ОЛЕГ ЛЕУШИН: «ЭТО БОЛЬШОЕ УМЕНИЕ – ГОВОРИТЬ ЛЮДЯМ СПАСИБО»

Накануне Нового года мы встретились с художественным руководителем Московского театра на Юго-Западе Олегом Леушиным, вспомнили прошедший год, поговорили о планах и о проекте «Спасибо, зритель!», в котором приняли участие московские и провинциальные театры. 

2020 выдался нелегким для театра… Год был нелегким для всей театральной индустрии.

Да он для всех был непростым. Все же взаимосвязано – если люди не работают, у них нет денег, а без денег билет в театр не купишь.

Были же опасения, что люди не пойдут в театры, но как только их открыли, народ пошел…

Пошел, но людей мало – сначала были ограничения до 50%, сейчас до 25% в зале. Аня Киселева высчитала, что в нашем случае это 29, 5 человек. 

Как с этими условиями справляется небольшой московский театр?

Нам помогает Департамент культуры, надо отдать ему должное. Мы получили дополнительную субсидию, без нее мы бы не выжили — все-таки мы не работали почти полгода. Я не беру в расчет интернет-проекты – их все же нельзя назвать финансовой подушкой. Так что, к счастью, артисты не разбежались, хотя, конечно, у всех есть подработки на стороне.

Пандемия, начавшаяся 17 марта, лишила вас живого контакта со зрителем…

Работа, тем не менее, не остановилась. У меня на холодильнике всегда висит расписание моей жизни, и в апреле-мае, несмотря на отсутствие спектаклей, оно было основательно заполнено.

У меня было ощущение, что я работал круглые сутки, я даже устал сидя на карантине (смеется). Мы осваивали интернет-пространство: фейсбук, инстаграм, Зум – для нас это был совершенно новый формат, новый подход, новая подача материала, хотя, конечно, не так бойко, как мы привыкли  – «с красным светом, под веселую музыку и с должной горячностью».

Мы сделали видеоконцерт, посвященный Владимиру Высоцкому; сериал ко Дню Победы из 9 частей, где читали стихи, воспоминания, пели песни… Мы проводили литературные вечера, обсуждали тексты разных лет, читали «Страшные истории на ночь», Антон Белов делал концерты в инстаграме, я в фейсбуке устраивал «Вечера у камина». Сделали мини-спектакль на двоих с Фаридом Тагиевым – «Что случилось у бассейна». Это такой своеобразный привет спектаклю Валерия Беляковича «Что случилось в зоопарке». Мы придумали декорацию, отстроили два наших компьютера так, чтобы возникло ощущение единого пространства.

Мы придумали историю с «карантинками» – зрители могли купить их в любом количестве для просмотра одного или нескольких спектаклей. Зрители не бросали нас в эти моменты, приходили, смотрели, обсуждали.

Артистам всегда нужно быть в тонусе, иначе профессия уходит. Когда после полугода простоя я вышел на сцену, у меня ноги подкашивались от волнения. Сезон мы открыли немного раньше других театров — я собрал большую программу, посвященную юбилею Валерия Романовича, Рома Белякович сделал фильм об отце.

На фото: Андрей Кудзин и Егор Кучкаров в спектакле «Я» Максима Лакомина

В этом году на большой сцене вышли два спектакля молодых режиссеров – Максима Лакомкина и Наталии Бухальцевой. В Арт-кафе Максим выпустил спектакль «Я». Отдаете сцену молодым?

Я бы конечно мог волевым решением сказать, что у нас авторский театр, но надо иметь совесть (улыбается). Ребята хотят творить — путь творят. Хорошо, когда возникает здоровая конкуренция. Есть победы, есть неудачи. Те же «Циники» Максима Лакомкина для меня несомненная победа, хотя у него получился иной взгляд на Юго-Запад. У него органично слился его авторский почерк и знакомый взгляд на наш театр.  Он сумел загнать юго-западную страсть, обычно бьющую через край, внутрь. И история от этого не теряется. Наташе было сложнее – у нее нет опыта постановок на большой сцене, ей было непросто с командой, и она, мне кажется, не до конца поняла материал. Поэтому  над «Тилем» работа продолжится чуть позже, когда все смогу собраться вместе.  

В последние 2-3 года в театр пришло много молодежи. Как они влились в коллектив?

Ну, относительно много. Буквально накануне пандемии в театр взяли двух актеров. Они практически сразу «влетели» в репертуар, потому что многие артисты выбывали из строя. Такие ротации происходили… За полтора-два месяца у нас было более 40 вводов. И как-то выживали, но работу все-таки пришлось остановить, потому что все начало развиваться в геометрической прогрессии.  

Сейчас с Японией закрывается сообщение, не знаю, когда наши ребята смогут вернуться на родину. Пока они там сидят до марта. Сейчас отыграли первый блок спектаклей – берегутся, как могут.

Про Егора Кучкарова мне пока сложно что-то сказать, хотя после «Я» его очень хвалили, у нас появился очень своеобразный артист Александр Байдаков, а Ксюша просто умничка.

Андрею Кудзину после Миши Грищенко достались почти все роли. В том числе, и две главные. Он сам ввелся в «Портрет Дориана Грея»: за время карантина изучил его, выучил танцы, текст, освоил психологические ходы, понял структуру. Он, конечно, совсем не похож на Мишу.  Но он и сам по себе другой – старше, интереснее.

В том же «Дозвониться до дождя» для меня все встало на место. В его герое есть и наив, и чистота, и педантичность. История заиграла.

В нашем театре традиция – передавать роли «по наследству», мы все играем иначе, чем те, кто был до нас. Но если снимать спектакли, оставшиеся без тех, на кого он ставился, то надо будет закрыть театр. Да и сам театр уже не такой, как при Валерии Романовиче. Жизнь каждый день меняется, и мы меняемся вместе с ней.

Андрей Кудзин и Ксения Ефремова в спектакле «Портрет Дориана Грея» О. Леушина

Какие-то онлайн-проекты планируются в связи с карантином?

Мы как-то внезапно закрылись, потому что зараженных стало очень много и вычислить разносчика невозможно. И мы к этому не были готовы. Да еще предновогодняя суета. Единственное, что сделаем новогодний концерт с большим количеством номеров, многие из либо не показывали, либо были показаны только один раз. А уже 4 января я выхожу на сцену и играю моноспектакль. Мне очень понравился формат читки, когда ты один можешь предстать во всех лицах. Для меня как для артиста это праздник. За долю секунды ты можешь перевоплотиться в любого персонажа. Пьеса незатейливая. Комедия. В ней много еврейского юмора, который я обожаю.

Как она пришла к вам?

С автором мы познакомились на фестивале в Витебске. У нас были забавные переговоры. Он мне предлагал свои пьесы, а я ему – гастроли тетра в Израиле. И в итоге он стал мне присылать пьесы, и за эту я зацепился. Сделал первый показ в ноябре и отправил автору. В итоге он меня пригласил в Израиль с этой пьесой. Идеальная история — один человек на сцене. Мне вообще кажется, что сейчас наступает время малых проектов и сольников, потому что всех собрать сложно. Жизнь не скоро вернется в прежнее русло и придется ориентироваться на камерные проекты.

Под финал года вы решили отблагодарить своих зрителей проектом «Спасибо, зритель!»

Это придумали мои девчонки, которые заведуют пиаром, Оля Грекова и Катя Терентьева. Мы, в принципе, всегда благодарим наших зрителей. Это  большое умение – говорить людям «спасибо». А в этот нелегкий период нельзя этого не сделать. Они поддерживали нас и финансово, и билеты не сдавали, и практически живут с нами одной жизнью. И за этот период мы хотели сказать: «Спасибо, зритель!». Нам очень радостно, что в нашем челлендже приняли участие около 30  театров – и московских, и периферийных.

И хотя сейчас сложно сказать что-то конкретное  – что у вас планах?

Мысли есть. Я давно хочу поставить «Ромула Великого», но мне надо выходить на сцену, слушать музыку. И я надеюсь, что до отпуска мы успеем выпустить две премьеры – первая будет Олега Анищенко, а после него – моя.  Театр не может без них. Нужна новая кровь, чтобы было постоянное обновление.

Фотографии Сергея Тупталова, предоставлены театром

%d такие блоггеры, как: