ЮРИЙ ГРЫМОВ: «В ТРИЛОГИИ МЫ РАССУЖДАЕМ О ТОМ, КАК ЧЕЛОВЕК ПЕРЕХОДИТ ГРАНЬ ДОБРА И ЗЛА»

Юрий Грымов руководит Театром «Модерн» четыре года. О том, что он получил в наследство, как театр стал узнаваемым, как формируется репертуар, что ждёт в новом сезоне мы поговорили с режиссёром накануне нового сезона.

В декабре 2016 года вас назначили художественным руководителем Театра «Модерн», какие промежуточные итоги можно подвести уже сейчас?

Самое радостное, что мне до сих пор нравится театр, и я не устал им заниматься. Если говорить о цифрах, то результаты очень хорошие: продажи уверенно растут, мы прибавляем от 14 до 26 процентов. Мы гордимся стремительным приростом зрителей (это официальная информация Департамента культуры), у театра появилась узнаваемость, мы активно продвигаемся в медиасфере. В «Модерне» сложился уникальный репертуар, 95% того, что идёт у нас, нет в других театрах, пересечений очень мало. Единственное, что я не смог сделать – передвинуть здание на Арбат. Хотя планы были.

Такие прецеденты бывали в истории. Я помню, как переезжало историческое здание газеты «Труд» на Тверской: здание подняли, поставили на рельсы и перевезли на несколько метров («переезд» здания произошёл 11 апреля 1979 года, его передвинули на 47 метров – Прим. ред.). «Модерн» находится на Спартаковской площади, рядом с Третьим транспортным кольцом, улица здесь не проходная, что неудобно для театра. И я подумал, что было бы здорово поставить здание на рельсы и отправить в более подходящее место. Я очень хорошо понимаю, что существует разный зритель, и самое главное — научиться понимать, какой он. Это не значит, что мы должны выполнять запросы зрителя. По большому счету, хороший театр никогда не думает в этом контексте. Мы стараемся сделать пребывание у нас зрителей максимально интересным. Но так уж сложилось, что для многих  театр – это выход в свет. И в центре, по пути в театр, можно зайти в ресторан, полюбоваться витринами. Однако сейчас я понял, как хорошо, что мы не в центре. Бауманская, конечно, не край географии, но те, кто решился доехать к нам, точно идут смотреть именно наш репертуар. В «Модерне» приятно провести время и помимо спектаклей – в фойе играет живая музыка, уютный буфет с разнообразным меню и очень вкусными эклерами. Скоро театр ждёт запланированная реконструкция, и после неё «Модерн» однозначно станет одним из самых красивых и технологически оснащённых театров столицы.

С чем вы столкнулись, когда пришли в этот театр?

Каких-то глобальных сложностей не было. Я увидел растерянную и голодную труппу. Очень жалею, что не сфотографировал, в какой театр я пришёл. На втором этаже, где сейчас находится второй буфет, был склад декораций, также размещались станки и располагался зал на 15 мест. В большом зале часть кресел была снята, количество мест составляло всего 200 (сейчас их 356). Также мы смогли расширить парковку во внутреннем дворе театра.

У людей была абсолютная расфокусировка. Электрик, например, мог просверлить дырку в стене и не убрать за собой мусор или оставить инструменты. Однако за все годы, что я руковожу театром, мы расстались только с 12 служащими. Я формирую театр целиком, в том числе и коллектив. Найти людей профессиональных в театральной сфере очень сложно.

«Модерн» — театр авторский, но в репертуаре есть и спектакли других режиссёров. Как они к вам попадают?

Это очень смешная история. В первые полгода моего руководства в театр звонило и писало огромное количество, мягко говоря, странных людей – фрики, сумасшедшие продюсеры, ненормальные режиссёры, а потом всё это резко прекратилось.

Мы три года проводим режиссёрскую лабораторию, в рамках которой предлагаем молодым режиссёрам представить эскиз будущего спектакля. Так к нам в театр попал режиссер Сергей Аронин, которые поставил уже два спектакля – «#Хочунемогу» и «Деревянный мальчик и мясная женщина». Лена Котихина выпустила детский спектакль «Сказки простого карандаша». Сейчас мы начинаем работать с режиссёром из Екатеринбурга Антоном Елисеевым, который представит постановку «Крокодил» по произведению Достоевского.

Отвечая на вопрос: «Почему ставит только Грымов?», я скажу, что это была единственная возможность быстро перезапустить театр, и она оказалась верной, мы сразу получили ощутимый эффект.

В репертуаре «Модерна» должны быть разные спектакли. Например, нам не хватало сатиры и юмора и больше женской аудитории  – и появилась Лолита Милявская и спектакль «Женитьба». Это часть репертуара. И диапазон спектаклей очень широк: «Война и мир» по роману Толстого, «Нирвана» про Курта Кобейна, комедия «Женитьба» с Лолитой и «Ничего, что я Чехов?», где главную роль исполняет прекрасная Анна Каменкова. Также уже четыре года мы с аншлагами играем детский спектакль «Затерянный мир».

Из-за пандемии ускорилось изменение запросов аудитории, что сказывается на выборе театрами репертуара. Кто-то «сидит на хайпе», кто-то пытается вспомнить «наше всё» – уходит к Станиславскому. Понимаю ли я, что происходит? Пытаюсь, разбираюсь.

Как театр прошел через пандемию?

Достаточно легко. И я рад, что у нас болело не так много людей. В театре «Модерн» привито 74% сотрудников. Остальные — или переболевшие, или с медотводом. Финансово мы практически не почувствовали перемен — платили те же деньги, у нас была «подушка», так как мы неплохо зарабатываем. Конечно, психологически приходилось непросто. Я запретил говорить в театре слово «выживаем». Только – «живём». Да, 25% зала — очень тяжело, но лучше, чем 0%, а 50% лучше, чем 25%.

В этом году вы уходите на реконструкцию.

Да, мы надеемся, что это произойдёт в конце октября. Мы откроем сезон на нашей площадке на Спартаковской площади и до середины октября выпустим первую часть масштабной трилогии «Антихрист и Христос» — спектакль «Петр». Всего зрители увидят три постановки: «Петр», «Леонардо», «Иуда».

На каких площадках будете играть?

Это большой разговор. Пока ведём переговоры. Кто-то писал, что на «Бауманскую» добираться далеко – тогда, как говорится, «мы идём к вам»! Все площадки, на которых мы будем играть в период реконструкции, будут располагаться в центре Москвы. Зритель не почувствует, что что-то изменилось. Учитывая, что наша реконструкция – национальный проект, все будет сделано точно в срок. Я надеюсь, что при строгом контроле Департамента культуры и моём лично мы сначала оборудуем зрительскую и офисную зону. Художественную часть я проектировал сам.

Что поменяется после реконструкции?

Вернутся исторические фрагменты фасада, которые были утрачены – люстры, лампы, деревянные двери. Будут живые камины, мы вернём оригинальную плитку. Появится третья зона буфета – вип.

Это здание никогда не было предназначено для театра, исторически это бывший банк и биржа зерна, какое-то время здесь заседала Московская масонская ложа, сейчас масоны остались только в нашем спектакле «Война и мир».

Мы  хотим поднять сцену сантиметров на десять, сделаем встроенный поворотный круг. «Верха» с приборами тоже поднимутся метра на полтора, и зрители больше не будут их видеть, обновим техническое и компьютерное оборудование сцены, поставим новые кресла. Улучшится и зрительская зона – расширим зону гардероба, туалеты, сделаем пандусы для инвалидов. К сожалению, нет возможности расширить карман за сценой.

Единственная премьера, заявленная в сезоне, — трилогия «Антихрист и Христос», частично основанная на романе Мережковского. Первая часть у вас о Петре, вторая – о Леонардо да Винчи, третья – об Иуде. Зачем нужна обратная хронология?

На самом деле, я об этом не думал, так само собой вышло. Во-первых, у Мережковского нет части «Иуда». Но для нас его трилогия стала лишь отправной точкой. При написании пьесы мы с автором Александром Шишовым использовали редкие архивные документы и т. д. В спектакле «Пётр Первый» мы рассуждаем на тему того, как под знаменем Бога можно служить Антихристу, в «Леонардо да Винчи» я говорю о том, как в одном человеке уживается одновременно Бог и Антихрист, а «Иуда» станет полноценным судом над персонажем.

В основе первой части не только роман Мережковского, но и роман Толстого…

Алексей Толстой, можно сказать, списал роман у Мережковского, но они все-таки разнятся. Дело в том, что Толстой писал по заказу Сталина, в его тексте заложена идея оправдания любого насилия ради большой идеи. В трилогии мы поднимаем тему того, как часто люди переходят грань добра и зла, не замечая этого.

Мы ищем свой язык, и для кого-то наше видение и исторические изыскания станут откровением. В театре очень важно, чтобы зритель получал не только яркие впечатления, но и знания.

Для вас Пётр Первый – Антихрист?

Я к Петру испытываю сострадание. Его проблема в том, что он решил, или почувствовал себя кем-то выше человека. А он человек. И он попытался создать нового человека. Позже это пытались сделать коммунисты. Он ведь, по сути, всё потерял. И мне кажется, даже постройка такого прекрасного города, как Петербург, не искупает этой потери.

То есть был возможен эволюционный путь?

Я думаю, да. Мне кажется, это был единственный правильный путь. Скажу на примере СССР. Знаете, в чём была главная ошибка Ленина? Что он не оставил людям веру в Бога. Если бы он поступил как Кастро, в своё время, скорее всего, история сложилась бы иначе. А следствием его выбора стала Октябрьская революция.

Так же и Петр попытался ускорить процесс, который нельзя было ускорять. Дело не бородах, которые он рубил. Хотя и это было очень сложным испытанием для людей того времени. Если ваш дед и прадед носили бороду и вкладывали в это смысл, то отрубить бороду — всё равно, что обнажить человека. Я считаю, что и перестроечные годы – это совершенно петровская история. Горбачёв, как и Петр, никого не заменил, хотя хорошо знал всем цену. А вот десятилетие с 1990 по 2000 – необъяснимая вещь с точки зрения логики развития нашей страны. Вдруг появилась какая-то возможность, надежда, но не справились. С 1990-х годов никто не пытался строить нового человека. И сегодня все пытаются откатить назад – вперёд, в прошлое. Но это невозможно. И спектакль говорит и на эту тему.

Что, помимо премьеры, планируете в сезоне?

В новом сезоне театр ждёт насыщенный гастрольный график. Мы едем в Армению, 17 сентября покажем спектакль «Война и мир» в Ереване. С 14 по 16 ноября везём в Петербург три спектакля – 14 ноября зрители северной столицы увидят «Женитьбу» с Лолитой Милявской в главной роли, 15 ноября – спектакль «Война и мир» при участии Хора имени Свешникова. А 16 ноября мы покажем постановку «Ничего, что я Чехов?», в котором главную роль исполняет Анна Каменкова, заслуженная артистка РСФСР. Также в наших планах – Нижний Новгород, Калининград и Ростов.

Фотографии предоставлены пресс-службой

%d такие блоггеры, как: