ЦЕНА ЧУВСТВ В ШАБЛОННОМ МИРЕ

Восторг и печаль, радость и грусть, любовь и ревность смешались не только «в доме Облонских», но и на сцене Театра имени Евгения Вахтангова в спектакле литовского хореографа Анжелики Холиной «Анна Каренина».

  Здесь нет слов, а только язык пластики, выразительный жест и прекрасная музыка А.Шнитке, П.Чайковского, Г.Малера и Г.Форе.

  Тема семьи была для Толстого одной из центральных в его творчестве. И хотя роман «Анна Каренина» он начинает со знакомых всем слов: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», – роман все-таки не о семьях, таких разных и непохожих друг на друга, это роман о любви, о хрупкости счастья, о жестоких столкновениях наших искренних чувств с холодной реальностью, когда чистые порывы превращаются в грубый фарс, а мечты разбиваются под колесами поездов.

  Для Анжелики Холиной, выпускницы Вильнюсского хореографического училища и ГИТИСа, четыре года назад поставившей в Театре Вахтангова «Берег женщин» на песни Марлен Дитрих, – это роман, прежде всего, о Женщине, о той цене, которую она платит за свою любовь, об эгоизме и непонимании, с которыми ей приходится столкнуться. И если в романе Анна Каренина сама бросается под поезд, то в данном спектакле об этом уже нельзя сказать так однозначно. Но не будем забегать вперед!

  В диалоге между Степаном Аркадьевичем и Левиным у Толстого есть такие слова: «Женщина, видишь ли, это такой предмет, что, сколько ты ни изучай ее, все будет совершенно новое. – Так уж лучше не изучать. – Нет. Какой-то математик сказал, что наслаждение не в открытии истины, но в искании ее». В это искание отправляемся и мы, зрители спектакля, по пути, проложенному Холиной.

  Весь спектакль состоит из ярких, красочных эпизодов, которые вкратце воссоздают сюжет романа, переданный на языке танца. При таком подходе мы теряем существенную часть деталей, но они уже не имеют для нас прежнего значения. Ведь перед нами разворачивается искреннее, элегантное, местами пронзительное и трогательное действие, в котором слова только мешали бы и засоряли восприятие. Актеры с такой энергией и упоением исполняют свои партии, что мы забываем, что перед нами драматические актеры, а не профессиональные танцовщики. Поддержки, прыжки, смены, переходы, группировки складываются, словно паззл, в грациозное и завораживающее зрелище, в центре которого, как связующее и центральное звено, находится Анна Каренина, блестяще исполненная Ольгой Лерман (только в прошлом году окончившей Щукинское училище). Непреступная, роскошная и сдержанная, она сразу выделяется среди всех персонажей, также только она одна оказывается способна на страстные и нежные чувства. Ее танцы-диалоги с Алексеем Вронским (Дмитрием Соломыкиным) удивляют своей искренностью и подлинностью. Он вырывает ее из толпы людей на балу, рушит ее привычный мир, и она с улыбкой на губах отказывается от своего прежнего мира интриг и показных чувств. Однако Вронскому не нужна подобная жертва, он сам часть того мира, ему легче повернуться спиной к Анне Карениной, чем быть отвергнутым обществом, что ярче всего проявляется в сцене оперы («театра в театре»), осуществленной благодаря оперной певице, выпускнице Центра Вишневской, Марии Пахарь.

  Мир, которому противопоставлена Анна Каренина, представляет собой общество, решенное преимущественно в гротескных чертах. Герои не живут, а существуют в рамках штампов и культурных клише. Здесь нет свободных чувств или сложных мотивов — все заранее определенно и рассчитано. Их эмоции, если они вообще есть, сухи и скупы. Мрачный Каренин в исполнении Евгения Князева может только корпеть над книгами в своей библиотеке, предводительствовать стаей лебезящих чиновников (очевидны переклички с балетом «Анюта»), нервно ломать руки в редких сценах ревности. Весь внутренний мир Каренина остается вне сферы происходящего, как и всех остальных персонажей, за исключением Анны Каренины. Словно движущиеся части декорации они растворяются в механических жестах, лишенные всяких искренних чувств. Даже история любви Левина и Кити, которую так лелеял Л. Толстой в своем романе, превращается в жалкое подобие народного танца и еще более нелепую сцену свадьбы, со стопками и безмолвными выкриками «горько».

  Оформленная сцена художника сценографа Мариуса Яцовскиса проста и функциональна, в ней нет ничего лишнего: люстры, несколько схематичных фонарных столбов, длинный узкий станок, стулья. Однако эти предметы позволяют не только задавать атмосферу мест (вокзал, бальный зал), но и эффектно обыгрывать целый ряд сцен – бал, скачки, поезд.

  Нельзя не отметить роскошные туалеты актеров (художник по костюмам и гриму Юозас Статкевичус). Черные, густо-бордовые, белые платья дам, фраки мужчин живут своей особой жизнью и меняют свои цвета на протяжении всего действия, помогая передавать эмоции персонажей, а иногда и заменяя их.

  Технически хореография не особенно разнообразна и сложна. В спектакле можно отыскать фрагменты многих балетных «Анн…», есть и тени Пины Бауш, Бориса Эйфмана, параллели с дуэтами Анжелена Прельжокажа, пластикой Начо Дуато. Все это хотя и лишает нас чувства оригинальности, но выглядит выразительно и динамично.

  В финале Анна Каренина не бросается под поезд, а уходит в слепящие лучи света, которые исходят из глубины сцены, за ней же смыкаются ряды артистов, оседлавших стулья и отбивающих ритм приближающегося поезда. Можно сказать, что поезд шаблонного и эгоистического мира раздавил свой самый прекрасный цветок, лишь бы оградить свой внутренний мир от тревог и волнений.

  Роман Толстого сложнее и глубже, спектакль же более схематичен и прост, но, не смотря на столь далекий отход от оригинала, он получился ярким, искренним и цельным. Вспоминаются слова Левина из романа: «Ведь весь этот мир наш – это маленькая плесень, которая наросла на крошечной планете. А мы думаем, что у нас может быть что-нибудь великое, — мысли, дела! Все это песчинки». Такой песчинкой стала жизнь Анны Карениной. Однако именно из таких песчинок и складывается все самое лучшее, что есть в человеческой культуре.

Чувства от шаблонов отделяла Анна Никифорова

Фотографии предоставлены Театром им. Евг. Вахтангова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: