ВОЗВРАЩАЯСЬ НА КРУГИ СВОЯ

Режиссер Владимир Иванов – сторонник психологического театра. Его «Дядюшкин сон» по Ф. Достоевскому и «Царская охота» Л. Зорина яркий тому пример.  

  Спектакли занимают не последнее место в репертуаре Театра им. Вахтангова, да и в столичном рейтинге театральных работ также. На этот раз в поле зрения режиссера попал М. Горький и его пьеса «Зыковы», постановка по которой снисходительно названа «Люди как люди».

  После «Дяди Вани» Римаса Туминаса это второй знаковый спектакль для театра. Теперь поворачивать коллектив в нужное русло станет еще проще. Если так пойдет и дальше, не за горами то время, когда Театр им. Вахтангова вновь станет одним из самых мощных. Вскоре он займет достойное место среди динамично развивающихся коллективов, таких, например, как «Сатирикон» и РАМТ. Не оглядываясь на прихоть зрителя, они делают свое дело и идут своей дорогой. Иногда умудряются бежать впереди всех, при этом сохраняя свой академический стиль и доказывая, что академизм – это вовсе не скучно. И отжившие традиции могут быть актуальными. Иными словами, за театр можно только порадоваться, что он возвращается в то время, когда обсуждали не только костюмы и сценографию, но, прежде всего, актерскую игру и было совсем необязательно искать хитроумную режиссерскую концепцию.

  «Люди как люди» – спектакль долгий, неспешный. Но это скорее не вина режиссера, а стилистическая особенность текста Максима Горького. В целом же, работа возвращает к временам добротных академических спектаклей. К таким, как скажем, «Волки и овцы» Петра Фоменко. Здесь все отточено, отработано до мелочей. Даже небольшая роль немца Хеверна – Кирилл Рубцов – расчетливого и респектабельного коммерсанта, который надеется составить вместе с Софьей – Лидия Вележева – выгодную для себя партию, исполнена артистом с большим мастерством. В целом впечатление от постановки, как от романа, написанного вкусным языком и сохранившего стиль прошлой эпохи. Вот от этих, казалось бы, мелочей получаешь удовольствие. Такую книгу захочется перечитывать вновь и вновь. Порода чувствуется и в костюмах, сценографии, мизансценах, жестах.

  Что же касается актерской игры, то главное преимущество заключается в ансамблевости персонажей, их совокупности. Несмотря на то, что четко выделены главные герои, остальные получились не менее интересными и, что важно, не отдельными. В режиссуре Владимира Иванова есть некая картинность, но картина эта жанровая, не портретная. Нет выпяченности главных героев: в ансамбле важен каждый. Молодые артисты рядом с опытными вахтанговцами выглядят вполне достойно. Такой была Ольга Немогай в роли Павлы. Наивная, белокурая девушка, которая выйдя замуж за Антипу Зыкова – Алексей Гуськов – превратилась в жалкую, нервную, крикливую особу.

  Немного тяжеловатым получился образ Муратова – Александр Рыщенков. Хотя персонажу не откажешь в некоторой веселости и легкости. Понятно, что он разуверился в людях, да и вообще в самой вере усомнился, живет ради того, чтобы прожить. Никого не любит, и сам не любим, но благороден. Он единственный кто приходит на помощь Софье, когда в ее доме происходит несчастье. И он – единственный человек, на которого она может положиться.

  Горьковскую тяжеловесность разбавляет комичная Анна Марковна – Ольга Тумайкина – мать Павлы. В ее мещанских взглядах есть доля правды, и дочери надо бы прислушаться к ним. Она практично смотрит на жизнь и живет ради счастья дочери. Советы ее немного расчетливы, но не потому, что она плохой человек, а потому что знает, как оно бывает в жизни. Героиня не глупая, жаль только что временами актриса усиливает комическую роль персонажа и слова Анны Марковны, не лишенные смысла, пролетают мимо.

  В первой части Алексей Гуськов играет холеного, молодящегося барина, немного самовлюбленного, взбалмошного, слегка глуповатого, как те, кто встретил свой последний шанс на любовь. Антипа страстно ревнует молодую жену к своему сыну. Но по-настоящему он раскроется во второй части спектакля, когда богатый барин сменит костюм на вязаную кофту с оттянутыми локтями и дырами, дорогую обувь на стоптанные тапки, а брак не спасет его от старости и не заставит Павлу полюбить его. Да и он сам ее не любит. Нет, с возрастом он не станет мудрее. Алексей Гуськов играет его уязвимым человеком, способным на низость, он сам про себя все знает, но ничего поделать с собой не может, а потому таких людей нужно принимать, другими они никогда не будут. Люди как люди… Актер мастерски высмеивает отрицательные качества героя. Ту же маниакальную ревность к Павле, например. Иными словами, образ по сути отрицательный получился обаятельным, живым. В финале на смену бурным чувствам придет холодный разум, а утешение Антипа Зыков найдет в работе. Опять вернется деловитый вид, фрак, растрепанные волосы будут аккуратно уложены.

  Дополняет эмоциональный образ Антипы его сестра, сдержанная Софья в исполнении Лидии Вележевой – полная противоположность своему брату. Актрисе очень идет образ сильной, волевой и независимой женщины. И она с уверенностью проносит его через весь спектакль. Лидия Вележева прекрасно исполняет роли стойких героинь, роковых женщин. Ей это идет, в ней есть внутренний стержень. Но для образа Софьи не хватает внутренней биографии. Роль хоть и многословная, но не открывает героиню: Софья закрыта и очень сдержанна. О ней как о человеке, женщине очень мало сказано, а потому был риск сделать образ схематичным и плоским. Внешний образ идеален – осанка, стать, умение носить роскошные наряды. Образ железной леди получился безупречным, но вот немного не хватило душевности.

  В завершение нельзя не сказать о сценографии, которая является отнюдь не традиционной. Большие колонны-ставни в течение действия хаотично расставлены по всей сцене, а также выполняют функцию занавеса. По сравнению с ними, герои кажутся маленькими, а цвет старой древесины действует угнетающе. Из этого деревянного лабиринта они никак не могут найти выход, каждый раз все больше запутываясь и не видя своего пути. И только в самом финале колонны-ставни соберутся в одну стену, в которой едва ли можно разглядеть лик святого. Герои потеряли в себе Бога, а эта тема на все времена и в ней же ответ на вопрос – почему режиссер выбрал Горького для своей постановки. Ведь все проходит – и революция, и навязанная идеология, но люди остаются людьми.

  По сути, спектакль не открывает ничего нового, не претендует на престижные награды, а демонстрирует мастерство и стиль, который в Театре им. Вахтангова до недавнего времени был потерян. Сейчас театр нащупал свой истинный путь, а потому остается только поаплодировать Владимиру Иванову и актерам спектакля. Браво!

За театр радовалась Анна Коваева
Фотографии Валерия Мясникова,
предоставлены Театром им. Евг. Вахтангова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: