АННА СОКОЛОВА О СПЕКТАКЛЕ «ОТРАЖЕНИЯ, ИЛИ ИСТИННОЕ» SYDNEY THEATRE COMPANY

Фото с сайта компании

Спектакль «Отражения или истинное» поставлен в Sydney Theatre Company, самой крупной компании Сиднея. Он идет в одном из залов знаменитого здания Сиднейской оперы.

О пьесе я не слышала, и купила билет только потому, что автор – Том Стоппард. К моему удивлению, она оказалась гораздо проще, чем я ожидала. Текст течет и переливается, простые разговоры сменяют размышления об отношениях, любви, театре, но сюжет практически не разветвляется. Пьеса о чувствах не превращается в прямое высказывание сердца, она говорит языком разума. Она очень театральна, в ней есть пьеса внутри пьесы, и пока она не завершается, непонятно, что это – вставка

Пространство, созданное сценографом Чарльзом Дэвисом, наполнено светом, широко и открыто. Высокая стена разделяет вращающуюся сцену на два пространства: квартиры. Анни (Geraldine Hakewill) и Макса (Charlie Garber) и Генри и Шарлотты (Rachel Gordon) (позже Генри и Анни). Обе они оформлены в стиле 80х, если я не ошибаюсь. Диван, письменный стол, высокие торшеры, журнальные столики создают уют.

В квартире Генри и Анни на стене расположена стилизованная лестница – широкие короткие доски, прибитые перпендикулярно к поверхности, так что конструкция не кажется тяжелой. По ней можно подняться высоко, почти в занавес, и также лекго вернуться.

Помимо этого пространство трансформируется то в вагон электрички, то в сцену театра, куда на гастроли уехала Анни.

Музыка тоже оттеняет происходящее. Легкие танцевальные мотивы и глубокие мягкие переливы бесконечных цепочек Баха отражают в звуках то, что происходит в мире слов.

Главная история начинается со спонтанного визита Макса и Анни к Генри и Шарлотте. Первое впечатление, которое производит Анни милая девушка, невинная до шаблонности. Но стоит Шарлотте и Максу выйти из комнаты, как оно разрушается – она страстно бросается к Генри. Эти двое любят друг друга, и пространство вокруг них настолько наэлектризовано, что странно, что их половины не чувствуют этого.

Макс, впрочем, не вызывает сочувствия. Он молодой, симпатичный, но постоянно взвинченный. Его нормальное состояние – истерика. И, конечно, когда он узнает об измене жены, он истерит.

Вздох облегчения не только и главных героев, но и у всего зала, вызывает в финале его сообщение о женитьбе
Шарлотта еще раз появляется в истории позже, вместе с Дебби (Julia Robertson), их с Генри дочерью с Генри. Дебби – взрослый подросток, веселая девчонка, который спокойно курит при родителях, болтает с ними о свободном сексе и о жизни и явно не нуждается в их опеке.

Но главное в этой истории – это отношения Анни и Генри.

Она – актриса, постоянно требующая его внимания и добивающаяся его всеми способами. Он – драматург, который пытается написать то, что она хочет. Но ей всегда мало того, что он может дать. Они любят друг друга, но всегда порознь: он в своем доме, она – в переездах и гастролях. Ей необходимы новые впечатления, влюбленности, восхищение, ему — необходимо ее присутствие. Генри с каждым возвращением Анни становится все более нервным, неуверенным в себе, ревнивым. Анни пользуется его любовью, подливая масла в огонь.То, познакомившись в поезде со странным парнем Броди (Dorje Swallow), который в тюрьме написал отвратительную политическую пьесу, и страстно жаждет видеть ее на сцене, просит Генри отредактировать ее. И Генри не в состоянии отказать – правда, поправить этот примитив он тоже не в состоянии. То на гастролях, играя в дуэте с обаятельным, милым, мальчиком Билли (Shiv Palekar), Анни отвечает на поцелуй влюбленного в нее юнца.

Но потом она возвращается домой к Генри. Она – уже не такая легкая, а он – скручен как пружина: его мучает, что она может от него уйти.

Финальная сцена – своего рода отражение сцены первого поцелуя в доме Шарлотты. Только теперь они прошли через испытания, боль, ревность и страх потерять друг друга. И их влюбленность переросла в истинную любовь. 

 

%d такие блоггеры, как: