Театр – это живой организм и ему свойственно меняться. Многие люди утверждают, что на премьеры не стоит ходить. Не потому что игра актеров плоха, просто на такие мероприятия съезжаются множество критиков, известных людей, на которых нужно произвести должное впечатление. Возможно, спектакль выйдет сырым из-за нехватки времени или волнения актеров, ведь даже декорации могут быть изменены со дня премьеры. Поэтому на постановку пьесы Ивана Вырыпаева «Пьяные» в новосибирском театре «Глобус» я решила пойти спустя несколько месяцев. Премьера спектакля Алексея Крикливого состоялась 28 октября прошлого года.

  Восемь новелл, переплетающихся по ходу действия, воплощают собой кинофестиваль короткометражек. Зритель попадает в этот мир, не зная ни прошлого, ни будущего героев. Тем это и хорошо, что человек может сосредоточиться не просто на биографии персонажа, а именно на его поведении в алкогольном опьянении: на его действиях, поступках и словах.

  Сцена построена необычным образом: напоминает то ли подиум, то ли танцевальный зал с блестящим полом. По бокам стулья, на которых сидят актеры, и, кажется, их персонажи наблюдают со стороны за другими героями и слушают их диалоги. Площадка окружена тремя экранами, на которых транслируются небольшие фрагменты видео или слова, как-то связанные со спектаклем. К примеру, в первом акте на одном из фонов было написано слово «ПЬЯНЫЕ», второй же акт начинался уже со слова: «ЕЫНЯЬП». Все вывернуто наизнанку, зеркально. И все персонажи начинают раскрывать свои характеры по-настоящему именно во втором акте. 

  Больше всего впечатляет луна, которая поначалу слегка краснеет на одном из экранов, а затем, в самом конце, становится кровавого цвета, что наводит на мысль об Апокалипсисе. Она же изображена на афише спектакля, вместе с фрагментом фрески Микеланджело «Сотворение Адама» (соединение рук). Кстати, что характерно, во втором акте актеры воплощают этот знак на сцене. 

  В постановке каждая деталь имеет большое значение. К примеру, одежда и прически героев. На первый взгляд ничего примечательного – какие-то платья, черно-белые костюмы, безумные начесы. Но среди этого можно заметить, что каждая героиня одета во что-то «воздушное»: пачки, рюши, даже волосы имеют причудливый объем. Смотрится как на грани абсурда, но как же еще можно изобразить пьяных?

  Если вспомнить четверку молодых людей, гуляющих на мальчишнике, то и тут можно увидеть подсказку для зрителя. Например, Габриэль (Алексей Корнев) одет только в белое, причем пиджак его сзади разделен на две части, очень похожие на ангельские крылья. А вот Матиас (Александр Липовской), напротив, одет во все черное. Его-то и сложнее всего было переубедить, что каждый человек «должен услышать шепот Господа в своем сердце». Макс (Максим Гуралевич), носивший красный пиджак, при встрече со своей новой возлюбленной, выворачивает его наизнанку.

  Красный, белый, черный и другие цвета переливаются вместе в одно большое пятно и перекликаются друг с другом. У каждого персонажа есть свои цвета, но каждый имеет какой-то другой тон, запасной. Так, черно-белая гамма у Карла (Лаврентий Сорокин) и Лоуренса (Александр Петров) умело скрывает яркий элемент – розовые носки. Среди этого буйства красок легко запутаться, а можно наоборот: увидеть подсказку режиссера.  И вы уже будете на пути к разгадке.

  Поскольку в пьесе Ивана Вырыпаева много места уделяется ненормативной лексике, умелое обыгрывание бранных слов было тоже очень похвально. Поначалу маты «запикивали», затем скрывали с помощью дудок-язычков.

  Спектакль, как и сама пьеса, рассчитан на двух разных зрителей: массового и элитарного. Кто-то среди бранных слов увидел только шутку, а кто-то задумался и заметил в этом не только ругань, а потайной смысл. Никто не поймет значения, пока глубоко не войдет в саму суть пьесы Ивана Вырыпаева. Почему Лоуренс говорит: «Я ходил по воде и провалился в нее»? Почему в перечислении видов алкоголя, в самом конце упоминается «…несколько бокалов с водой»? Почему, по словам Габриэля, «Бог любит вегетарианцев, а мясоедов он отправляет в ад»? Почему Роза (Екатерина Боброва), девушка легкого поведения, мечтает стать балериной и доверяет любому человеку? В каждом слове, в каждом поступке и действии героев скрывается что-то интересное, что-то, что не каждому дано понять.

  Пьеса Вырыпаева это некий диалог со зрителем, в котором автор пытается напомнить людям, что на самом деле важно в жизни. Именно диалог, потому что зритель тоже должен отдать этому спектаклю свои эмоции и чувства, которые он испытал за эти три часа.  «Это не я говорю, а Господь, потому что Господь всегда разговаривает с этим миром через пьяных. Что у Господа на уме, то у пьяного на языке. И вот Господь через пьяного слугу своего говорит всем нам» – произносит Лоуренс. Эти слова и являются неким лейтмотивом всей пьесы. Актеры театра «Глобус», на мой взгляд, замечательно показали это. Они как будто обдумывали каждое слово, переживали каждую фразу, и им удалось убедить зрителя своей игрой. Но, к сожалению, многие не понимали, как реагировать на неординарное поведение героев, на их лексику. Может быть потому, что смешение юмора и жизненных проблем ввело зрителей в тупик. Но и в этом есть что-то такое, что не поддается объяснению. Все нужно прочувствовать сердцем, найти контакт с реальностью, и тогда откроется неизвестное.

  Заканчивается спектакль на довольно грустной ноте – сценой между двумя социально неравными людьми: девушкой легкого поведения и директором этого кинофестиваля. Затем яркий свет и невероятный шепот. Слова еле уловимы…

Фотографии Виктора Дмитриева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: