РЕМАРКИ
Шедевр искусства рождается навеки. Данте не перечеркивает Гомера. В.Гюго
В искусстве отражается невыразимое. И.В. Гете
Театральные слезы отучают от житейских. В.Ключевский
Театрон - скамьи для публики в древнегреческих амфитеатрах.
"Хороший спектакль объединяет. Плохой обсуждается". Д.Калинин
Найди свой театр, а мы поможем!

Свен Норманн: "Можно и голым, лишь бы не петь"

На него сложно не обратить внимание на сцене. Не потому, что он передвигается на коляске с радужными колесами или потому, что в берлинском театре РамбаЦамба ему всегда достаются самые длинные монологи. Свен Норманн притягивает к себе восхищенное внимание, прежде всего, невероятной аутентичностью. Руководители инклюзивных театров не любят это слово, считая, что актеры с ограниченными возможностями аутеничны не более других…

Но как еще назвать человека, у которого получается занимать свое место по жизни, играть правильную роль? Будь то роль коварного Одиссея в софокловском "Филоктете", жестокого шекспировского Просперо или томной леди в сетчатых чулках, цитирующей Бодлера в декадентском "Cabaret de Paris"... Наша беседа со Свеном проходила в керамической мастерской театра РамбаЦамба под акомпанемент барабанов (за стеной репетировали РЦ-музыканты) и cчастыми "смеховыми паузами". Оказалось, что oстроумие и обаяние актера в жизни не уступают его сценической харизме. 

 

   Свен, расскажите, как вы оказались в РамбаЦамбе?

  До того как я начал работать здесь, я проходил обучение для работы в офисе. Но быстро понял, что на так называемом первичном рынке труда мне не пробиться. Кроме того, офисная работа, честно говоря, не та сфера, в которой я хотел бы остаться на всю жизнь, я это для себя четко понял. Потом я узнал о РамбаЦамбе. Tочнее, я слышал об этом театре давно, но не знал, что этим можно заниматься профессионально. Я думал, это просто группа, которая вечерами встречается, репетирует, и с какой-то периодичностью играет спектакли. А оказалось, что для людей здесь это основная профессия. Так что я пришел сюда посмотреть-познакомиться, и очень воодушевился. Меня сразу привлекла серьезность подхода. То есть не было такого: ты передвигаешься в коляске, значит, нам подходишь – нет, мы заинтересованы в твоей актерской игре, а не в твоем диагнозе. Мне это очень понравилось. Я не думал, что меня прорвет на такую эмоциональность, но я даже расплакался. Так получилось, что для меня не оказалось места в той группе, куда меня должны были распределить после учебы, и мне предложили поработать в театре РамбаЦамба. Я сказал: никаких проблем. С 2008 года я в штате.

 

 

    То есть вы стали актером случайно? Или было что-то вроде детской мечты?

  Да, точно. В семнадцать лет я понял, что хочу стать актером. При этом мечтал попасть в кино, быть звездой сериалов: о, я люблю мыльные оперы! В начальной школе у нас был кружок кукольного театра, потом я стал петь в хоре, но когда мой голос сломался в подростковом возрасте, с ним пришлось завязать. Затем я попал в школьную театральную группу, где и осознал, что хочу заниматься этим профессионально. Да, я учился совсем другому, но мне было ясно, что работать в офисе я не буду.   

 

   Как отреагировали ваши близкие, когда вы стали членом РамбаЦамбы?

  Мама всегда говорила, что не будет вставлять мне палки в колеса, что я должен идти своим путем по жизни и на своем опыте понять, что мне подходит, что нет. Но РамбаЦамба ей всегда нравилась, так что никаких проблем не возникло.  

 

   Сегодня это ваше место работы. Сколько времени длится рабочий день в РЦ?

  В среднем, 6-7 часов, основное время работы - с 9 до 16. Если мы играем спектакль, в том числе по выходным, то c 13 до 21.30-22. Мы здесь обедаем, затем репетируем, потом подключаются гримеры и костюмеры.   

 

     В рутинной работе РЦ есть нелюбимые тренинги, где приходится себя заставлять?

  Ха-ха, а можно Эстер (руководительница пиар-службы, присутствовавшая при нашей беседе) выйдет на минутку? Нет, зря я это сказал. Ведь критиковать по существу мне нечего. Физически иногда бывает тяжело, но это нормально, ведь актерское мастерство связано с телом, так что много времени уделяется физической тренировке. Но кое-что я действительно не люблю. Моим первым заявлением в РЦ было, что я не могу петь. Что касается ролей – все что угодно, но с пением у меня проблемы. Однако все сказали, что у меня неплохо получается. Так что сейчас я пою в двух спектаклях. Но я–то знаю, что не певец, у меня ужасный голос.

 

    У вас всегда очень много текста на сцене, не случалось забывать его на сцене?  

   О да, я вспомнил, что еще мне не нравится в работе – техника импровизации, это ужасно, я этого не умею. Я могу работать, только если у меня есть четкие указания, что мне делать: здесь ты едешь слева направо, в таком-то свете говоришь то-то и то-то, - все супер! А если мне говорят: вот твоя ситуация, а это ты в ней, давай играй. Тогда выходит…. эммм, эээ, молчание... Хотя сейчас мне даже нравятся такие рабочие ситуации,когда мы играем спектакль и что-то идет не так - при имеющихся условиях я могу неплохо импровизировать. Когда есть канва действия, на которую я могу опереться, и знаю, что должно быть следующим. Но если мне нужно с ходу импровизировать, это кошмар, я точно не артист этого жанра.

 

 

Cabaret de Paris Rob de Vrij

 

 

    Отдельно перед зеркалом репетируете или хватает отработки в РЦ?

  Многие репетируют перед зеркалом, но мне это не подходит. Образ, который я вижу в зеркале, отрабатывая какие-то вещи, - это мое отражение, мое видение. Я могу сказать: да, это выражение лица – то, что нужно. Но в конечном итоге, решает режиссер, хорошо это или нет.

 

 

     А вы всегда с ним согласны?

  Большей частью. Иногда бывают моменты, когда я думаю, что можно было бы сыграть по-другому. Я мыслитель, а это не всегда хорошо для актера. Я работаю от головы, для меня определенные вещи должны быть понятными и логичными. Если я вижу, что в такой ситуации я бы не поступил так, то у меня будет проблема с тем, чтобы сыграть это.

 

    Мнению критиков доверяете, после премьеры рецензии читаете?

    Нам их читают в группе, после чего мы их обсуждаем. Сам бы я вряд ли купил в киоске газету со "статьей обо мне". У нас есть принцип в РЦ: актеры, друг друга не критикуют. Это делает режиссер после спектакля или репетиции, говоря что-то о каждом. Мы пытаемся это учесть и исправить в следующем спектакле. Критика – двигатель креативности, когда ее нет, заканчивается искусство и развитие. Другое дело - друзья, приходящие в театр: мне кажется, они думают, будто я жду от них похвалы. Это очень мило, но я предпочитаю, чтобы мне сказали: "Свен, ты отличный парень, мы с тобой всегда будем друзьями, но в этой сцене ты облажался". От такой честности наверняка будет больно, и ты подумаешь: ну конечно, этот-то много понимает! Но потом все равно об этом задумаешься. Моя мама всегда честно говорит, если я переигрываю. Конечно, режиссеры тоже тебя критикуют, а они компетентные, опытные люди, но критику родных и друзей принимаешь ближе к сердцу. 

 

 

Mit 200 Sachen Normann Helmdach web

 

 

    В РЦ вы часто играете плохих парней. И довольно органично выглядите в этих ролях. А сколько в них от самого Свена Норманна?  

   Интересный вопрос. С одной стороны, в каждой роли есть что-то от Свена Норманна. Я тот, кто ее наполняет, кто думает вечером перед сном о том, как ее сыграть, можно ли привнести в нее что-то из своего опыта. Например, Просперо из Lost Love Lost (самый масштабный спектакль РЦ, поставленный по текстам шекспировских "Бури", "Отелло", "Гамлета" и "Ричарда III" и собравший на сцене всеx 35 артистов театра, - прим. автора), я, конечно, никогда ничего подобного не делал в жизни, но думаю, темная сторона есть в каждом из нас, нужно только внимательно покопаться в себе. В работе актера есть две интересные вещи: первое – собственная наполненность, и второе – умение ее продемонстрировать. Если я играю кого-то печального, я должен сначала в себе разобраться с этим чувством. А потом, как актер, проецировать это на внешний уровень, что гораздо сложнее.

 

 

     Психологически такие роли оставляют какой-то след?

   Так чтобы я ехал из театра домой в депрессии – нет. Иногда после грустного спектакля какие-то мысли вечером приходят, но это хорошо. Это же здорово, что ты можешь что-то такое чувствовать. А вот перед спектаклем я часто говорю сам с собой – такая типичная картинка: едешь в метро и проговариваешь свой текст. Конечно, я это делаю не так, как играл бы на сцене, но люди все равно смотрят. Это своего рода медитация для меня, ну и текст учу.   

 

 

RZ Philoktet 61 web

 

 

   У вас есть любимая роль в РЦ?

  Какую-то роль я не хотел бы выделять, потому что в каждой есть что-то прекрасное, и все они очень разные. У меня есть любимый спектакль - "Cabaret de Paris". Принято думать, что это веселая постановка: в ней много смеха и песен. Но на самом деле, это ужасно грустная история, ведь речь идет о распаде театральной труппы, ее конец обозначается уже в начале, но мы до самого финала не знаем, выстоит ли она.

 

 

   Расскажите о своем опыте в кино. Как вы попали в проект "Menschenliebe"?

   Ах да! Максимилиан (Режиссер Махимилиан Хальсбергер, - прим. автора) собирал материал для выпускной работы в киноакадемии по теме "Cамоопределение людей с ограниченными возможностями и их сексуальная жизнь", так и вышел на РЦ. Он хотел снять историю про то, как человеку с ограниченными возможностями в обществе закрыт доступ ко всему, что касается эротики и сексуальности. Вначале моя кандидатура даже не рассматривалась, но потом он увидел меня в "Lost Love Lost" - ох, сейчас это прозвучит невероятно высокомерно - и подумал: а у парня актерский талант. Мы поговорили. Для Максимилиана важны вещи, заметные с необычного ракурса. Не то чтобы табуированные, но такие, на которые нормальный человек смотреть не будет. Я сказал: "Да, все, что хочешь, но ниже пояса я не раздеваюсь". В итоге, конечно, пришлось. Но это был прекрасный опыт. В том числе потому, что фактически это была не роль, а я сам. За ролью всегда можно спрятаться. В документальном фильме не спрячешься.

 

sven normann

 

 

 

   И не было сомнений: участвовать в работе над такой темой в молодой команде, при этом играть самого себя?

   Я открытый человек. В том числе, что касается темы моей гомосексуальности или сексуальной жизни. Честно говоря, когда Максимилиан мне сказал, что меня нужно снять раздетым и показать в каких-то интимных моментах, я задумался. Мне пришлось себя в чем-то преодолевать. Мы много дискутировали. То есть, не было такого, что он говорил что-то cделать, и я просто выполнял. Мне нужна была аргументация, обоснование каждого шага. Я не хотел участвовать в чем-то, отдающим вуайеризмом. Конечным результатом я остался очень доволен.

 

 

    А какова была реакция близких?

    Друзья все нормально восприняли, а вот реакции родителей я побаивался. В итоге моя мама сама пришла ко мне, чтобы посмотреть фильм со мной. У нас очень открытые отношения. Я только предупредил ее, что без обнаженки в фильме обойтись не удалось. Я боялся реакции родителей на постельные сцены, а их у меня в фильме несколько. Мама сказала, что все неплохо. А отец меня особенно порадовал. Была только одна вещь, которую он раскритиковал – работа оператора. А я-то думал, вот сейчас будет постельная сцена, и он начнет выговаривать мне, почему я на это пошел, а он только сказал: "Свен, эти кадры в начале какие-то странные, как-то по-детски сделаны". После этого у меня не осталось ни страхов, ни сомнений.

 

 

    Работа перед камерой сильно отличается от работы на сцене? 

  Колоссально. В кино можно прерваться и начать заново. А я еще такой Мистер Все-Должны-На-Меня-Смотреть. Я не знаю, сколько раз Максимилиан во время съемок говорил: "Свен, не смотри в камеру". А для меня камера была публикой, на которую нужно работать, очень близко. 

 

Cabaret de Paris Ensemble Rob de Vrij

 

 

 

    Есть желание дальше работать в кино?

  А то! Как раз только что был на кастинге для небольшой роли ди-джея. Проблема в том, что съемки довольно сложно совместить с моей основной работой в РЦ, хоть это всего три съемочных дня в апреле-мае, время крайне неподходящее, потому что мы работаем над премьерой,которая должна состояться в июнe. Но я пока еще не знаю, получу ли ту роль в кино.

 

 

     О какой роли мечтает Свен Норманн в театре?

   Главного злодея! Особенно мне нравятся характеры, которые становятся злыми в процессе. Надо, чтобы герой вначале был хорошим, а потом с ним что-то происходит, и он становится злым. Или наоборот, когда вначале он злой, а потом становится добрым. Когда есть возможность выбора – очень интересно наблюдать, почему человек выбирает тот или иной путь. Мефистофеля сыграл бы. Еще в школе мы разбирали "Фауста" и пришли к выводу, что он не плохой, Фауст сам виноват. Или, например, Одиссей в "Филоктете" - почему он злой? Я каждый раз себя спрашиваю, почему же я такой негодяй?  

 

 

      К своим тридцати годам вы довольны тем, как складывается ваша жизнь?

    Актерство - моя страсть. Я стал актером не потому, что цех керамики был полон, и в цифровых СМИ для меня не нашлось места, или потому что мне сказали, что я не могу ничего другого. Я актер, потому что я всегда этого хотел, это то, ради чего бьется мое сердце. Не хочу говорить каких-то громких слов и впадать в патетику, я просто убежден, что это то, чем я хочу заниматься. Вот если бы еще не петь. Но я, увы, должен по контракту, это моя профессия, если б я заранее это знал… я бы попросил это прописать: все, кроме пения.

 

Беседовала Полина Мандрик

Фото: Йонас Людвиг Вальтер, Роб де Врий,

Ральф Хеннинг, Мелани Бюнеманн 

15.04.2015 00:00

MUST SEE!

cache/resized/ddec8a51f3531fe89ab6c60687867cbf.jpg
Октябрь готовит много театральных сюрпризов. Адольф Шапиро поставил театральную историю по Луиджи Пиранделло, Дмитрий ...
gavrosh
  "Гаврош–2018" — это  лучшие спектакли для детей и всей семьи из Берлина, Дюссельдорфа, ...
fototopless
Театры открывают сезоны и активно запускают премьерный марафон. Театр на Малой Бронной представит долгожданную премьеру ...
impressionism
Сентябрь принесет большое количество интересных выставок. Те, кто не успел за три летних месяца посетить Музей русского ...
3a9f6b4e
9c7ec26b
ca984335389adc3f