РЕМАРКИ
Шедевр искусства рождается навеки. Данте не перечеркивает Гомера. В.Гюго
В искусстве отражается невыразимое. И.В. Гете
Театральные слезы отучают от житейских. В.Ключевский
Театрон - скамьи для публики в древнегреческих амфитеатрах.
"Хороший спектакль объединяет. Плохой обсуждается". Д.Калинин
Найди свой театр, а мы поможем!

ДМИТРИЙ БИКБАЕВ: "ВРОЖДЕННОЕ ЖЕЛАНИЕ БЫТЬ ЛУЧШИМ"

Дмитрий Бикбаев в своем роде уникум, его профессиональный диапазон не может не удивлять. Актер, режиссер, продюсер, певец, композитор, телеведущий, педагог – все это в свои двадцать четыре. К нему относятся по-разному: и резко негативно, и с обожанием. Не впадая в эти крайности, мы решили разобраться в его театральной жизни – в ролях, проектах, в отношении к делу.

 

Дима, у тебя очень много проектов: музыка, телевидение, книги. Какое место во всем этом занимает театр?

Театр – это направление, с которого началось мое творческое бытие. Изначально я попал именно в театральную сферу, и первой моей профессиональной сценой была сцена театральная. Потом уже появилась музыка и победы в музыкальных конкурсах. Но театр всегда был и остается одним из важнейших направлений в творчестве.

 

В Театре Луны недавно состоялась премьера спектакля "Орфей и Эвридика", где ты играешь главную роль. Как шла работа над этой постановкой?

Создавался спектакль по классическим законам: сначала был длительный застольный период, затем мы долго подходили к выходу на сцену и на сцене репетировали тоже достаточно долго. Нельзя сказать, что на данный момент спектакль окончательно сложился и окреп. Нам по сей день приходят новые идеи, и мы стараемся их воплощать.

Интересно, что в этом проекте участвуют представители совершенно различных актерских школ: Ирина Линдт, Дмитрий Бозин, Анна Терехова и я. Приятно, что все в этом спектакле попытались открыть в себе новое, попробовать нестандартные для себя роли. Получилось, на мой взгляд, весьма интересно. Я надеюсь, что спектакль будет жить. По крайней мере, мы все для этого делаем.

 

 

 

В спектакле "Дориан Грей" ты выступил не только как актер, но и как режиссер, и как автор инсценировки. Легко ли было все совмещать?

Я выступал как режиссер, ответственный за концепцию, а режиссером-постановщиком была Гульнара Головинская. Сама идея возникла, когда, прочитав книгу, я вдруг понял, что об этом еще никто ничего не сделал. Все фильмы и постановки о Дориане Грее о другом. В нашем спектакле акцент не на падении человека, а на том, что каждый из людей совершает в жизни один выбор, который навсегда остается с ним. Нет искупления – вот что самое главное! Жизнь не дает возможности отыграть назад, хоть нам сейчас и активно пропагандируют обратное. Якобы все можно стереть, все забыть, начать с чистого листа. Но с душой такого не бывает, и поэтому жить надо иначе.

"Дориан Грей" стал моим первым продюсерским проектом, мне приходилось заниматься и декорациями, и костюмами, и многим другим. И когда до премьеры оставалось совсем немного времени, вдруг возник вопрос: "А что роль? Роль-то готова?" Многое я успел организовать, но на роли завяз, и приходилось доделывать ее уже после премьеры. Теперь я либо ставлю, либо играю, но не совмещаю эти два занятия.

Тем не менее, это был интересный опыт. Сейчас мы играем спектакль уже третий сезон при полных аншлагах, что большая победа для московского театра – заполнять шестьсот мест два раза в месяц.

 

Не устал от роли за эти три года?

Есть роли, которые я играю еще дольше. Нет, не устал, потому что в каждом новом спектакле – новый я, разговаривающий с учетом прожитых дней или недель. Нельзя повторяться, но всегда надо говорить о чем-то для себя важном и актуальном, чтобы воплощать роль искренне. Только в этом случае зритель будет сопереживать. Зрителя обмануть нельзя. И что самое главное – зрителя каждый раз нужно завоевывать. Каждый раз приходит новый зал, большая часть которого не видела спектакль, и ты обязан выходить как на премьере. Нужно быть подготовленным, сконцентрированным, всегда работать с включенным вниманием на сцене. Ведь это довольно сложный процесс – вести своего персонажа вместе с собой в каждом спектакле.

 

 

 

А насколько важно для профессии внимание в жизни?

В жизни оно тем более важно. Актерская профессия поэтому и сложна: это вечное травмирование своего внутреннего устройства. Человек, у которого все в жизни хорошо, которого ничего не беспокоит, вряд ли будет артистом. Артист всегда должен думать о насущных проблемах. А режиссер тем более: у режиссера должны быть кровоточащие раны.

 

Ты следишь за тем, что происходит в мире?

Конечно. Мои любимые радиостанции – информационные. Как только ты становишься режиссером, ты становишься и общественным деятелем. Соответственно, ты должен понимать, что происходит в обществе, что занимает умы большинства наших граждан, разбираться в актуальных вопросах.

 

 

 

 

Как, по-твоему, сегодня соотносится театр и развлечения?

К сожалению, так получилось, что в театр в нашей стране перестали ходить в определенный исторический период. Действительно, в то время было не до театров. Появился рынок. В Россию хлынуло огромное количество медийных предложений, зарубежных фильмов и мюзиклов. Люди хотели попробовать все новое, отказывая, к сожалению, нашему театру. Сейчас постепенно ситуация меняется. Хотя многие зрители уже не готовы думать. Например, когда гениальный Кама Гинкас привозит в Москву свои постановки, ко второму акту остается лишь половина зала. Потому что зрителям предлагают поразмышлять, а они приходят, чтобы их развлекали.

Но, на мой взгляд, современные художники, особенно молодые, должны грамотно совмещать потребности общества и свои идеи, не рассчитывая только на аудиторию единомышленников. Театр обязан быть массовым, тогда у него действительно большое предназначение. Если впереди идет эго, стиль, задумка, креатив, сценографическое решение, это уже не театр. Театр всегда должен идти от зрителя, быть для людей и про людей – людей современных, живущих здесь и сейчас. Тем более что в жизни все сталкивают с одними и теми же проблемами, проходят одинаковые эмоциональные этапы. Правду можно облачить в разные средства, но она для всех одна, нечто настоящее – всегда общее.

 

Как ты относишься к критике?

Главное – работать и понимать, что критики не сама цель. Цель только одна – зритель. Если зритель сделает свой выбор в твою пользу, критики будут вынуждены разобраться. Тем более, у меня благие намерения: я не собираюсь предлагать зрителям чернушные темы, как делают многие, кичась, что это и есть, мол, искусство. За свои спектакли мне не стыдно.

 

 

 

 

Недавно ты стал творческим директором студии "Маленькая луна". Расскажи, пожалуйста, об этой своей ипостаси. 

Я работаю с юными артистами – детьми и подростками. Я понимаю, что должен вложить в них принципиальные понятия о жизни, и стараюсь объяснить, что все будет хорошо, все будет получаться. Мы живем в хорошее время, в хорошей стране, нас окружают хорошие люди. А все плохое – это трудности, которые можно преодолеть. Конечно, моя задача как педагога их раскрыть и сделать так, чтобы от этой профессии они получали удовольствие, хотели в ней развиваться, быть в ней всегда.

 

Какие у тебя планы на этот сезон?

Самое главное сейчас – премьера в Другом театре спектакля "Стеклянный зверинец" по пьесе Теннеси Уильямса. Я играю роль Джима. Новая для меня площадка, новые партнеры, с которыми работать, конечно, одно удовольствие, и прекрасная драматургия... Вообще, Ануй, Уильямс, Уайльд – это хорошо, это мне нравится.

В ноябре состоится премьера спектакля "Фотоаппарат". Это независимый театральный проект. У спектакля сильная идея, подобрана очень хорошая команда. Раньше я скептически относился к любым антрепризным проектам, но здесь меня потрясла пьеса. Я заплакал, уже читая. Для современной драматургии это вообще невероятная история, когда нет ни мата, ни откровенной чернухи. Я уже много чего и переиграл, и пересмотрел, в том числе достаточно крупные постановки. И все равно пьеса тронула. Поэтому с большим удовольствием работаю в этом спектакле над ролью Топоркова.

В декабре у нас премьера спектакля "Тая и Мартин" в "Маленькой Луне". Я написал к нему песни как композитор, дописал кое-что как драматург. Работа с детьми – особенная история. Это педагогическая работа, но и работа на результат. Очень хочется, чтобы спектакль был не только премьерой для зрителей, но и этапом профессионального роста для детей. 

 

 

 

 

Поговорим немного об актерской технике. Как ты подходишь к созданию ролей?

Мне повезло, у меня были разные режиссеры и педагоги, которые научили разным схемам работы над ролью: от интонации к наполнению и от внутренних переживаний к форме. Я могу перестраиваться с одной техники на другую. Многие говорят, что этого делать нельзя. Но мне кажется, люди так оправдывают свою лень. Я считаю, что можно все: одновременно сниматься в десяти картинах, и петь, и продюсировать, и ставить. Было бы желание и время. Тут уже каждый решает сам, чего он больше хочет – зависать или работать. Лично я выбираю не отказываться от своих мечтаний, а моя мечта – быть как можно больше со зрителями и разговаривать с ними на разные темы. Это желание постоянно подталкивает меня к созданию новых театральных проектов и ролей. Я кладу на это все свои силы.

 

О каких темах ты бы хотел говорить со зрителем в первую очередь?

Вопрос веры для меня всегда актуален. Веры в себя, в людей, в человека как такового, как создания божьего. Человек и вера – как в глобальном, так и в очень частном смысле. Верю ли я ей, верю ли я ему, почему? Также как верю ли я в себя, верю ли я в Бога, верю ли я в этот мир?

 

Когда роль наполнена музыкальными и пластическими задачами (как в спектакле "Шантеклер"), это помогает или мешает выполнению задачи актерской?

Я считаю, что актер должен обладать своим телом и голосом в совершенстве. Пение – это сильнейшее выразительное средство, и отказ от него – большое упущение. Только представь, на сцене актриса садится и начинает петь романс под гитару. Это же сразу другие эмоции! Вокал действительно может заряжать энергией, которую сложно сконструировать иными способами. Актер должен владеть всеми средствами выражение, потому что в любой профессии нужно быть максимально подкованными.

У меня есть свое определение таланта. Я считаю, что талант – это врожденное желание быть лучшим. Если в театральном институте преподают вокал, сценречь, танцы, то везде ты должен быть лучшим. Только тогда, как мне кажется, ты являешься пригодным к этой профессии. Каждый раз, выходя к зрителям, ты должен себе и окружающим доказывать, что ты имеешь право быть актером. И нужно не давать себе спуска.

 

Беседовала Юлия Ионова

Фото Ирины Косаревой

04.11.2012 01:09

MUST SEE!

cache/resized/d26d0df9a7274d765a219c484fcfd87c.jpg
15 мая 2017, на сцене Театра им. Вл. Маяковского. Ведущий вечера - Анатолий Белый. Среди участников ...
cache/resized/172861955fe3390f732872b1a9964549.jpg
7 июня 2017 г. в московском "Театре Луны" под руководством народного артиста России Сергея Проханова состоится премьера ...
cache/resized/32350bd8986e06e0c3ac6dc875c0d90a.jpg
Проект-театр ПТТ представляет спектакль в темноте по пьесе Мориса Метерлинка «Слепые» в постановке Наташи ...
cache/resized/7570045b136793cdbe7139fcce4ae57c.jpg
   В рамках проекта "Клубные вечера "На Страстном" 19 мая в 20.00 в Театральном центре ...
3a9f6b4e
9c7ec26b
ca984335389adc3f