ПРОТИВОРЕЧИЯ ТРИУМФОВ

Увлекательный сюжет комедии «Триумф любви» Пьера Карле де Мариво с переодеваниями, любовными интригами и красноречивыми диалогами превратился в Театре Наций в грустную и глубокую историю, поднимающую неразрешимые вопросы о цене средств и об иллюзорности счастья.

  Сюжет пьесы Мариво прост по своей форме, но предельно продуман в деталях. Интриги как таковой нет, ведь главная героиня в первой сцене выходит и объясняет, что происходит, и что она будет делать. Главной героиней является царица Спарты Леонида, которая, чувствуя свою вину за то, что ее отец узурпировал трон, и движимая благими намерениями, решает вернуть власть законному наследнику Агису, при этом оставаясь царицей. Единственная возможность сделать это – влюбить Агиса в себя и стать его женой. Но как в любой истории здесь не обходится без трудностей. Принц Агис живет уединенно, под неусыпным контролем своего воспитателя философа Гермократа и его престарелой сестры Леонтины. Помимо этого с детства юноше была внушена неприязнь к женскому полу, и в особенности к царице Леониде.

  Однако в глазах Леониды, это только временные сложности, и раз цель благородная, то все средства хороши: обман, переодевание в мужской костюм, попытка добиться аудиенции философа, подкуп слуг. Такая детская и невинная игра, но с любовью шутки часто плохи. Потерявший голову от любви Гермократ, парящая в своих любовных фантазиях его сестра, впервые познавший это чувство Агис с трудом принимают мысль о том, что предмет их страсти один, вот только скрыт он под разными масками. Тайное, в конце концов, становится явным. Однако это нелепое положение в пьесе хотя и заканчивается неоднозначным монологом, но предчувствуется благополучное воссоединение влюбленных молодых людей и забвение родовой распри. В спектакле болгарского режиссера Галина Стоева счастливого финала не найти. Царица Леонида окружена своими верными солдатами, она одинока и потеряна. Что будет дальше? Занавес опускается, но в хеппи-энд этой истории уже верится с трудом.

  Игра слов, игра ситуаций – в этом Мариво мастер: текст изящен, остроумен, немного наивен. На сцене же чувство легкости оказалось безвозвратно потерянным. Светская игривость сменилась стремительным напором чувств и страстей. Мораль, которую, шутя обходят персонажи Мариво, и о которой говорят столь часто, оказалась вынесена за рамки действий персонажей и передана грандиозной конструкцией, которую соорудила словенская художница Бьянка Аджич Урсулов: весь задник сцены перекрыт наклонным огромным зеркалом, кулисы также превратились в череду зеркал. Сама сцена покрыта песком. Отражаясь в зеркалах, он создает впечатление бесконечной пустыни, в которой заблудились актеры, как мошки в паутинах лжи, ими же и сплетенной.

  Обманывают себя и других все персонажи, а не только царица Леонида. Холодность и сдержанность философа Гермократа всего лишь маска, чтобы скрыть его ранимость и чуткость. Чопорность и манерность Леонитины исчезает с первыми словами любви, которые она слышит от Фокиона (переодетая Леонида). Михаилу Янушкевичу – философу и Татьяне Владимировой – его сестре, удалось в полной мере передать всю гамму чувств, которые переживают их персонажи. Наблюдая за тем, как преображаются их лица, как начинают сиять их глаза, удивляешься и восхищаешься той жизнью, которая начинает заполнять рациональные диалоги Мариво.

  Леонида, исполненная Клавдией Коршуновой, получилась грубоватой, лишенной женских чар. Даже в те моменты, когда она снимала маску Фокиона и становилась царицей Леонидой, расстегнутая до пояса белая рубашка и красное белье говорили о ее женской природе больше, чем слова и жесты, которые оказывались словно вовсе не нужными. Ей не хватало обаяния и некоторой слабости, которая присуща даже царицам. Мальчишески угловатым и напористым оказался как ее Фокион, так и Леонида.

 Легкомысленность с нотками дидактизма, превратилась в жесткую, современную историю, хотя и переданную вне рамок конкретного времени и пространства. Власть, находящаяся в руках Леониды, позволяет ей под маской морали распоряжаться тем, как будет лучше и что нужно делать. Решения, продиктованные разумом, лишают ее чувств. У Мариво царица Леонида влюбляется в принца, а героиня спектакля сама запуталась в своих мыслях и желаниях. Границы добра и зла стерлись, как стерлось пространство сцены, отраженное в зеркалах. Нет правых, нет виноватых, все обманывали других, обманывая, в первую очередь себя. И хотя в финале маски лжи и самообмана сняты, это возможно всего лишь отражение, а что скрывается за ним, так и останется загадкой. Пьеса о превратностях любви, поставленная Галином Стоевым, стала пьесой о несбывшихся надеждах, и о триумфах, которые часто покупаются слишком дорогой ценой.

Триумфа желала Анна Никифорова
Фотографии с сайта Театра Наций

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: