Нашумевший екатеринбургский спектакль об Александре Башлачеве наконец довезли до Москвы. На сентябрьском фестивале молодой режиссуры «АРТМИГРАЦИЯ» состоялся долгожданный показ спектакля «СашБаш. Свердловск – Ленинград и назад» (о культовом рок-музыканте 80-х, рано ушедшем из жизни), который за короткую сценическую жизнь – постановке чуть больше года —  успел оказаться  и обруганным, и превознесенным до небес.

  Спектакль обвинили в «издевательстве над личностью» родственники и знакомые Башлачева. Наградили номинацией и хвалили за «доверие к молодым». Постановка стойко пережила скандалы (правда, потеряла шанс участвовать в фестивале «Золотая маска» из-за вынужденных переделок и сокращений) и продолжает сейчас существовать в Екатеринбурге в Центре современной драматургии в чуть более опоэтизированном варианте. В программке так и значится: «Действующие лица» – Поэт, Женщина поэта, Друг Поэта.

Я очень ждала возможности увидеть этот спектакль. Во-первых, потому что любимые актеры уральского «Коляда-театра». Во-вторых, потому что о неземном (или наоборот слишком здешнем?) Саше Башлачеве, чьи песни уже заняли особое место в сердце  и памяти («Влажный блеск наших глаз», «Сядем рядом», «От винта», «Поезд №193»).

     И вот, ура, он в Москве…

  Зрителей рассаживают  на полу, тут же из алюминиевой большой кастрюли разливают в граненые стаканы и раздают компот – чем не атмосфера знаменитых квартирников? Игровое пространство сплошь усыпано черной магнитофонной лентой – это символ траура, времени, эпохи (сценография Саша Микляева). Ее будут подбрасывать, раскручивать, путать, топтать;  с нее станут читать стихотворные строчки, личные обращения. В глубине барабанная установка и белое полотно экрана, на котором будут транслировать то документальные, то игровые стилизованные кадры о легендарных 80-х, когда советские студенты, будущие слушатели и  деятели «свердрока»,  еще ездили в совхозы «на картошку», но уже что-то поняли про свое поколение и особое время (в 1985 году «Алиса» спела песню-гимн «Мое поколение»).

  Скажу честно, мои ожидания не оправдались. Спектакль оказался крайне противоречивым и словно сбитым на скорую руку.

    Питерский  режиссер Семен Серзин работал широкими, местами грубоватыми, мазками. Слишком  широкими. В спектакле не звучат песни Башлачева (читается лишь пара текстов стихов), а Олег Ягодин, который в заглавной роли Поэта вновь  существует в своей холодно-отстраненной манере, исполняет во множестве стихи свои (он – фронтмен, солист и автор песен, музыкальной группы «Курара», ее участники создают аккомпанемент спектакля). Провести  параллели  и не играть «в биографию» решил режиссер. Вот  поэт и вот поэт (одному не нужно играть другого) – боль души («если душа болит, значит, работает», – говорил Башлачев) и соль земли, хоть и в разное время, но схожи. Но, друзья, к чему смешивать Бродского и  Есенина, Шостаковича и Вивальди?!

 Спектакль короткий и сумбурный, как скоротечная и трагическая жизнь его героя – «время колокольчиков». Нервно нарисованный пунктир, ослепляющая фотографическая вспышка, клубок магнитофонной ленты, размотать который по прошествии времени все сложнее. Почему он ушел – так страшно, так внезапно?

     Кто он был – гений или «маршал примитивных аккордов» (этому посвящен разыгранный в финале сатирический скетч а-ля ток-шоу о звездах)? Откуда взялся его талант – от русской земли или раненой души? И то и другое. Но главное, из любви. К матери, подруге, возлюбленной – их всех преданными и любящими играет (зачастую одними глазами) Тамара Зимина, замечательная актриса «Коляда-театра» отметившая в этом году пятидесятилетие сценического творчества. И в этом есть особая правда: СашБаш так и остался в нашей памяти молодым, Она – пережила его время.

    Тамара Зимина  воплощает здесь  всеобъемлющее женское начало и даже родину, из любви к которой и вырос человек: «может и не надо идти никуда дальше – может здесь под забором и растет трынь-трава, наша сермяжная истина?».

 Костя Итунин, исполнивший роль Друга, печально-восторженного сумасшедшего клоуна, бешено скачущего, виляющего возле Поэта, – это придуманная контрастная краска, альтер-эго главного героя, всегда напряженного, сосредоточенно углубленного.

  В фестивальном интервью актер признался, что в процессе работы над ролью вдохновлялся Олегом Гаркушей – одним из лидеров андеграундной группы «АукцЫон». И правда, если посмотреть концертную запись 80-х годов, то можно увидеть именно этот образ  фрика, хаотично двигающегося в неуемных траекториях по сцене в своем ритме. В чем уже заявка протеста, утверждение свободы.

   Потому, наверное, единственное, что удалось в спектакле – дать понять и ощутить любовь и свободу. Но ведь это и есть самое важное.

Фотографии Татьяны Шабуниной и Вадима Балакина
со страницы спектакля

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: