БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ ВЫМОЩЕНА ДОРОГА В АД

Фото Александра Иванишина с сайта театра.

Один из знаковых режиссеров «Мастерской Петра Фоменко» Иван Поповски для постановки выбрал пьесу ирландского драматурга Брайана Фрила «Молли Суини». По задумке режиссёра, при входе зрителю вручают программку, которую капельдинер мнет при вас. Это визуальная демонстрация того, что любое действие или слово оставляет свой след и как бы ни разглаживали «бумагу» она уже не будет прежней.

Режиссер сразу погружает зрителя в мир слепой героини Молли Суини (Полина Кутепова): свет полностью гаснет, слышно, как падают капли дождя и щебечут птицы, обоняние улавливает запах воды.

Спектакль построен на монологах: на сцене три человека, которые ни разу не вступят в диалог. Но при этом каждый из них рассказывает одну и ту же историю. Сидя каждый в своем кресле, они разделены и поэтому не способны покинуть свой мирок, увидеть мир глазами другого.

Молли начинает рассказ о своей счастливой жизни: друзья, работа, увлечения (она обожает плавать в бассейне) и недавний брак. Ее муж Фрэнк – философ, неуемный экспериментатор и инициатор заведомо провальных проектов. Актер Юрий Буторин передает его характер через подчёркнуто ломающийся голос и резкие смешки.

Фрэнк охвачен идеей – осчастливить мир, но не готов просчитывать свои действия на несколько шагов вперед и нести за них ответственность. Будь то транспортировка и разведение теплолюбивых иранских коз в холодной Ирландии, где они страдают от смены климата и часовых поясов. Или насильственное спасение барсуков из-за скорого затопления норы и ее разорения в ходе извлечения животных (в итоге они вырвались на свободу и вернулись к привычному им образу жизни в старой норе, но обнаружили лишь руины).

Последний его проект – исцеление жены от слепоты. Фрэнка невозможно остановить, он не верит, что человек может быть счастлив, если слеп. Он готов провести эксперимент по исцелению, настаивает на операции и находит мистера Райса (Анатолий Горячев). Райс – в прошлом успешный офтальмолог, а ныне зависимого от алкоголя, сломленного человека, сбежавшего в маленький городок. Он не смог пережить уход жены к своему другу и коллеге. Для него удачное лечение пациентки надежда на возвращение былой славы и репутации.

Операция проходит успешно. Мир Молли изменяется на глазах зрителя: большой темный куб, расположенный посередине сцены, в котором все предметы интерьера скрыты под черным покрывалом, начинает раздуваться, увеличиваться в размере, заполняя собой все пространство комнаты. Покров падет. Молли покидает прежний, знакомый мир, а новый, в котором она оказалась не по своей воле, так и не становится близким и родным. Она не может найти себе места среди зрячих. Ей было комфортнее в своем мире, который она гораздо острее чувствовала и понимала с помощью запахов, звуков и тактильных ощущений. Ее внутренний мир оказывается разрушен, как нора, спасенных ее мужем барсуков.

Мистер Райс и Фрэнк преследовали свои цели. Один хотел спасти карьеру, вернув признание в научном мире, другой – «спасти жену», вернув ей зрение. Молли не просила ее спасать, она вовсе не мечтала вернуть зрение. Соглашаясь на операцию, она хотела сделать приятное мужу, особо не веря в положительный исход, а главное, не нуждаясь в нем. Ни доктор, ни муж не смогли понять и помочь Молли, каждый из них, имея физическое зрение, не обладали зрением душевным. В результате, став жертвой человеческого эгоизма, Молли попадает в сумасшедший дом; мистер Райс спивается, а Фрэнк отправляется в Абиссинию в поисках новых экспериментов.

Граница между искренним желанием помочь и вторжением в чужой мир очень тонкая.  Нельзя дать счастье насильно, да и счастье у всех разное, а навязывание помощи лишь прикрытый эгоизм.

Фотографии Сергея Петрова, Александра Иванишина и Елены Морозовой с сайта театра

%d такие блоггеры, как: