ЛЮБОВЬ ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

Премьера спектакля «Декамерон» Кирилла Серебренникова – коллаборации «Гоголь-центра» с Deutsches Theater – состоялась в Берлине 8 марта 2020 года, став своего рода пророческой. Через пару недель мир погрузился в хаос «чумы XXI века»: закрылись границы, людей охватила паника перед лицом неизлечимой тогда болезни. И в Россию спектакль смог попасть только через полтора года, не потеряв при этом своей актуальности.

Кирилл Серебренников переносит действие новелл Боккаччо из охваченной чумой Флоренции 1348 года в наши дни. В спортивном зале, под руководством суровой медсестры в исполнении Ирины Выборновой, шесть пожилых женщин занимаются гимнастикой.  Фоном идёт бесконечный поток новостей из телевизора: политика, стрельба в школах, насилие. Ментальный недуг нашего общества переплетается с личным: страхом старения и постепенного увядания. Но, в конце концов, это всё тот же страх смерти.

«Любовь сильнее смерти» – скажет персонаж Жоржетты Ди в конце спектакля – «любовь сильнее нас». Любовь – реальная и несбыточная, счастливая и невзаимная – пронизывает все десять эпизодов, сгруппированных по временам года.

Первый акт – весна и лето – насмешливый, яркий. Жена изменяет мужу с его духовным наставником, пока муж постигает путь в рай, прибив себя гвоздями к кресту, конюх пробирается в спальню королевы под видом её мужа, а любимого мужчину продают за деловой контракт. Действие наполнено сексуальной энергией: ритм эпизодов учащается, доходя до кульминации – оргазма. Животное начало, откровенные желания понятны каждому. Восприятию спектакля совершенно не мешает его двуязычие. Немецкие и русские актёры играют на сцене вместе, обмениваясь репликами на двух языках. Перевод транслируется на экранах, передвигаемых по сцене, и слова становятся полноценными участниками спектакля. Но перевод не особенно нужен: языковые, культурные различия стираются, когда речь идёт о телесном, о той радости жизни, которую древние язычники противопоставляли страху смерти, изображая фаллические символы и широкобёдрых богинь.

Языческой богиней, проводящей зрителя по колесу года, предстает здесь Жоржетта Ди, чьи зонги обозначают в спектакле смену времен года – от бурной радости весны к постепенному зимнему угасанию. Жоржетта Ди – немецкий актёр, на сцене существующий в образе пожилой дивы с хриплым голосом Марлен Дитрих. Её (его) андрогинный персонаж не только объединяет разрозненные эпизоды в единое целое, но воплощает дуализм любви: мужское и женское, счастье и горе, тело и душу.

С монолога Жоржетты о волке начинается второй акт: душераздирающей исповедью жены об изменах, которые вместе с радостями телесными принесли смерть духовную. Второй акт – осень и зима – резко отличается настроением от первого. Любовь бывает темной, разрушительной и разрушающей. Центральным эпизодом второго акта станет новелла «Сердце» о любовном треугольнике: история о девушке – учительнице музыки в далёком гарнизоне, влюблённой в обычного солдата, и об отце, безумно любящем свою дочь. Любовь, доведённая до крайности, может привести к убийству и разрушить жизни.

В последнем эпизоде на сцену – спортивный зал — снова возвращаются пожилые женщины, каждая из которых рассказывает свою историю: как дождалась мужа из армии, как простила измену или как до сих пор ждёт той самой неземной любви. Вслед за женщинами на сцене появляются молодые, сильные мужчины: Марсель Колер, ровным голосом, как мантру, зачитывающий описания своей возлюбленной: от откровенно пошлых до романтично нежных, и обнажённый Георгий Кудренко, медитативно двигающийся в прозрачном, заполненном дымом тоннеле. «Шавасана – поза трупа» – так обозначен эпизод в спектакле. Шавасана освобождает тело от всех напряжений, приводит организм в состояние равновесия и подготавливает к новым нагрузкам. Как и зима, как смерть, подготавливает мир к новому циклу.

Фотографии с сайта театра

%d такие блоггеры, как: