А МОЖЕТ, ЭТО БЕНЕФИС?

Именно этот вопрос возникает после просмотра премьеры «Кастинг» в Театре им. Моссовета. Пьесу написал Юрий Еремин по мотивам либретто мюзикла A Chorus Line. Чтобы объяснить, почему возникла эта мысль, надо слегка познакомиться с сюжетом. 

  В репетиционном зале проходит кастинг на эпизодические роли и массовку в мюзикл. Какой – не суть важно, но кастинг проводится серьезный, приехала мастер-хореограф из Москвы, знаменитая Анна Павловна. Осталось всего 14 человек, из них и будут выбирать. Но вот неожиданность: прежде, чем показать свой номер, по требованию Анны Павловны претенденты должны рассказать о себе. Зрители полностью наблюдают этот процесс: каждый участник рассказывает и танцует, потом следующий рассказывает и танцует, рассказывает и танцует… На выступлении примерно четвертого участника ловишь себя на мысли: «И так будет весь спектакль?! » Анна Павловна смотрит, слушает, делает редкие замечания, вопросы задает… Но в чем суть? Пока неясно.

  На протяжении кастинга на сцену время от времени выходит старейший актер театра, в здании которого идет отбор, Адам Васильевич (Анатолий Адоскин). У него вечером бенефис, он то идет за фраком, то просто наблюдает за репетициями. На фоне молодняка выглядит старым дубом в березовой роще: немного не к месту и как-то жалко его становится…

  Намек на сюжет возникает лишь в конце первого акта: появляется некий Михаил, который оказывается бывшим мужем Анны Павловны, вернувшийся после измены в поисках прощения и работы. Она соглашается поговорить с ним после перерыва. И – антракт.

  После антракта – замечательно поставленный и исполненный танец Анны и Михаила, их беседа, ее согласие дать ему шанс на работу и опять нескончаемый кастинг. На этот раз репетируют массовые танцевальные сцены. Каждое движение показывают, проверяют, отрабатывают. Потом неожиданно одна девушка получает серьезную травму и выбывает из борьбы. Еще одна, надевая туфли, ранит ногу стеклом, которое туда подложили, конечно же, конкурентки. Вновь появляется старик Адам Васильевич, который где-то обронил обручальное кольцо. Когда Анна Павловна решает, что достаточно увидела, танцы обрываются, оглашается список счастливчиков, которые получили работу. Михаила не берут. Но он собирается проводить Анну.

  Все уходят, гасится свет, на сцену тихо выходит Адам Васильевич, нагибается, находит кольцо, улыбается чему-то своему и уходит. Все. Занавес и поклоны, в исполнении всех участников спектакля.

  Спектакль сложно отнести к какому-либо жанру. Это не мюзикл и не музыкальный спектакль (никто из героев не поет), это и не балет (слишком много текста), это и не драматический спектакль (недостаточно сюжетных линий). Скорее всего, я бы отнесла эту постановку к жанру музыкального ревю. А что же еще? Именно этот жанр отличает отсутствие развернутого сюжета и множество отдельных номеров. Стоит заметить, что именно в этом жанре удобно поставить бенефис певцу, танцору или хореографу: есть возможность выступить в разных жанрах и стилях, показать себя во всей красе. Поэтому и возникает мысль о том, что «Кастинг» в Моссовете – бенефис Аллы Сигаловой, которая стала не только хореографом спектакля, но и сыграла в нем главную роль.

  Без Сигаловой все было бы совсем банально и непонятно. Одним из манков спектакля является ее непосредственное участие в спектакле, ведь в роли Анны Павловны актриса играет практически саму себя. В биографии Анны Павловны много фактов из жизни Сигаловой: это и постановка танцев Лаймы Вайкуле, и работа над знаменитым спектаклем Виктюка «Служанки».

  Собственно, Алла Сигалова становится и смыслом спектакля, и самым динамичным его персонажем. Поэтому, чтобы объяснить появление этой постановки в репертуаре театра, остается как версию принять желание сделать бенефис прекрасному хореографу, танцовщице и просто активной, успешной и талантливой женщине. Алла Сигалова, несомненно, этого заслуживает. Интересно также наблюдать результат ее работы не с танцорами, а с драматическими артистами. Но не оставляет сомнение, что Алла Сигалова в качестве бенефиса достойна гораздо большего, масштабного и полноценного. Здесь же ее мастерство будто скрыто под маской недосказанности. И если вы никогда не сталкивались с работами этого хореографа, то вам приоткрыли завесу, поманили, но не рассказали полностью. А жаль…

  Молодежь Театра им.Моссовета активно включилась в эксперимент. Но танцуют ребята очень здорово, а вот сюжетная составляющая подкачала. Большинство героев (даже при наличии хорошо поставленного номера) рассказывают о себе какие-то невероятные истории, которые вызывают то смех, то недоумение за счет нелепых преувеличений в сюжете. В антракте какая-то серьезная барышня в буфете, попивая кофе, заметила, смакуя модное словечко: «Просто сборище фриков каких-то!» Ну, возможно, фрики – это слишком громко и грубо… Но ощущение чего-то неестественного от этих ребят не оставляет на протяжении всего спектакля. Сразу же оговорюсь: неестественность не от актеров, а от персонажей. Слишком все надуманно и тяжело.

  Особой неудачей можно назвать образ Эвелины Польских, которую играет Ольга Кабо. История героини следующая: ей уже заметно за тридцать, она все еще надеется начать танцевать. Старается показать номер из «Кабаре», но, естественно, до Лайзы Минелли не дотягивает. Зато мечтает, хочет и вообще… Очень хочет! Согласна, образ не самый нереальный – неудавшихся актрис и танцовщиц, верящих в свой талант и злодейку-судьбу, достаточно. Но промашкой было давать эту роль приме театра. Возможно, другая актриса смогла бы и быть смешной, и смешаться с толпой претендентов, и выглядеть при этом естественно. Но Ольга Кабо, к сожалению, просто не умеет быть на втором плане и не умеет играть неудачниц. Умеет быть красивой, нежно смеяться и быть главной героиней. Поэтому роль выглядит как нечто искусственно привнесенное в спектакль, и хочется спросить: а не специально ли для Кабо писали эту роль?

  Рекомендовать этот спектакль можно тем, кто ценит танцевальное искусство и любит Аллу Сигалову. А если подобный эмоциональный подход вам чужд, то оцените молодежь, насладитесь профессиональными номерами и немного задумайтесь – зачем в этом спектакле появляется Адам Васильевич? Хотелось бы нарочно оставить этот вопрос открытым, так как в ответе на него, может быть, кроется еще один смысл спектакля.

За танцами наблюдала Марина Белова
Фотографии Евгения Люлюкина
(взяты в сайта фотографа) 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: