ПЕРФОРМАНС, ЗА КОТОРЫМ БУДУЩЕЕ

На фото – Анастасия Нефедова

Школа дизайна открывает новый магистерский профиль «Театр и Перформанс». Этот уникальный для России университетский образовательный профиль, посвященный перформативным практикам и исследованиям, позволяет подготовить художника-перформера, арт-директора и креативного продюсера масштабных проектов в области искусства в одном лице. Кураторами направления станут Ольга Рогинская и Анастасия Нефедова. О новом направлении, о том, кого ждут на обучение и как будут проходить занятия, наш корреспондент Илона Алтухова поговорила с художником театра и кино, лауреатом премии «Золотая Маска», креативным продюсером, главным художником Электротеатра Станиславский, руководителем направления «Художник театра и кино» в Школе Дизайна ВШЭ Анастасией Нефедовой.

Расскажите в общих чертах про ваше новое направление.

У нас ноу-хау направление. До сих пор до конца никто не знает, что такое перформанс и с чем его едят, и наша магистратура отвечает на этот вопрос. Мы хотим объять необъятное: его исторический ракурс, истоки, его движение, прошлое, настоящее и, я надеюсь, будущее. Перформанс сегодняшний отличается от 60-х годов или начала века. Я недавно наткнулась на исследование, где все описано сухим языком, но из этого языка возникает реальная, документальная, чувственная жизнь. Я в это глубоко погрузилась и надеюсь, что наши абитуриенты тоже войдут в это жизнетворчество, их жизнь в магистратуре будет перформативной, они начнут исследовать себя, потому что перформанс – это исследование себя, человека внутри себя и снаружи. И это будет интереснейшим приключением, путешествием, из которого они выйдут другими, обновленными и людьми, и творцами, исследователями, художниками, зрителями и социальными персонами. Это должен быть расцвет, если выражаться образно, а я люблю образно разговаривать, а не научно. Если говорить про ретроспективу, то это будет история, исследования на разные темы, понимание того, какие виды перформанса были, есть, начинают происходить и грезятся в недалеком будущем. Ребята попробуют делать все, у них будет каждый модуль с несколькими заданиями, где студенты или в группе, или сами по себе смогут сделать перформанс на ту или иную тему, в том или ином жанре, с теми или иными условиями, границами или, наоборот, без границ. И что важно всегда – это вопрос фиксации. Сегодня художнику нужна рефлексия, анализ, так как сегодня ты сам себя продвигаешь, анализируешь и интерпретируешь и это уже часть нашего бытия и творческого процесса. Поэтому мы будем обращать внимание на то, как документировать собственные произведения и как их публиковать, явить миру, под каким соусом, в каком ракурсе. Здесь тоже есть много путей и это другая история, чем просто документ.

Я правильно понимаю, ваше направление включает как теорию, так и практику?

Да, мне очень нравится practice research, то, что сейчас продвигается в европейском рынке, когда ты являешься практиком и сам себя можешь исследовать или ты – исследователь и вдруг становишься практиком. И это не на уровне профанации или графомании, а на хорошем уровне, когда ты осознаешь, что ты делаешь, зачем, кому и почему.

А какой бэкграунд вы ожидаете увидеть у студентов? Это должны быть люди, уже связанные с этой сферой, или к вам можно прийти «с нуля»?

Мы хотим, чтобы пришли «с нуля», потому что это самое интересное. Когда встречаешься с разными людьми далеких от искусства профессий в быту или случайно в путешествиях, то понимаешь, насколько люди сегодня интересно про себя думают, настолько интересно анализируют жизнь вокруг себя, что это уже состоявшиеся перформеры, которые этого не осознают или наслаждаются этим без всякого диплома. И если мы таких людей привлечем, то, возможно, картина сегодняшней перформативной жизни может поменяться, как бы это ни пафосно сейчас звучало. Но это хорошая цель для нашей магистратуры как исследовательской магистратуры. Наш основной куратор и ведущая всей магистратуры Оля Рогинская очень большое внимание уделяет исследованию того поля, в котором мы сейчас находимся. И если мы сможем это поле изменить и передвинуться на другую лужайку, то это будет грандиозное событие. Потому что этот ландшафт меняется сегодня, возникают перформансы, которые раньше невозможно было представить.

Как проходит отбор студентов и что в себя включают экзамены?

Мы хотим сделать вступительное собеседование и узнать, кто к нам идет и где находится поле интересов абитуриентов. Возможно, это будет толчком для наших откровений и пертурбаций внутри программы. Хочется, чтобы эта программа была живая. Мы хотим, чтобы абитуриент принес видео-визитку, это будет мини-перформанс, который называется «Я», в котором ты в пределах одной минуты можешь сделать, что хочешь: ты можешь молчать минуту, можешь разговаривать о себе, можешь ответить на те вопросы, которые мы предварительно напишем. То есть ты этой видео-визиткой отвечаешь на эти вопросы, а то, как ты ответишь – это твой художнический акт. Ты можешь ответить телом, звуком, видеоинсталляцией, молчанием, светом, тьмой – это свобода. И я предвкушаю интересные штуки, которые, может быть, войдут в дальнейшем в проект. И второй момент: мы хотим некую заявку на проект. То есть, например, я прихожу как абитуриент, и мечтаю исследовать танец пыльцы одуванчиков весной. И я пишу заявку на такой проект, что я хочу исследовать, как я хочу реализовать свой проект, может быть, даже, кого я хочу привлечь, где я хочу показать, сколько он может стоить, – то есть все, что мне кажется важным для заявки. Прежде всего это творческая заявка, где мы понимаем, как мыслят наши абитуриенты и насколько у них развито сознание для того, чтобы можно было вести тот или иной диалог.

На фото – Ольга Рогинская и Анастасия Нефедова

Возраст абитуриентов для вас важен?

Возраст, кстати, хороший вопрос. Потому что у меня есть друг, ему уже за шестьдесят, он совершенно из другой сферы, и хочет пойти в эту магистратуру. Мне кажется, это очень красивая идея.

Вы не боитесь, что будет сложно строить программу, если придут люди с разным возрастом, опытом, разных специальностей?

Челлендж есть челлендж. Перформанс есть перформанс, почему бы самим себе не сделать такой невероятный вызов. Я так глубоко не погружалась в вопрос, что будет. Интересно, что мы будем делать, но мне кажется, мы должны виртуозно с этим справиться и привлечь всех на свою сторону через какие-то перформативные практики, с которых мы сразу начнем. У нас в начале будет прекрасная Лиза Морозова, которая анонсировала, что занимается арт-терапией и, я думаю, это одна из первых задач – понять, в каком мы оказались сообществе, что мы за комьюнити новое, какой язык мы обретем в результате нашей работы. Это, безусловно, должно быть очень доверительное поле, в котором все будут чувствовать себя счастливыми и свободными, без возраста.

И сколько длится курс?

2 года.

Как будет построено обучение на курсе?

Программа идет блоками – это проект, технологии, арт-практика, теория и история. И это все идет параллельно, на все есть часы, это ведут разные педагоги, и ты, параллельно, должен усваивать большое количество информации, знаний и успевать еще кучу всего делать.

Вы тоже будете что-то вести?

Да, я буду вести театральную часть.

Откуда у вас взялась идея такой магистратуры?

Я ее придумала в пандемию. Мне позвонил руководитель одного университета в Москве и сказал: «Насть, придумай программу, в которой тебе бы хотелось учиться, то, что тебе интересно». И это был такой неожиданный вопрос, я так порадовалась. Мне вообще сейчас нравятся вопросы, которые ты не ожидаешь, которые заставляют тебя вдруг взбудоражиться и вдохновиться. Меня этот вопрос очень вдохновил. Когда я стала на него себе отвечать потихонечку, то обнаружила, что мне интересно сегодня работать в настоящей творческой команде, где я могла бы попробовать все профессии, которыми я не обладаю. Потому что сегодня бывают настолько сложные проекты, в которых невозможно различить, где конкретно заканчивается работа сценографа и начинается работа художника по костюмам, где заканчивается работа режиссера и начинается работа композитора. Все настолько смешано, и ты должен обладать кучей знаний и скиллов. И хочется, чтобы тебя понимали также твои коллеги, которые приходят и думают, что у тебя все костюмы в шкафу висят и ты просто их оттуда вынимаешь. Или про композитора думают, что легко написать музыку – сел и за две минуты написал. Это же глупость большая, которая до сих пор нас всех преследует. Потому что мы всегда были заточены на «ты знай свое место и занимайся своим делом». Но это тема про несвободу, и она сегодня очень мощно обнаруживается, потому что проекты выходят за подобные рамки. Раньше это казалось профессионализмом, а сегодня это уже другая парадигма. И моих студентов бакалавриата мы стараемся обучать так, чтобы они осваивали и другие навыки параллельно, чтобы они могли много чем заниматься не для того, чтобы занять чужое место и графомански писать музыку будучи художником-сценографом, а для того, чтобы сделать сценографию так, чтобы она отдавалась музыке, а музыка отдавалась сценографии. Мне это кажется очень актуальным и интересным, поэтому мы хотим тоже, чтобы ребята в реальных проектах получали бы возможность побыть всем, не потому что они потом будут такими гибридными существами, а чтобы вести диалог, уметь работать в команде, потому что сегодня, по моему глубокому ощущению, место авторскому, персональному, индивидуальному искусству закончилось. И интересны проекты, которые появляются там, где возникает то, что называется коллективное бессознательное или коллективное сознательное, что еще интересней, чем бы это ни казалось. Время авторской тирании закончилось или оно отошло на второй план, а на первый план вышло другое. Это не значит, что мы отменяем авторские проекты. Нет, конечно, делайте их, и мы будем с удовольствием на них смотреть и над ними размышлять. Но в воздухе висит жажда человеческого соединения и совместного созидания. И это очень интересная и сложная тема, она затрагивает и психику, и психологию: что это такое – созидать вместе.

В конце у вас планируется общий дипломный спектакль?

У нас каждый модуль будут какие-то мини-перформансы, иногда коллективные перформансы. Модуль у нас длится 8 недель в среднем, и в конце каждого просмотр с экзаменом, он оценивается. И это будут общественные показы, на которые мы будем звать всех зрителей. У нас теперь есть прекрасная площадка на Семеновской, отличный кластер, где есть учебная сцена и, так как я являюсь еще куратором и руководителем направления «Художник театра и кино» бакалавриатской программы, то мы будем жить совместно с магистратурой и на этой площадке будем делать совместные, может быть, проекты тоже. И магистратура будет работать на этой учебной многофункциональной площадке, на которой есть и свой свет, и свой звук, и станки. И мы будем очень рады зрителям со стороны, потому что все это делается, безусловно, для диалога с живыми людьми. Настоящими, нормальными людьми. И в конце магистратуры у нас дипломы, их мы, может быть, будем делать как один большой проект на всю группу, где каждый что-то вложил специальное, или из 10-ти перформансов будет состоять какой-то блок. То есть в конце двухгодичной программы будет уже серьезный показ на основе индивидуальных проектов.

Фотографии предоставлены пресс-службой

%d такие блоггеры, как: