О МОРАЛИ И НЕ ТОЛЬКО

Режиссер по образованию, Гарик Сукачев крайне редко предстает на суд зрителя в этом качестве. Но кому, как не ему, ставить спектакль о стареющей панк-рок группе?

  И вот по приглашению Галины Борисовны Волчек и своего друга Михаила Ефремова, Сукачев взялся за пьесу современного английского драматурга Майка Пэкера «Анархия». 

  Вкратце сюжет таков: распавшейся английской панк-группе, написавшей почти тридцать лет назад песню «Люди из пластика» о том, как «всех потребляет потребление», предлагают продать ее в рекламу пластиковых карт (тем самым опошлив и ее смысл, и свою мораль). Все члены группы, за исключением одного, сразу соглашаются и начинают уговаривать нерадивого экс-солиста Билли. В конце концов, они  едут в Америку, чтобы выступить на презентации, но Билли не сдается и продолжает свою одинокую борьбу за старые принципы. За всем этим малозамеченной остается личная трагедия героев, которая хоть и произошла много лет назад, начала всплывать только сейчас, и Билли будет познавать старую тайну параллельно со зрителями.

  На наклонной сцене пирамида из телевизоров – главного рассадника всех современных ментальных болезней. На них же проецируются короткие фильмы – кадры из прошлого группы, в котором таятся свои малоприятные секреты.  Происходящее на сцене меняется со скоростью комиксов – в зависимости от выкатываемых элементов обстановки она превращается то в ванную комнату, то в магазин, то в тюрьму… Весь спектакль проходит в насыщенном, быстром темпе. Так же быстро и в жизни, бывает, не замечаешь, как система тебя поглощает без остатка. 

  Лейтмотивом звучит песня Фрэнка Синатры «My way». Билли старается жить, следуя этому принципу, но у него мало что выходит. Он неудачник – одинокий пьяница, работает  в магазине. Когда же друзья начинают давить на него, чтобы он продал песню – он ломается. Да и кто может признаться, что целиком и полностью морально свободен и независим? Никто. Мы все, так или иначе, зависим от той цивилизации, в которой существуем, и если хочешь вести нормальную жизнь, приходится в чем-то уступать.

  Безошибочным решением было дать главную роль (Билли «Выкидыш») Михаилу Ефремову. Изображение рокера – тонкая вещь. Чаще всего на театре, да и в кино, такие персонажи выглядят нелепо из-за сложности попадания в образ: рокером себя надо ощущать внутри, иначе выходит сладкая ириска в обертке из-под горькой таблетки. Ефремов, помимо того, что просто талантливый актер, вращается в тех же кругах, что и Сукачев, отсюда, вероятно, и понимание того, как может себя вести и что чувствовать стареющий панк. У него даже голос с настоящей рокерской хрипотцой, и в постановочных музыкальных номерах звучит он крайне естественно. 

  На его фоне остальные участники группы выглядят не столь аутентично, хотя актерский состав подобран сильный, и каждый персонаж на своем месте: из Ленкома приглашен Дмитрий Певцов (гитарист Макс), Василий Мищенко (барабанщик Джон), Мария Селянская (бас-гитаристка Луис) и Ольга Дроздова в роли Джины, топ менеджера американской корпорации. На инструментах, кстати, актеры играют вживую – с ними хорошо позанимались музыканты из группы Сукачева «Неприкасаемые».

  Да и вообще, команда собралась сильная:  за костюмы и сценографию отвечает Андрей Шаров, художником по свету выступил Владислав Опельянц, танцы поставил Егор Дружинин (да-да, и танцам нашлось место в, казалось бы, далекой от этого панк-истории), а песни, исполняемые в спектакле, написал Александр «Чача» Иванов, который также стал для актеров консультантом по родной ему панк-культуре. 

  В спектакле поднимается серьезная и актуальная уже не первое поколение проблема – общество, погрязшее в материальных благах и в котором потребление стало главным жизненным стимулом: «на восьмой день бог сказал: «покупайте», на девятый – «продавайте». Герой Ефремова Билли считает, что он – «последняя вещь, к которой не прикреплен ценник», он якобы противостоит системе, поглотившей и его корыстных друзей по распавшейся много лет назад группе «Дисфункционалы». Перед ним встает вроде бы и не такой уж сложный нравственный выбор, усугубленный давлением некогда близких ему людей. Все это сопровождается различными протестными монологами и выпадами, вроде скидывания с себя американской одежды в пьяном запале. Понятное дело, что это все гиперболизация, но сходу возникает вопрос и к авторам спектакля, и к драматургу – могут ли они честно признаться, что так ненавидят все американское, что даже джинсы не носят, или все же не так страшен забугорный черт, как его малюют? 

  Главное, что стоит понять – всему есть место и время. Даже самый правильный посыл, коим является мысль о невозможности жить во имя удовлетворения своих низменно-потребительских нужд, обнуляется, когда звучит со сцены «Современника» из уст раскрученных высокооплачиваемых актеров, и смотрят на это люди, отдавшие немалые деньги за билеты. И когда, например, со сцены предлагают зрителям помахать золотыми кредитками, как зажигалками на концерте, – такая публика в основной массе своей может только посмеяться над очередным гэгом, а не всерьез воспринять подкол в свой адрес. А помахать кредитками, в первую очередь, могут и сами создатели спектакля «Анархия». 

Принципы отстаивала Юлия Думанян
Фотографии Сергея Петрова, Сергея Иванова,
Николая Мещеркова, Сергея Пятакова (РИА Новости)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: