человеке, выпрыгнувшем из окна, выстраиваются вокруг этого тела.

Свидетельские показания невидимому следователю Андрей Маник и художник Евгения Ржезникова разбрасывают в пустом пространстве-трансформере «Другой сцены»: занимают верхний балкон, углубляются внутрь сцены, где внезапно открывается дополнительная комната с кроватью и трюмо. Подробные монологи, представляющие разные типы людей, их мировоззрения, становятся возможностью для яркой актерской игры. Узнаваемые реплики, грубоватые шутки вызывают в зале смех, словно спектакль и не о смерти. Шарж, намеренное переигрывание затмевают образ покойника. Не его судьба, а жизнь свидетелей занимает зрителей. Два несвязанных друг с другом рассказа мужчины и женщины превращаются в перепалку разбуженных в собственной спальне супругов, поэтому главными в их диалоге становятся не самоубийство неизвестного, а взаимные ревности и уколы. Актриса Марина Лебедева – молодая мамочка натыкается на покойника той самой детской коляской, которая и стояла перед зрительскими рядами, начинает причитать, но ничего не может вспомнить о погибшем соседе. Богатый начальник Дмитрия Смолева развязано и нагло описывает общение с ним на работе, Полина Пахомова плачущим голосом вспоминает самоубийцу-коллегу, а Дарья Белоусова яростно доказывает, что на самом деле, молодой человек был автором бестселлера. В начале каждого монолога герои замечают лежащее на полу тело. Кто-то задерживается, пытаясь осознать произошедшее, кто-то быстро отводит глаза или спешит выражать соболезнования – неизвестно кому и зачем. Вслед за драматургом режиссёр точно моделирует первые и дежурные реакции людей на весть о смерти неблизкого человека.

Фото ©Яна Овчинникова

В пьесе Дмитрия Данилова «Свидетельские показания» в череде воспоминаний о самоубийце встречается монолог священника, у которого исповедовался погибший. Сначала его признания «у нас приход большой, за всеми не уследишь», «он не стал особо мне душу раскрывать, да мне и не надо» вызывают осуждение столь равнодушного пастыря и воспринимаются как еще одно доказательство того, что быт и скука могут поглотить даже того, кто призван всячески противостоять равнодушию. Но режиссер Андрей Маник и актёр Николай Клямчук превращают этот эпизод в горькое откровение о том, что «серый поток», обычные, мелкие грехи всё же лучше, чем исключительные, страшные события. Сосредоточенный, серьёзный Николай Клямчук играет уставшего священника, у которого, несмотря на суету, невольное невнимание, всё ещё болит сердце за каждого человека. Он не помнит подробностей о погибшем, не пытался при жизни понять его, но в момент известия наружу выходит искреннее раскаяние и сожаление о неспасённой душе. Его скупое «Дома можно. Просто своими словами молитесь дома. Это можно» звучит драматичной кульминацией всех свидетельских показаний. Строгое правило не поминать самоубийц в храме в монологе Клямчука обнажает всю бессмысленность, пустоту смерти главного персонажа.

Монологи свидетелей сменяет новая пьеса Дмитрия Данилова «Что вы делали вчера вечером?». Актёры усаживаются в ряд на длинной скамейке перед зрителями и рассказывают свои рутинные дела. Пьесы интересно сочетаются по форме, вновь звучат ответы разных людей, а фигура спрашивающего остаётся загадкой, вынесенной за пределы текста. Только здесь это не следователь из полиции, а некий волонтёр, опрашивающий население «для театра». Постепенно ответчики начинают нервничать, заикаться, уворачиваться от невидимых шлепков и пощёчин. Режиссёр подчёркивает постоянную для Дмитрия Данилова тему вторжения в личную жизнь, которая особенно заметна в пьесах «Серёжа очень тупой» и «Человек из Подольска». В «Свидетельских показаниях» герои делятся своими впечатлениями будто бы добровольно, но во второй части спектакля становится очевидным, что ответы на вопрос «Что вы делали вчера вечером?» вызваны угрозой и неправдой. Насильник в спектакле Маника – не следователь, а любопытный обыватель. Созвучна этому сюжету и трансляция на большой экран мрачных видео улиц с камер наблюдения. С их помощью также можно подсмотреть за жизнью людей без надобности, просто так.

Фото ©Яна Овчинникова

Тягучесть и подозрительность второй части подчёркивает ощущение несвободы, преследования. Однако тепло рождается в спектакле от эмоционального контакта с актёрами – освещение выделяет их лица, глаза, устремлённые в зал. В финале атмосфера опасности, слежки окончательно испаряется в оптимистичном монологе Ильи Лыкова. Режиссёр оставляет зрителям пространство для собственных ответов и размышлений без вопросов и подсказок.

%d такие блоггеры, как: