Спектакль с незаурядным названием «Маяковский идет за сахаром» был поставлен в рамках экспериментального проекта «Новый Маяковский», инициатором которого стал художественный руководитель «Маяковки» Миндаугас Карбаускис.

 Молодым режиссерам было предложено представить свое толкование такого явления как Владимир Владимирович. У постановщика данного спектакля Алексея Кузмина-Тарасова, недавнего выпускника Мастерской Евгения Каменьковича, была идея показать классика прежде всего человеком со всеми его пороками, страстями, любовями, а не памятником из бронзы и гранита. Идея-то была, а пьесы не было. Ее написанием занялась молодой драматург Саша Денисова, номинант «Золотой маски – 2012» в категории «Эксперимент». Работа велась по принципу work- in-progress. По словам Денисовой, она не писала следующую сцену, пока труппа не разберется с предыдущей. Таким образом, во время работы над спектаклем актеры совсем как в жизни не знали, каков будет финал.

 В большинстве своем в спектакле задействованы молодые артисты. Эти «красивые двадцатидвухлетние» соотносят себя, сегодняшних молодых, с тогдашним молодым Маяковским.«Он дурачился, и мы дурачимся, он писал стихи, а мы спектакли ставим, он носил желтую кофту, а я ношу желтую шапку, а мой друг – зеленую» – говорит один из героев пьесы, молодой актер Театра им. Маяковского Макар Запорожский. Тем не менее, такой актерский состав – палка о двух концах. С одной стороны, благодаря юношескому запалу и исключительной жажде деятельности жизнь на сцене бурлит и предстает перед зрителем во всем спектре эмоций.

  Однако постановка то и дело грозит скатиться на уровень любительского вечера. Спектакль напоминает своей структурой школьный концерт: на сцену выходят двое ведущих и разыгрывают вымученный диалог, чтобы проложить связующий мостик от одного номера к другому. Подобная презентация каждой последующей сцены рушит цельность восприятия и низводит пиетет к гению великого поэта. Удержать баланс между необстрелянным юношеством и замыленным взглядом зрелости призвана театральная прима Галина Анисимова, сыгравшая пожилую Лилю Брик.

  Постановка явно снискала бы одобрение у Мейерхольда, ставившего пьесы Маяковского. Спектакль выполнен в точности по его заветам. Он говорил: «Нужно уйти от существования в рамках одной роли, пусть все актеры играют все роли». Взять, например, Анастасию Цветанович. Она предстает перед нами то увлечением Маяковского Софьей Шамардиной, то сестрой Лили Брик Эльзой Каган, тут же перевоплощается в домработницу Бриков Аннушку, затем в парижскую любовь поэта Татьяну Яковлеву и напоследок появляется в образе Зинаиды Райх, жены Мейерхольда. Такие же метаморфозы происходят и с Сергеем Быстровым, и с Всеволодом Макаровым, и с Макаром Запорожским. Лили Брик тоже две: ее в молодые годы играет Мария Фортунатова, а в зрелости – упомянутая выше Галина Анисимова. Лишь Маяковский в исполнении Владимира Гуськова всегда один. Его друзья, соратники, любовницы то появляются в его жизни, то безвозвратно ее покидают, по пути ставя его в различные жизненные ситуации, тем самым проявляя и подсвечивая все грани его характера.

  Из названия вытекает закономерный вопрос причем тут сахар? Ни за каким сахаром Маяковский так и не пойдет, зато разговоры о нем пронизывают весь спектакль. Сахар олицетворяет ­здесь вкус жизни, остроту существования. Неспроста последняя любовь Маяковского Нора Полонская, замечает ему, задавленному критикой, взвывшему от неприятия его творчества массами, что сахарница уже пуста. Нет сахара – нет жизненных сил. Нет Владимира Владимировича Маяковского.         

Фотографии Евгения Люлюкина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: