Московской публике представили новый мюзикл. Знакомство состоялось в Концертном зале «Измайлово», а в центре внимания на этот раз оказалась судьба графини де ля Фер — знаменитой Миледи из «Трёх мушкетеров» Дюма.

Мюзикл, с полным правом можно назвать авторским. Музыку, стихи, драматическое либретто создал один человек – известный артист мюзикла Александр Рагулин: он же стал режиссёром спектакля и сыграл одну из главных ролей. Это не первый подобный проект в творческой биографии артиста, полностью авторским была и рок-опера «КарамазоВЫ» по роману Достоевского «Братья Карамазовы». «Графиня де ля Фер» музыкально продолжает «Карамазовых» — большинство арий написаны в стиле рок, развивая приёмы, заданные в первом мюзикле.

Автор решил дополнить всем известный роман и рассказать, что же, на самом деле, произошло между Атосом и его женой, а также пофантазировать на тему любовного многоугольника между кардиналом Ришелье (Игорь Балалаев), королем Людовиком XIII (Евгений Вальц), Анной Австрийской (Юлия Чуракова) и английским герцогом Бэкингемом (Владислав Погиба). Сюжет мюзикла призван оправдать главных героев: Графа, казнившего молодую жену и прелестную Анну, которая никак не планировала становиться злодейкой, просто была вынуждена ответить взаимностью на жестокость мира.

На фото — Юлия Чуракова и Игорь Балалаев

К сожалению, спектакль «Графиня де ля Фер» страдает именно от того, что он «по мотивам». Драматические части, связывающие арии, уступают музыке и стихам по качеству. В первом мюзикле «КарамазоВЫ» была сильная сюжетная основа, которая помогала артистам. В новом спектакле этого не происходит. Диалоги персонажей прописаны довольно поверхностно, лишая спектакль сильной базы, от которой можно было бы оттолкнуться исполнителям.

В итоге мюзиклу не хватило именно главных героев. Ростислав Колпаков (граф де ля Фер) прекрасно подходит на роль французского аристократа, великолепно исполняет музыкальные партии, производя впечатление на женскую часть публики, но драматически его персонаж сводится лишь к любви и страданиям. Эффектная сцена объяснения в финале — и всё. Пожалуй, больше не было возможности выгодно представить персонажа.

Главная героиня Анна де Бейль (Анастасия Крылова) появляется на сцене очаровательной школьницей: белые носочки, туфельки в стиле шестидесятых, ножки в третьей позиции. Характер юной Анны в начале неясен, понятно лишь, что внешний образ должен подчеркнуть одну лишь невинность. Драматически, из узкого и однозначного амплуа неопытной девочки, довольно сложно развить образ женщины, разуверившейся в любви и сделавшей целью своей жизни месть. Поэтому на помощь приходит музыка, углубляя и дополняя актёрскую игру. И если первая сольная ария Анны демонстрирует только обаяние исполнительницы, то финал раскрывает и сильный вокал, и умение владеть им, и являет на сцене героиню.

«Графиня де ля Фер», в который раз, подчеркнула актёрскую драму Игоря Балалаева, состоящую в том, что из характерного актера всегда стремятся создать романтического, рефлексирующего героя. Александр Рагулин попал «в яблочко», отдав артисту роль циничного, развратного, но обаятельного интригана Ришелье. Актёр, судя по всему, искренне рад возможности сменить амплуа и выстраивает образ кардинала ярко, как всегда, безупречно, и с точки зрения игры, и с точки зрения вокала. 

Ещё одной характерной удачей мюзикла стала работа Юлии Чураковой (Анна Австрийская). От первого появления в комическом дуэте до финальной сцены на балу с подвесками королева демонстрирует истинно испанскую страсть, живость и естественность (насколько это позволяет режиссёрское решение роли).

Возникает ощущение, что происходящее на сцене – ещё не спектакль, а два эскиза будущей постановки. Причём от двух совершенно разных режиссёров. Если первое действие задает тон серьёзный (даже несмотря на легкомысленный дуэт короля и королевы), и начинает развивать истории персонажей, то второе решительно перечёркивает всё намеченное ранее и уходит в гротеск. При этом музыка и текст арий явно противятся этому: музыкальная составляющая как раз продолжает заданные в первой части лирико-драматические сюжеты. Но режиссура каждый раз ломает эту атмосферу. И, вместо развития истории Атоса и Миледи, мы наблюдаем её величество Анну Австрийскую, герцога Бэкингема, короля и кардинала, запутавшихся в беспорядочных любовных связях и политических интригах.

Поэтому особенно жаль героев, в которых изначально подразумевались внутренние изменения и движение. Например, Священник Станислава Беляева идеально начинает свою линию. Мятущаяся душа, согрешивший аббат – практически идеальный герой в стиле «рок». Актёр держит характер с самого начала, и даже во втором действии именно этот персонаж некоторым образом противостоит нарушенной жанровой целостности.

Финал спектакля построен по принципу deux ex machina – на балу появляются бравые мушкетеры  и наводят порядок среди правых и виноватых. Кстати, развязка будет довольно неожиданной. По ходу действия публика узнает, кем раньше были Арамис и Портос, в какой момент королева может играть в футбол, кто еще был влюблён в Миледи помимо Атоса, как Анна выжила после того, как её повесили, и для чего королеве синие тени для век.

В отличие от мюзикла по роману Достоевского, этот проект, безусловно, масштабнее — декорации, свет и костюмы более продуманные и эффектные, музыкальные аранжировки разнообразнее. Однако в «Карамазовых» лаконичность в оформлении и выражении, позволяла делать акцент на актёрской игре и смыслах произведения. Именно этой ясности, увы, пока что не хватает «Графине де ля Фер».

Фотографии Любови Гайворонской

%d такие блоггеры, как: