ОЛЕГ ТАБАКОВ. «МОЯ НАСТОЯЩАЯ ЖИЗНЬ. МЕЧТА О ТЕАТРЕ»

В 2020 году в издательстве «АСТ» в серии «Зеркало памяти» вышел первый том  книги Олега Табакова «Моя настоящая жизнь. Мечта о театре».

Предисловие написал Анатолий Смелянский – блистательный театральный критик, долгие годы проработавший в МХТ им. Чехова. Он был одним из тех, кто в 1970-х помогал Олегу Табакову с его детищем – «Табакеркой» – пытался пристроить студию вместе с руководителем на малую сцену Театра Советской армии (сейчас  ЦАТРА). Его «этюды» к портрету Табакова сами по себе отдельная увлекательная история, которая словно выхватывает главное в образе народного любимца. И отправляет читателя в увлекательное путешествие  по жизни Олега Павловича, рассказанной им самим.

Первый том охватывает период от рождения героя до раскола МХАТа в 1987 году. Он состоит из трех глав: «Саратов», «Москва», «Каким было то время», — каждая из которых включает  несколько художественных очерков.

Саратовские истории связаны с семьей, домом, родословной. Здесь главную роль играют, конечно, мама и бабушка. С нежностью и легким юмором пишет Табаков о своих родных. В строках сквозит грусть по навсегда ушедшему счастливому, беззаботному, несмотря на голод и бедность, детству, на которое пришлась и война, и репрессии. В эти годы он получает и первые уроки в профессии – попадает в студию к Наталье Иосифовне Сухостав. О ней он потом неоднократно вспомнит на страницах книги.

Москва для героя начинается не столько с поступления в театральный вуз (как и многие, он подавал документы в разные места), а ощутимых перемен, что называется, «в воздухе». Умер Сталин и именно тогда Табаков попадает в столицу. Он принимает ее сразу, несмотря на бытовую неустроенность и довольно долгий период скитаний по углам (даже не по комнатам в коммуналках). Радость от пребывания в этом городе, в Школе-студии, которая началась для него не с учебы, а с отдраивания лестниц и стен; от встреч с Олегом Ефремовым, Галиной Волчек, Евгением Евстигнеевым, переполняла его.

Отдельная глава посвящена мастеру – Василию Осиповичу Топоркову. Табаков пишет о его ролях и умении преображаться на сцене до неузнаваемости. Отмечает, что именно тогда понял, что стать характерным актером для него важнее, чем быть «героем».

Значительная часть книги – рассказ о зарождении «Современника», его первых шагах, спектаклях, ночных бдениях. Оживают на страницах книги такие знакомые и почти родные для многих поколений зрителей (не только театральных) имена: Олег Ефремов, Лилия Толмачева, Лев Круглый, Петр Щербаков, Евгений Евстигнеев, Михаил Козаков, Игорь Кваша, Валентин Гафт. Огромную роль в новом театре играют авторы – Виктор Розов, Александр Володин.  С болью пишет автор о том, как старики МХАТа отторгли в итоге молодую студию – не дали ей развиваться в исторических стенах (позже то же произойдет и с «Современником», который не примет студию Табакова). Но есть и страницы, которые рассказывают об интригах внутри уже сложившегося коллектива, о том, как власть предержащие пытались сталкивать  лбами директора Табакова и художественного руководителя Галину Волчек.

С актерским задором рассказывает Табаков о репертуаре «Современника»: «Новое платье короля», «Вечно живые», «В поисках радости», о том, как артисты «раскалывали» партнеров по сцене.  Постепенно меняется тональность, меняется и отношение Табакова к родному театру. Все больше замечает он недочетов, все отчетливее ощущает нехватку классики на сцене – как возможности и самореализации, и востребованности других артистов.

Одна из тяжелых страниц «Современника» – уход  во МХАТ Ефремова и попытки выбрать нового руководителя. И как следствие «шестилетие» директорства Табакова, которое он не считает бесполезным. По его мнению, во многом, благодаря ему, театр сохранил себя.

Третья важная страница в этой долгой и такой разнообразной жизни – собственная студия, рождавшаяся тоже под крылом «Современника» и им же изгнанная. Скитания по разным площадкам, снисхождение и охлаждение властей к новому театральному коллективу. Здесь и попытки Смелянского помочь с постоянным местом «прописки», и строительство своего дома на улице Чаплыгина, и закрытие первой студии…(просуществовала с 1974 по 1980 год, была закрыта первым секретарем МГК КПСС Виктором Гришиным за идеологически неверную трактовку образа Павла Корчагина – Прим ред.)

Немало страниц посвящено и кинематографу, без которого Олег Табаков не был бы столь популярен и узнаваем. Именно киношные гонорары помогали и поддерживали его студию. А вместе с ними и люди, его окружавшие – Авангард Леонтьев, Андрей Дрознин, Константин Райкин, Андрей Смоляков…

Книга Табакова совершенно не воспринимается как воспоминания умудренного опытом «профессора», скорее это задушевный, застольный разговор с близкими людьми. И стол этот обильный – как любил Табаков, и рассказчик меняет маски с легкостью невероятной, оставаясь при этом доброжелательным и радушным хозяином, но нет-нет, да и мелькнет в интонации то правдоруб Олег Савин, то рачительный  Матроскин, то театральный менеджер, точно знающий цену успеху.

%d такие блоггеры, как: