ТЕАТР В МИНИАТЮРЕ

Экслибрис К. Чернышова. Фото с сайта музея

Бахрушинский музей продолжает радовать посетителей: с 14 сентября по 13 октября в Доме-музее М.Н. Ермоловой проходит выставка «Театральный экслибрис «Как хорошо, что есть театр!»».

Эта выставка – совместный проект, презентуемый в тандеме с Музеем экслибриса и миниатюрной книги Международного союза книголюбов в рамках продолжающегося в России Года театра. В экспозиции представлены работы отечественных и зарубежных художников, участвовавших в тематическом конкурсе, а также книжные знаки известных мастеров советского периода.

Экслибрис (от лат. ex libris – «из книг») – личная печать, удостоверяющая владельца. Это графическая миниатюра, обладающая всеми свойствами большого искусства. Как говорили мудрецы, и в океане, и в капле росы одинаково отражается благословенное солнце – так и в экслибрисе преломляются все закономерности художественного произведения. Такое поэтическое сравнение привел известный отечественный экслибрисист, художник Валерий Покатов, определяя значение и место книжного знака среди других жанров и видов. Интересна особая связь между ним и театром. Ведь театр – это синтез: живописи и графики, архитектуры, режиссуры, соединения идеи с талантом актеров, но прежде всего – это литературный текст, а значит, и книга.

Графика Камила Кокурека. Фото ©Мария Макарова

Главным собирателем и популяризатором экслибрисов в нашей стране по праву считается Борис Михайлович Тенин, чья обширная коллекция является едва ли не энциклопедическим собранием. Выпущенный к его персональной выставке 1982 года «Каталог выставки книжных знаков из собрания народного артиста СССР Б.М. Тенина. Театр. Кино. Цирк. Эстрада. Балет. Музыка» содержит сведения о 812 владельцах книжных знаков. Он и сам выполнял их для себя и своих друзей и коллег, а также всячески пропагандировал этот изящный вид графики. Организаторы экспозиции в Доме-музее М.Н. Ермоловой отдали дань уважения выдающемуся мастеру: в первом зале представлено несколько штампов, принадлежащих ему.

Безусловно, в советское время книжный знак был более востребован в своем основном качестве – как печать для личной библиотеки. Он тщательно продумывался с учетом характера владельца и его интересов. Так, посетители смогут рассмотреть экслибрисы, в которых и без подписи угадывается их собственник. Рука, сжимающая кинорупор, обозначает собрание Эльдара Рязанова. Гримасничающий чертик отмечает книги Валентина Гафта. Пушкин, сидящий в кресле, вдохновенно вглядываясь вдаль, был нарисован художником Андреем Батенко для «Пушкинианы» Ивана Козловского. Порхающие танцоры на форзацах изданий, принадлежащих артистам балета Владимиру Васильеву и Екатерине Максимовой, античные и средневековые мотивы были выбраны Майей Плисецкой, Марисом Лиепой, Людмилой Семенякой.

Фото ©Мария Макарова

Эта традиция в искусстве экслибриса не иссякла. Ее по-прежнему хранят мастера советской школы. Среди них необходимо назвать Нину Ивановну Казимову, выигравшую международный конкурс «Как хорошо, что есть театр!». Она проводит большой подготовительный процесс, чтобы ее знаки были именно владельческими. Так, штампы, придуманные ею для собрания Ираиды Ботт – заместителя директора по научной и просветительской работе музея-заповедника «Царское Село», – ярко характеризуют увлеченного балетом искусствоведа, для чьих книг художницей созданы восхитительные балерины и восточные красавицы, кружащиеся в танце.

При выполнении конкурсных работ Нина Казимова вдохновлялась рисунками любимого художника Сергея Чехонина. «Его «Маскарон» из «Летучей мыши» мне страшно нравится, хотелось его как-то повторить, ведь не у всех есть антикварные книги, где напечатана эта графика. Один библиофил подарил мне листочки 1920-х годов с чехонинскими шрифтами, и я использовала в своей работе его алфавит». Изысканные арлекины, виньетки, ниспадающие складки занавесов и маски петербургской художницы отсылают посетителей к произведениям мирискусников. Виртуозно исполненные в технике офорта и акватинты, они несут в себе отблеск не угасшего искусства. Среди ее экслибрисов выделяются знаки, созданные для собраний Михаила Сеславинского – известного исследователя книжной культуры. Это портреты великих музыкантов – Шостаковича, Прокофьева и др.

Музей экслибриса и миниатюрной книги ведет большую популяризаторскую работу, регулярно устраивая конкурсы на разные темы: спорта, литературы, приуроченные к юбилейным датам или как теперь – к Году театра. По мнению руководителей FISAE (Международной федерации обществ экслибрисистов), нигде не работают с молодыми художниками так, как в России. Многие начинающие графики успели принять участие в нескольких конкурсах, некоторым удача улыбалась уже не единожды: так, например, Ирина Дедкова из Москвы второй раз за недавний период становится призером, покорив жюри сначала «пушкинским» экслибрисом (в конкурсе на лучший экслибрис к 220-летнему юбилею А.С. Пушкина), а чуть позже – театральным.

Предоставлено пресс-службой

Нынешний проект привлек более 60 художников из 15 регионов России (среди участников – представители Уфы, Барнаула, Хабаровска, Чебоксар и др.), а также зарубежных стран – Беларуси, Израиля, Казахстана, Польши, Украины. Всего на него было прислано 125 работ. Самые удачные из них представлены на выставке: жизнерадостная графика Ярослава Макарова (Вологодская область), фантазийные, полные иронии штампы Владимира Чернышова (Москва), мастерские печати Владимира Курова, Валентины Аноповой, Юрия Молибоженко и других. Сегодня подход к экслибрису изменился, потому что изменился сам книжный знак: он все больше отходит от книги, приобретая самостоятельное значение. Пример тому – работы дипломанта конкурса, польского графика Камила Кокурека, в которых чувствуется понимание пространства, характерное для произведений большого формата.

Тем не менее, молодые конкурсанты – это будущее искусства экслибриса. Выбрать из них лучших было непростой задачей для экспертного жюри. Убедиться в этом и оценить произведения художников может каждый посетитель Дома-музея М.Н. Ермоловой. Несомненно, что после такой выставки ему обязательно захочется взять любимую книгу с полки, пролистать страницы и, может быть, даже задуматься: а какой книжный знак подойдет для его личной библиотеки?

%d такие блоггеры, как: