МАРИЯ НАЩОКИНА. ТЕАТРАЛЬНАЯ ПЛОЩАДЬ, 2: ИСТОРИЯ ЗДАНИЯ И ЕГО ГЕРОЕВ. К 200-ЛЕТИЮ ПОСТРОЙКИ. — ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРОГРЕСС-ТРАДИЦИЯ», — МОСКВА, 2021

В московском издательстве «Прогресс-традиция» вышла книга Марии Нащокиной «Театральная площадь, 2: история здания и его героев. К 200-летию постройки». Выпущена она совместными усилиями Российского академического молодёжного театра, Научно-исследовательского института теории и истории архитектуры и градостроительства и Российской академии архитектурных и строительных наук к юбилею РАМТа. И хотя в названии указана цифра 200 лет, история, рассказанная в ней, охватывает гораздо больший отрезок времени – с XII века до наших дней.

Искусствовед Мария Нащокина известна многочисленными монографиями по истории архитектуры, в частности о московском модерне, русских садах и усадьбах и ведущих архитекторах начала XX века.

Текст в книге разбит на четыре большие главы, каждая из которых описывает определённый временной этап. Так, в первой части рассказывается о самом месте на реке Неглинной, о том, как формировалась площадь, как возник законченный ансамбль зданий. Читатели узнают о первом владельце здания и как оно менялось в течение XIX века. Первая глава охватывает, пожалуй, самый большой исторический период – от XII до середины XIX века. Вторая глава повествует о жизни здания во второй половине XIX века. И хотя по времени это всего 50-60 лет, но, по событиям, происходившим в здании, она не уступает предыдущей главе. Здесь уже появляются знакомые театральной Москве персонажи – Александр Островский, Михаил Лентовский, Сергей Зимин, Константин Незлобин. Третья часть посвящена всему XX веку – от Первой студии МХТ и МХАТа Второго до ЦДТ и РАМТа. Четвёртая часть – это пока ещё короткий рассказ о первом двадцатилетии нового века.

Автор, как специалист в области архитектуры, уделяет много внимания и характерным деталям постройки зданий разных эпох, и планам перестройки здания, рассказывает о том, что каждый из владельцев дополнял в интерьере и насколько здание соответствовало современным требованиям того или иного периода.

Мария Нащокина рассказывает о жизни города вообще, чтобы читатель мог ярче и полнее себе представить, как менялся облик столицы с 12 века до момента появления тут Петровского театра. Из написанной ею истории мы узнаем и о нашествии Батыя, и о застройке окрестностей будущей Театральной площади в 15-17 веках.

Самые увлекательные страницы книги связаны именно со строительством театра в Москве. Как отмечает Нащокина, к моменту появления Большого Петровского театра (его строили князь Урусов и англичанин Медокс) в Москве было уже 15 частных театров. Но город нуждался именно в публичном театре. Для него и был выбран сгоревший в 1773 году дом Лобанова-Ростовского, который был перестроен по проекту архитектора Розберга.

«Театр имел партер, три яруса лож и галерею, вмещавшие около 1 тыс. зрителей, «маскерадную залу в два света», «карточную» и другие специальные помещения; в 1788 году к театру пристроили новый круглый маскарадный зал  – «Ротунду».

Счастливым это здание трудно было назвать – оно несколько раз горело на протяжении своей жизни. Один из первых больших пожаров случился в 1805 и после него до 1812 года здание так и не отстроили.

Рассказывает автор о том, как начала формироваться площадь, тогда носившая название площадь Охотного ряда. Мария Нащокина пишет о том, как реку убрали в канал, как постепенно появляется всё больше каменных построек. Приводит множество цитат архитекторов начала 19 века, среди которых есть и отзыв Львова: «Неровность местоположения, по которому разбросаны в беспорядке разнообразные каменные великолепные древние и новые здания, перемешанные с хижинами и зеленью садов… составляют множество прекрасных видов, между коими главнейшими почитается с Воробьёвых гор, откуда весь город по течению Москвы-реки, между долины и холмов извивающийся, как цветник представляется».

Важной вехой становится пожар Москвы 1812 года, тот самый, о котором Скалозуб, персонаж комедии Грибоедова «Горе от ума», говорил, что он «способствовал ей много к украшенью». Как иронично отмечает автор, грибоедовский персонаж был вовсе не так далёк от истины. Москва и правда преображается. Её застраивают согласно принципам регулярной планировки. А руководит застройкой Осип Бове. Изменения коснулись и Петровской (будущей Театральной площади).

«Хотя образовавшаяся огромная Петровская (Театральная) площадь имела с трёх сторон (северо-запада, севера и северо-востока) регулярные прямоугольные очертания, а окружающие её здания должны были стать сложение классического архитектурного ансамбля Петровской площади… идентичными по архитектурной обработке, её южная сторона была ограничена проходящей наискосок Китайгородской стеной, над которой возвышались резные силуэты соборов, церквей, шпили колоколен и кремлёвских башен. Панорама, открывавшаяся от Петровского театра, ограниченная классицистическими корпусами, как кулисами, поражала живописностью и разнообразием, казалась прекрасной картиной древней Москвы в современной раме. Это сделало новую площадь совершенно непохожей на привычные строго регулярные классицистические ансамбли и придало ей неповторимый, чисто московский характер».

История формирования ансамбля Петровской площади нам хорошо знакома. Мария Нащокина подробно пишет о том, как менялся облик домов, самой площади, какие архитектурные украшения появлялись или, наоборот, исчезали на домах при смене владельцев. Стоит отметить, что изначально Петровская площадь предназначалась для военных парадов и лишь спустя какое-то время стала местом для отдыха горожан.

Но, помимо истории застройки, в книге много и подробно описаны и владельцы дома на Театральной площади. На страницах книги оживают герой 1812 года генерал Полторацкий, купец Бронников, антрепренёры Михаил Лентовский и Константин Незлобин, мы словно слышим голоса Островского и Михаила Чехова, Станиславского и Ленского, Наталии Сац…

Мария Нащокина, рассказывая о каждом из них, подчёркивает мысль, что все они неслучайно оказались в этих стенах. Так Полторацкий любил и ценил музыку, Бронников дал возможность собираться актёрам Малого театра в своём трактире, с чего и начался кружок Островского, антрепренёры Лентовский и Незлобин мечтали о принципиально новом театре, но публика была ещё не готова к нему, а чуть позже тут обосновалась Первая студия МХТ, а 1924 – МХАТ Второй под руководством Михаила Чехова.

Кстати, если вам захочется услышать голоса тех, кто жил и работал в этом доме, вы можете сходить на аудиоспектакль «СТО», идущий в РАМТе, и увидеть, и услышать много интересного.

Если говорить в общем об исследовании, то оно больше похоже на увлекательный исторический роман о городе и его зданиях, которые рассказывают гораздо больше, чем любой экскурсовод. Это живое, увлекательное повествование о том, как живет и развивается столица на протяжении вот уже девяти веков, героями в этом рассказе становятся не только люди, но и архитектура.

В завершении стоит отметить богатый иллюстративный материал, включающий планы реконструкции зданий и города, застроек, литографии, репродукции портретов и картин, который сопровождает повествование. Большое количество цитат как наших соотечественников, так и иностранцев, побывавших в Москве 19-20 веков, дают возможность лучше погрузиться в историю здания на Театральной площади, её окрестностей и самого города.

%d такие блоггеры, как: