НИКОЛАЙ ВАСИЛЕНКО: «Я – ЗА КУЛЬТУРНОЕ ДОСТОЯНИЕ»

Нет, кажется, ни одного человека, который не знал бы историю Адама и Евы: историю безмятежной жизни, историю грехопадения и появления на Земле. Молодой балетмейстер Николай Василенко попытался взглянуть на знакомый миф с иной точки зрения… О новой трактовке известного мифа, о том, чем артист драмы лучше танцовщика он рассказал в интервью нашему журналу.  Ваша постановка «Адам и Ева» по-новому трактует известный библейский сюжет. Как именно эту историю рассказываете вы? В чем там отступление от первоисточника?

  Это не классическая история про Адама и Еву. В нашей истории эти, казалось бы, главные персонажи отходят на второй план. Весь спектакль — о любви, о зарождении ненависти и мести, о другом мире, о котором мы так мало знаем, и о «вожаке» этого мира — первой женщине Адама. Которая была создана не по подобию Адама, а великим творцом — Богом!

  Эта трактовка – результат собственных исканий или отсыл к конкретным философским работам?

   Не скажу, что я долго к этому шел; просто в один прекрасный день проснулся и понял, что готов сотворить что-то эдакое… Такое красивое, эротичное, апофеозно-эпическое и эпатажное. Единственно, что я провел много работы над образом и простотой сюжетной линии, которая была бы понятна любому зрителю. Это и отличает мою постановку от множества непонятных модернистских спектаклей. Также я решил, что танцевать будут не танцоры, а актеры драмы — именно они всеми фибрами души могут энергетически наполнить мою задумку… Но, несмотря на это, лексика и пластика спектакля профессионально хореографические! А не странные дрыганья и бесконечные повторы, как это обычно бывает в пластических спектаклях. Даже «Танцы» на ТНТ не имеют профессиональных текстов.

  Любое вторжение, даже безобидное, в религиозный сюжет часто воспринимается негативно. Последние пару лет была буквально волна акций с нападениями на режиссеров, осквернениями музеев, крестными ходами и срывами некоторых спектаклей… Нет ли опасения, что ваш спектакль может быть не так понят или вызвать негативную реакцию?

  Не думаю, что это вызовет негатив и осуждение. Наоборот, это шикарная и красивая история, на базе которой можно и нужно воспитывать детей — ведь существуют книги по сексологии для детей двенадцати лет. Так что эту библейскую историю должны даже рекомендовать к просмотру.

   Вы верующий человек? Если да, как это соотносится с трактовкой непреложных для верующего истин? Если нет, что для вас Библия – свод правил, метафора?

    Я некрещеный, но я верующий. И верю в Бога — и в себя, и в ребят, и в то, что я делаю… И уверен, что Он тоже в меня верит — иначе бы вы не брали у меня сейчас это интервью.

  Будет ли этот спектакль проектным или войдет в репертуар театра?

   Он будет в репертуаре! И станет классикой — как «Маугли» в Театре Оперетты. И вообще, слово «проект» мне не нравится: очень много сегодня так называемых «телепроектов». Ведь что такое проект? Это красиво снятая на скорую руку картинка, а все, что быстро, значит – некачественно. Оттого-то по телевизору и можно увидеть кучу проектов, которые не несут в себе никакой духовной сверхзадачи. Как тот же «Дом 2», например. Я все же за репертуар наследия и культурное достояние. За качественную работу, которая создается на века.

 Не так давно министерство культуры выступило с инициативой спонсировать только те проекты, которые получили бы хорошую оценку от зрителей и хорошие отзывы. Как по-вашему, какую оценку получил бы от зрителей ваш спектакль?

    Ну, это вам надо у зрителя спросить! (смеется) Я пока не слышал ни одного плохого отзыва… Есть разные мнения — ведь вкус у всех разный… Я, например, не люблю гречку, но она может существовать. Если министерство углядит в этом шедевр и новшество, в чем я не сомневаюсь, я буду рад их поддержке.

  Какие средства выражения используются в спектакле, чтобы сюжет без слов был понятен?

   Это рассказ телом: ведь наше тело не врет!

  В вашей биографии есть участие в балете Бориса Моисеева, Николая Баскова… Как вы пришли в совершенно другое искусство? Кто вошел в вашу команду?

   Все звезды, у которых я работал и работаю, научили меня самому главному. Тому, как общаться и «держать» коллектив, как дарить людям то состояние души, которое зритель хочет. Также работа у Бори научила эпатажу и умению удивлять, а у Коли — качественно отрабатывать и требовать. И, конечно же, я получил опыт, который теперь хочу передать.

  Ваши будущие постановки будут ли снова связаны с религиозной или философской тематикой?

  Обязательно буду вносить вклад в современный театр — и творить нечто навсегда. На какие темы, спросите вы? Следите за творчеством — обещаю удивлять.

Вопросы задавала Михайлова Лариса
Фото предоставлены
пресс-службой ТО «Дорогие имена»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: