НАСТОЯЩЕЕ ЧУДО НАДО ДЕЛАТЬ САМОМУ

На фото: Юрий Гуламов (Емеля), Евгений Минин и Борис Никишкин (братья Емели). С официальной страницы БМЦ в фейсбуке

В Большом московском цирке продолжаются показы новогодней сказки «По щучьему веленью». История о ленивом простаке Емеле, хорошо знакомая всем с самого детства, на первый взгляд, не изменилась. Есть тут и Емеля, предпочитающий лежать на печи и мечтать, есть и щука, и царевна с царем, и марширующие дрова, и печь-самоход…

Режиссеры спектакля Андрей Шарнин (он же написал сценарий) и Дарья Пурчинская (также постановщик танцев и пластики и сценограф) ввели в сказку двух скоморохов (Евгений Минин и Борис Никишкин), которые постоянно ругаются, доказывая друг другу, чья версия сказки правильнее, а время от времени перевоплощаются и в сказочных персонажей – братьев Емели, пытающихся его расшевелить («А тебе, ленивый крендель, от братьев волшебный пендель»), или в генерала и адмирала, которым дано задание – привести Емелю во дворец.

Царь Николая Кормильцева – большой ребенок, для которого петушок-леденец вполне равноценен половине царства. Тому, кто женится на царевне, полагается полцарства, «денег мешок и на палочке петушок». Сам про себя он говорит с оттенком легкой иронии и по-детски трогательно – «Вот такой я тиран». А царевна Варвара (Ксения Зубова) вообще и не собиралась сидеть у окна и печалиться, у нее дел по горло. То звездоскоп соорудит, то какие-то технические новшества изучает, то эксперименты ставит («Я свое сердце и руки завещала науке»). И ей скучны женихи «из Швеции, да из Греции», ей нужен такой же чудаковатый изобретатель, с которым интересно.

На фото: Ксения Зубова (царевна Варвара)

И Емелю (Юрий Гуламов) она выбирает не случайно. Да, забавно, конечно, наблюдать, как маршируют через городскую площадь дрова, или как подъезжает ко дворцу печь, но он для нее родственная душа. Тоже изобретатель – только в мечтах: «Хорошо бы сделать топор-саморуб».  Его занимает сам процесс придумывания. А из всех «царских щедрот», его привлекает больше всего «на палочке петушок».

Надежда Русс, главный художник Большого московского цирка, «одела» сказочных героев в яркие костюмы. В них современность сочетается с народным стилем, иронично обыгрываются национальные мотивы и модные тенденции. Тут есть и наряды под хохлому, и ватники, украшенные тесьмой, у Варвары – сарафан со множеством кармашков, откуда торчат инструменты, а скоморохи щеголяют в шляпах от кутюр – с месяцем на голове у одного, с чайником – у другого, гонцам придумали модные цветные кепки.  

Взяв в соавторы Татьяну Белянчикову, режиссер переписал текст – вместо прозы тут звучат озорные, порой даже хулиганские стихи в духе филатовского «Федота-стрельца». Веселые рифмы подстегивают действие, создают праздничное, ярмарочное настроение, которого так не хватает в последнее время. Да и само действие начинается на ярмарке.

На манеже красуются два расписных шатра, куда так и хочется заглянуть, но скоморохи нарочно тянут время в поисках сначала подходящего сюжета, а потом – выверяя детали сказки. Более легкий и веселый рассказчик Бориса Никишкина вроде и не хочет спорить, пытается все свести к шутке, но обстоятельный и въедливый «коллега» Евгения Минина никак не хочет уступить. В итоге сказку они рассказывают вдвоем, и она дает крен то в балаганное действо, то в детальное описание ситуации.

Цирковые номера органично вписываются в происходящее. Ярмарка врывается многолюдным номером «Акробаты на встречных качелях» п/р Андрея Пронина и «Качелями–трапециями», «Джигиты Осетии» под руководством О. Танделова  перевоплощаются в довольно стильных гонцов, несущихся с приказом Царя Гороха во все концы. «Акробаты на дорожке» п/р Р. Байрамукова вместе с балетом Большого Московского цирка оказываются идеальными дровами, правда, ловко прыгающими и крутящим сальто. Дворцовые эксперименты царевны Варвары – микс из номеров «Подкидные доски», «Акробаты на шестах», «Икарийские игры» и «Люстра». А на печи, отправляющейся во дворец, жители соседних деревень («Акробатическая четверка» п/р Р.Прилепина) выстраивают пирамиды, кувыркаются, крутят сальто, запрыгивают на нее с разбегу. Словом, все встречные ненадолго превращаются в детей.

Первая половина сказки пролетает почти мгновенно и, как положено, заканчивается встречей и признанием в любви.

Но рассудительная царевна сказку закончить так быстро не дает, потому что «по полторы тыщи билеты – А у вас рублев на пятьсот результат – Сейчас народ потребует деньги назад». Приходится рассказчикам снова браться за поиски сюжета, в поисках которого они переберут все пушкинские и народные сказки. А на помощь им придет царевна Варвара, которая, не мудрствуя лукаво, посмотрит в свой звездоскоп, который Емеля ей успел усовершенствовать (стеклышко вставить), да скажет: «Звезду хочу с неба».

Ведь во всех волшебных сказках непременно должно быть задание, которое выполнить может только сам герой. Емеля опять к щуке – да не тут-то было. Свои три желания уже потратил (сколько раз говорили – рационально расходуй волшебство), и приходится самому на небо лезть. А пока он щуку ищет – попадает в царство морское, где и рыбки золотые (балет БМЦ), и раковины диковинные, что навстречу раскрываются, («Парный эквилибр» и «Воздушные полотна» п/р Елены Петриковой). И сам Царь Морской (Василий Тимченко) со своими подопечными – морскими львами – встречает нашего героя.

 Под куполом раскинется темное звездное небо, а среди звезд – Млечный путь (номер «Канатоходцы над сеткой» п/р Р. Чижова), по которому нашему герою пройти придется, чтобы заветную звездочку достать.

А закончится все – веселым пиром («Подкидные доски» п/р А. Рубана) да поздравлением с Новым годом.

«По щучьему веленью» в БМЦ – сказка не простая. Как и в других спектаклях, главным здесь является не само волшебство, а умение сделать его своими руками, приложить усилие, чтобы получить что-то очень важное в своей жизни. И остаться при этом добрым и простым.

%d такие блоггеры, как: