АРЛЕКИНО БЫЛ ПРАВ!

За окном дождливо и уныло, а на сцене Театра Российской Армии весело и светит летнее итальянское солнце. В Москву опять приехали актеры «Пикколо Театро ди Милано» с легендарным, нестареющим спектаклем «Слуга двух господ».

  Видимо, эта постановка никогда не надоест публике. Столичные театралы уже видели ее не раз, но огромный зал ЦАТРА все равно заполнен. Такие аншлаги здесь бывают не часто. Театр «Пикколо» завершил свои большие гастроли по России в Москве. Зрители Ханты-Мансийска, Екатеринбурга, Челябинска, Уфы, Казани и Тюмени осенью смогли увидеть театральную легенду, о которой до этого только слышали.

  В зале не протолкнуться, счастливчики – обладатели заветных билетов – рассаживаются по своим местам. Остальные ожидают с надеждой у входа разрешения хотя бы войти. Но строгие билетерши неумолимы. Начало спектакля задержали почти на полчаса. Но оно того стоило. В сущности Джорджо Стреллер не сделал ничего нового, поставив пьесу Карло Гольдони «Слуга, двух господ», заменив разве что, имя главного героя на Арлекино вместо Труффальдино. Этой постановкой он не пытался удивить мир или вписать ее в современный контекст жизни, сказать новое слово в режиссуре, то, за чем сегодня многие гонятся, забывая о главном – заниматься любимым делом. Стреллер им и занимался. Он как никто умел чувствовать гармонию жизни и воплощать ее на сцене. Ведь спектакль «Пикколо», помимо конечно исполнения, которое находится на высочайшем техническом уровне, удивительно теплый и жизнеутверждающий. Разве что иногда окрашивался в меланхоличные тона. Когда, например, режиссер решил уйти из театра. В 1973 году на сцене «Пикколо» появился грустный и даже блеклый спектакль. Краски померкли, а Арлекино больше, по настроению, походил на Пьеро. Однако начинка постановки всегда была энергичной, бодрой и смешной. А зрители всех стран до сих пор думают, что комедия дель арте изначально была именно такой, какой увидел ее Стреллер. Арлекино перепрыгивал маленькими шажками, вытягивая носок, говорил тарабарщину и именно с такой легкостью летал из одного угла сцены в другой. Как только актеры выходят на маленький помост, и начинается игра, слова, особенно у Арлекино, произносятся с такой быстротой, что невольно заставляют вас улыбаться. Это еще одна отличительная особенность спектакля – ритм. Здесь все выдержано в строжайшем ритме, держится темп. При этом нет намеренной гонки, зритель даже если он не понимает итальянский язык улавливает все шутки и трюки.

  «Слуга двух господ» появился в 1947 году, в полуразрушенной, послевоенной Италии. Многие потеряли свой кров и родных. Стране надо было думать, как восстанавливать экономику и нормальную жизнь. Как выбираться из кризиса. И вдруг… Яркий, веселый, беззаботный Арлекино со своими шутками, дурачествами и трюками, от которых взрослые впадают в детство. Удивительно, но этот персонаж и сейчас заставляет забыть возрастные ограничения и радоваться театральному чуду как ребенок. Спектакль пользовался бешеной популярностью. Он будто взорвал руины военной Италии, провозгласив до боли понятный лозунг «жизнь продолжается». И она не унылая и серая, а такая яркая. Менялся состав, редакции — существовало 9 версий спектакля, но за все это время роль Арлекино исполняли только два актера – Марчелло Моретти и его ученик Ферруччо Солери. Последний выходит на сцену в роли Арлекина вот уже 48 лет. С момента рождения спектакля его посмотрели в 40 странах мира, а сыгран он был более двух с половиной тысяч раз. Родилась постановка на маленькой сцене миланского театра и рассчитана была всего на 500 человек, столько вмещал в себя зрительный зал. Ею же и открылся театр «Пикколо».

  Как уже было сказано, на сцене располагался маленький помост с ширмами-занавесками. Они менялись с переходом сцен. По левую сторону от зрителя, располагался маленький оркестрик и суфлер. Старый, сгорбленный, он зажигает и тушит свечи прямо перед рампой, все время ворчит, следит и делает замечания актерам как надо подать реплику. С правой стороны, остальная актерская братия, ожидающая своего выхода на сцену. Общая гамма спектакля напоминает осеннюю – желто-оранжево-белые цвета в декорациях и костюмах героев. На лицах Арлекино, Бригеллы и Ломбарди традиционные черные кожаные маски, закрывающие лицо наполовину, рот остается свободным. Сам главный герой в костюме из разноцветных лоскутков, коротеньких штанишках, из-под которых выглядывают белые гольфы, в черных башмачках, похож на какого-то юркого зверька, то и дело попадающего в нелепое положение.

  Наши представления о театре масок исчерпываются музыкальной комедией в заглавной роли с Константином Райкиным и спектаклем «Принцесса Турандот» Театра им. Е. Вахтангова. После Стреллера – разница налицо. Не то, чтобы кто-то играл плохо или хорошо. Бесспорно – это два шедевра нашей культуры, на которых воспитывалось не одно поколение. Но маски комедии дель арте, видимо, никогда не приживутся на российской сцене, благодаря… Станиславскому. Индивидуальность актера русской школы переживания выступает за рамки, ограниченные маской. Замечательная Наталья Гундарева в роли Смеральдины обязательно будет олицетворяться с образом русской женщины, а не просто маской. У актеров «Пикколо» прекрасная ансамблевая игра. Здесь никто индивидуально не выделяется. Перед вами маски, но не образы. У каждой свой характер и особенности, а потому и актеры здесь существуют по-другому. Глубин характера вы не найдете. А основной критерий отбора артистов на роли — отвечать четким указаниям амплуа. Внешние данные актера отступают на второй план. От своего внутреннего «я» он ничего не привносят в маску. Вот и весь секрет. Не зря на пресс-конференции, восьмидесятилетний Феруччо Солери сказал, что комедия дель арте позволяет в масках играть до тех пор, пока есть здоровье.

  После спектакля хочется воскликнуть: «Все гениальное – просто». Бродяга Арлекино, заклеивающий письмо хлебом, исполняющий кульбиты, знаменитые «лацци» с мухой, тарелками и желе – символ театрального искусства. Его самой лицедейской сути. Комедианты, развлекающие почтенную публику, не умирающие и никогда не устающие маски, скрывающие старость и настоящие эмоции актера. Поэтому так разителен поклон после спектакля, когда исполнитель роли Арлекино снимает маску, а под ней пожилое лицо актера. В этом и состоит великий контраст между публикой и театром. Его Величество Актером и его Величество зрителем, которому он служит. Придет Станиславский, Мейерхольд и другие мастера театрального искусства и заменят маску психологическим образом и выразительным жестом, заставят зрителя сопереживать и думать. Но к итальянской комедии масок время от времени будут возвращаться. Будто сам проказник Арлекино следит за ними из-за кулис.

  Эта удивительная простота, которую подарил в театральном искусстве Джорджо Стреллер зрителям, много лет объединяет по всему миру поклонников театра, которым вот уже больше полувека не надоело смотреть один и тот же спектакль. Великий мастер все-таки оказался прав, назвав свою книгу «Театр для людей».

С легендой соприкасалась Анна Коваева
Фотографии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: