НА ЯСНОЙ ПОЛЯНЕ

Фестиваль «Толстой», прошедший в музее-усадьбе «Ясная Поляна» в сентябре, объединил два юбилея: столетие музея и пятилетие самого Международного фестиваля. Традиционно «Толстой» встречает гостей под открытым небом: на территории музея-усадьбы оборудованы две сцены (Большая на восемьсот мест и Малая — неподалеку от дома писателя).

Фестиваль организован по инициативе губернатора Тульской области Алексея Дюмина при поддержке Министерства культуры РФ и госкорпорации «Ростех». В этом году фестиваль впервые проходит под эгидой Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО. Руководителем фестиваля стала прапраправнучка писателя Екатерина Толстая. Программный директор фестиваля — известный театральный критик, помощник ректора по спецпроектам Школы-студии МХАТ Павел Руднев.

В этом году программа «Толстого» подтвердила, что современный театр живёт в эпоху рождения новых жанров и переосмысления старых: зрители увидели и традиционную драму и балет, работу в жанре сайт-специфик, спектакль-прогулку, два вида аудиоспектаклей и проект, соединяющий кукольный и драматический театры.

В центре внимания фестиваля – постановки по произведениям Льва Толстого или посвящённые самому писателю. По словам Павла Руднева в будущем одним из постоянных культурных проектов станет создание постановки или пьесы специально для фестиваля. Первым подобным опытом стала документальная пьеса драматургов Ярославы Пулинович и Светланы Баженовой «Толстой о людях. Люди о Толстом». Она рассказывает о музее и о тех, кто в нём работает. Авторы прожили в имении Толстых десять дней, взяли интервью у музейщиков и жителей деревни. Пьеса была представлена не только в Ясной Поляне, но и в других городах России, например, в Челябинске и Уфе, а также на фестивале «Любимовка» в Москве.

С биографией писателя были связаны спектакли «Русский роман» Московского театра им. Маяковского в постановке Миндаугаса Карбаускиса и «История одного преступления» режиссёра Егора Чернышова Театра на Спасской из Кирова. Пьеса Ольги Михайловой основана на переписке Льва Толстого и Петра Столыпина. А «Русский роман», в свою очередь, рассказывает о взаимоотношениях писателя с женой — Софьей Андреевной Толстой. Исполнительница главной роли – народная артистка России Евгения Симонова на творческой встрече со зрителями поделилась опытом работы над спектаклем. Перед началом работы артисты приезжали сюда, в Ясную Поляну, чтобы проникнуться атмосферой, в которой жили и творили их герои. В рамках фестиваля «Толстой» спектакль был показан в Тульском академическом театре драмы им. М. Горького.

На вопрос о том, что она ждёт от показа «Русского романа» в Туле, Евгения Павловна ответила, что особенно переживает о восприятии проекта зрителями:

«Фестивальная публика особенная: ведь придут люди, которые любят и доверяют фестивалю. И потому это всегда двойная ответственность, но при этом и двойная радость. Потому что это люди неслучайные. Они знают и любят Толстого, они строгие, но заинтересованные и понимающие. Потому мы очень ждём этот спектакль. Несмотря на то, что мы играем его уже на протяжении пяти лет и он обрел свою жизнь, мы рассчитываем на особенный подъём».

К постановкам, посвящённым личности и идеям Льва Николаевича можно отнести и театрально-образовательный проект «Школа без звонков и домашки» режиссёра Юрия Алесина и драматурга Алексея Олейникова, который создавался на основе педагогических идей Толстого. Спектакль воссоздает один день из жизни крестьянских детей, учеников яснополянской школы, в нём сыграли настоящие учителя.

Пятый фестиваль изменил свои правила: в программу теперь будут входить не только постановки, напрямую связанные со Львом Николаевичем Толстым и его произведениями, но и спектакли, способные вести диалог с писателем, перекликаться с его эпохой. Первым гостем фестиваля стала постановка Вероники Вигг «Чайка», представленная в Тверском ТЮЗе. Спектакль вошёл в список номинантов премии «Золотая маска» в сезоне 2019-2020.

Зрителям этого спектакля, пожалуй, особенно «повезло»: вместе с третьим звонком начался проливной дождь, и даже заботливо розданные организаторами дождевики не спасли ситуацию. Своими впечатлениями от театра под открытым небом поделился исполнитель роли Тригорина Андрей Иванов:

«Для нас этот опыт уникален. Да и потом… актёры — несколько суеверны. А сегодня… Целый день была хорошая погода, и перед самым началом начинается дождь! Перед спектаклем в наш шатёр залетел огромный шершень. Мы таких просто никогда не видели. На сцену вышел кот, который сумел вписаться в действие, позволив артистам импровизировать. Потом его унесли в актёрский шатер, он у нас пригрелся и уснул…

На самом деле, для нас испытание играть в таком пространстве. Спектакль рассчитан на очень небольшой зал, на камерную атмосферу. Мы постоянно существуем практически кинематографично: можем отыграть что-то на шёпоте, на крупных планах.

Сегодня мы были в некоторой растерянности: мы понимаем, что зрителям было очень сложно. Мы-то под крышей, двигаемся… А публика — под дождём и ветром. Потому мы были готовы, что будут уходить. Но такого не случилось».

Среди специальных проектов 2021 года на фестивале были представлены работы Дмитрия Волкострелова и Елены Ненашевой.

Дмитрий Волкострелов и «театр post» подготовили проект «“Война и мир” своими шагами». Это прогулка по усадьбе,  её продолжительность равна длине первого издания романа, если все его печатные строки составить в одну линию. Длина одной строки — 107 мм. Километры, наложенные на территорию музея-усадьбы «Ясная Поляна», превратили её в карту романа. На маршруте тех, кто решит пройти «Войну и мир» своими ногами, есть определённые точки — повороты, виды, смена ландшафта. Эти точки «проиллюстрированы» отрывками из текста Толстого. На прогулку организаторы рекомендовали закладывать от двух часов до целого дня, так как маршрут проходил и за пределами центральной части усадьбы, а потому у участников была возможность увидеть те места Ясной Поляны, куда не часто заходят посетители.

Отдельным направлением фестиваля стало образовательное. У посетителей усадьбы была возможности побывать на лекциях искусствоведа, историка театра, театрального критика Дмитрия Трубочкина (лекция «Зачем актёру маска?») и куратора фестиваля Павла Руднева («Музей и театр. Поиски взаимодействия»). В своей лекции Павел Руднев особенно подчеркнул, что синтез театра и музея может быть очень плодотворным и полезным для обеих сторон. Музей может спасти театр от застоя, дать ему чистые, не тронутые интерпретацией темы и материалы. А театр, в свою очередь, подсказывает музею новые способы экспонирования.

Лекция «Зачем актёру маска?» была посвящена элементарным основаниям театра — актёру и маске, их развитию. В финале статьи мы предлагаем вам небольшую беседу с историком театра Дмитрием Трубочкиным.

Чем обусловлен выбор темы вашей лекции?

Для фестиваля мы решили ввести такой познавательный элемент в театральный контекст, и я поначалу предложил темы, связанные именно с Толстым. А именно что-то по осмыслению его эстетической теории, или постановки по его произведениям. Но потом мы согласились, что расширение в сторону элементарных основ театральных, о которых мы вспоминаем в связи с современным театром, в связи с изучением усадебной театральной культуры тоже будет уместно. Почему бы и нет? Так и пришла тема «Зачем актёру маска».

Сейчас вы преподаете в ГИТИСе и Школе К. Райкина, выпускаете в ГИТИСе курс. Какая у вас маска перед вашими учениками? И есть ли она?

Маска человека, вызывающего доверие своими знаниями. Это даже не маска, а характер, образ. Нужно вызвать доверие, чтобы у публики возникло желание вникнуть в слова говорящего. И потому я должен вызывать доверие своими знаниями и своим… дружелюбным нравом, наверное.

Бывает ли так, что аудитория как-то влияет на ваш образ? То есть, вы начинаете подстраиваться под неё, в чём-то «заигрывать» с публикой?

Образ, вызывающий доверие — это очень по-разному. И потому я постоянно ищу ключи к аудитории, хочу, чтобы люди раскрылись и начали взаимодействовать. Заигрывать — это для того, чтобы понравиться. Конечно, понравиться тоже иногда хочется — чтобы зааплодировали, заулыбались, но это задача короткой дистанции. Понравился анекдотом, понравился острой шуткой — а ещё полтора часа впереди… «Заигрывать», возможно, не то слово, но я постоянно стремлюсь к тому, чтобы поддерживать интерес. И в этом смысле мне очень важны люди, которые выпадают из внимания. Всегда интуитивно ранжирую аудиторию и начинаю взаимодействовать, по возможности, со всеми. Самый лучший способ — когда ты так представляешь себе аудиторию, что «мёртвых» пятен в ней уже нет, вот тогда наиболее полноценное взаимодействие происходит, забота только одна — чтобы все были включены.

Какой была самая сложная аудитория в вашей практике? Как вы с ней работали?

Самое сложная аудитория та, в которую ты вкладываешь больше всего усилий. Каждая сложна по-своему. Мне было довольно сложно, когда я только начинал свою лекторскую карьеру. Подобное случается у всех молодых педагогов в случае, если они берут классические темы: им меньше доверия, чем тем, у кого уже есть некий опыт, возраст и послужной список. И все-таки самыми сложными были лекции в ГИТИСе, когда я только начинал читать. Это 1998-1999 год, когда я читал отдельные лекции спецкурсом. Страшно боялся… Давило чувство ответственности перед ГИТИСом, перед театроведением в целом, перед мэтрами, которые читают в соседних аудиториях. Потом уже стало проще.

Что-то изменилось с того времени? Возможно, пришло ощущение себя, как мэтра? Или же появились новые цели?

Я пока себя не ассоциирую с понятием «мэтр». Есть ощущение уверенности в материале, это приобретается, конечно, со временем. Но есть вещь, которая меня не отпускает никогда: мне очень сложно читать одну и ту же лекцию, повторять ее как заученную роль. Я считаю это недопустимым для себя. Надо развиваться, и это должно отражаться в лекциях, они должны быть разные. Чтобы человек, который движется вместе с тобой, захотел прийти на лекцию на эту же тему, захотел бы проходить с тобой этот путь, чтобы он не сказал, что вот, он песни старые поёт, я больше не буду приходить. Поэтому и необходимо постоянно совершенствоваться, необходимо много читать. И если не успеваешь освоить новый материал, то надо по-новому переосмысливать старый, прилагая его к современным реалиям. Есть такие люди как «бронзовые мэтры». Им будут благодарны за все, что бы они ни сказали. Они всегда были, они нужны в культуре, они обладают статусом и пользуются заслуженным уважением. Но становиться таким мне бы пока не хотелось. Мне интереснее двигаться вперед.

Фотографии предоставлены пресс-службой фестиваля

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: