О ГРАНИЦАХ ЛИЧНОЙ СВОБОДЫ: «ИРАНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ» В ТЕАТРЕ НАЦИЙ

Фото ©Ира Полярная. С сайта театра

Сразу после премьеры «Иранская Конференция» Ивана Вырыпаева в постановке Виктора Рыжакова стала не только хитом Театра Наций наравне с «Рассказами Шукшина» или «Сказками Пушкина», но и одним из обсуждаемых спектаклей уходящего года.

Действие происходит на политической конференции, посвящённой Иранскому вопросу, проходящей в Дании. Прогрессивные умы Европы собрались обсудить острые вопросы данного региона такие, как нарушение прав и свобод граждан, ежедневные казни и конфликты на Ближнем Востоке. Что делать с прибывающими мигрантами с другой ментальностью, религией и мироощущением. Нужны ли им Европейская демократия и ценности Старого Света.

На сцене – прозрачные пластиковые стулья, микрофон и пара экранов. На одном мы видим прямую трансляцию участников конференции, находящихся в «зале ожидания», где они слушают выступления своих коллег. На втором – крупный план ведущего. Он дает каждому в свой черед слово, докладчик, выступив, усаживается на стул – к финалу все они собираются на сцене. В ходе конференции персонажи друг друга перебивают, задают вопросы, вступают в диалоги, ведущий вклинивается с комментариями. Каждый герой существует отдельно от остальных, представляя свою точку зрения на Мир и в то же время является неотъемлемой частью дискуссии.

Станислав Любшин. Фото © Ира Полярная

Как рассказывал постановщик спектакля Виктор Рыжаков, во время репетиций актеры не видели друг друга: монологи репетировались наедине с режиссером. Первый раз в полном составе актеры собрались только на генеральном прогоне. Это было нужно для того, чтобы уже на этапе репетиций поместить артистов в те предлагаемые обстоятельства, которые заложены в самой пьесе.

У микрофона по очереди оказываются представители мировой интеллектуальной элиты – востоковед, теолог, политолог, военный журналист, супруга премьер-министра (в прошлом – известная телеведущая), писатель, священник, знаменитый дирижер и иранская поэтесса. Всего десять человек, включая организатора – профессора копенгагенского университета, которые представляют десять взглядов на современную действительность.

Начав с обсуждения иранского вопроса, они довольно быстро забывают о нем. Каждое выступление превращается в своеобразную исповедь персонажей, где на собственном примере они пытаются объяснить оппонентам, что такое свобода, существует ли любовь, в чем смысл жизни и зачем вообще существует человек.

Первым к микрофону выходит Профессор гуманитарных наук Даниэль Кристенсен (Игорь Гордин). Кажется, в своем монологе он даже не касается «иранского вопроса». Его речь о бесконечных «хочу», которые свойственны каждому человеку и ему в том числе.  Он и обличает общество потребления, и сам является его частью: главное – брать, главное – комфорт и спокойствие. Но мир не дает гарантию долгой жизни, а блага цивилизации не защищают от боли. «Брать» всегда не получится, рано или поздно придется отдавать. И отдавать, не то, что ты хочешь отдать, а то что у тебя берут. И для мусульманина это решает Аллах (бог). Его голос становится все более взволнованным, он нервничает и почти срывается в истерику.

Фото ©Ира Полярная

Выступающий вторым теолог Оливер Ларсен (Илья Исаев) предлагает довериться фатализму и постигать мир через универсальное знание о Боге. Как жить тем, кто в бога не верит он не знает…

Выступление журналистки Астрид Петерсен (Марина Дровосекова) возвращает к жестокой реальности: публичному избиению за использование косметики и селфи с обнаженным запястьем, казни за критику ислама. Нарушению «вселенских прав»: на жизнь, на получение знаний, на собственное мировоззрение и сексуальную ориентацию.

При этом Астрид, как выясняется, признает смертную казнь – для своих бывших мучителей. На вопрос – как же это согласуется с ее заявлениями «о базовых правах человека», одним из которых является право на жизнь она приходит в смятение. Вырыпаев как будто показывает нам две стороны одной медали, и мы видим, как объективность восприятия и убеждения меняются в зависимости от личной вовлеченности человека.

Писатель Густав Йенсен (Виталий Кищенко), «выбравший» для себя маску насмешника и скептика утверждает, что свобода — иллюзия, фикция: «Человеческая жизнь складывается всего из двух важных факторов: из генов и окружающей среды. И где тут место для личной свободы? Никакого вселенского права на свободу у человека нет и быть не может. Мы просто мешок с генами наших предков».

Еще одна участница конференции – бывшая телеведущая, жена датского премьер-министра Эмма Шмидт-Паулсен (Светлана Иванова-Сергеева) уверяет, что бедные народы счастливее – «потому что они все как будто бы имеют некое знание о чём-то невероятно важном и прекрасном, но скрытом от глаз».

Алексей Вертков. Фото ©Ира Полярная

Самоуверенный политический обозреватель Магнус Томсен (Алексей Вертков) резко осаждает Эмму, считая знание-секрет третьего мира бредом и советует меньше принимать сомнительных препаратов. Он приверженец западных ценностей и довольно резок в своих суждениях. Он считает, что «духовные народы» убивают и презирают бездуховных европейцев, не обладающих этой тайной. Он выступает и против церкви — накидывается на отца Августина, обвиняя священников во вседозволенности и педофилии.

Отец Августин (Игорь Хрипунов), прославившийся благодаря скандалу с изгнанием панк-группы из церкви, больше похож на поборника «традиционных ценностей», призывающий сказать духовное «да» миру, который говорит нам «нет».

А дирижёр Паскуаль Андерсон (Станислав Любшин) доказывает, что открытие атомов и изобретение смартфонов «не поможет обрести никакого Знания». Единственно верным критерием как в жизни, так и в искусстве остается правда, а не современность или какая-то там непонятная духовность.

Но та конференция обнажает и личные трагедии участников, на поверку выходит, что каждый, отстаивая свою правоту, предъявляет претензии ближнему и миру. Поворотом в воззрениях Кристенсена стала гибель матери в автокатастрофе; Рассказ Ларсена об ученом, лишившимся дома и труда всей его жизни – скорее всего о нем самом. Военная журналистка Астрид Петерсен была изнасилована в плену у исламистов, кроме того до сих пор держит обиду на бывшего мужа — Густава Йенсена, ситуация усугубляется семейной трагедией – два года назад их сын покончил жизнь самоубийством.

Светлана Иванова-Сергеева. Фото ©Ира Полярная

Магнус когда-то стал жертвой священника-педофила, и судя по тому, с какой настойчивостью он напоминает об этом отцу Августину, а тот настойчиво предлагает выпустить из себя старую боль, остается догадываться, не отец ли Августин оказался тем священником… Жена министра завидует нищим перуанцам, жалея, что сама «не так счастлива». Иранскую поэтессу Ширин Ширази (Чулпан Хаматова), чуть не казнили, потому что ее совсем не так поняли, но заменили на двадцатилетний домашний арест.

На самый финал режиссер оставляет монолог о личной свободе, поэтесса открывает совершенно другой взгляд на «иранский вопрос» и завершает своё выступление стихами собственного сочинения «Это всё» про жизнь, смерть и любовь…

«Когда мне исполнилось 14 лет, я встретила своего возлюбленного, но вместе с чувством великой любви я также испытала и страх: я больше не смогу скрывать от него ни одной своей тайной мысли. То есть с той минуты, когда в моем сердце поселилась любовь, я потеряла свою личную свободу? Но наступил такой день, когда я решила возлюбленному отдаться целиком. Я закрыла глаза и позволила своим мыслям в последний раз быть свободными…. Я стояла и плакала, потому что только сейчас я и стала по-настоящему свободным человеком. И я хочу только одного – больше и больше любви».

%d такие блоггеры, как: