«AMARCORD ГОРОДСКОЙ СУМАСШЕДШЕЙ»

Спектакль «Оккупация – милое дело / О, Федерико!» в Театре ОКОЛО дома Станиславского

Велосипед, ржавые ведра, пыльная искусственная розочка, пианино, полоска двухэтажных вагонных полок, будто только вчера списанных и выброшенных на свалку… Как это всё может превратиться в декорацию спектакля?!.. Сценография Надежды Бахваловой и Юрия Погребничко создаёт контурное обрамление биографии, откуда вырваны частички памятных событий. Как на приёме у психоаналитика, где тебя пытаются заставить выбрать главные эпизоды, наиболее въедливо застрявшие в подсознании. Эти вспышки рождаются из монолога главной героини, у которой нет имени, а есть только прошлое и диагноз – шизофрения.

Автор пьесы Татьяна Орлова, откровенно рассказывает о своём детстве, которое ей пришлось провести в послевоенной Германии. В её тексте много полуфантастического, даже сказочного, наивного, трогательного. Женщину-ребёнка играет Лилия Загорская, чей тоненький голос ручейком разливается в скупом пространстве, куда время от времени будут втискиваться другие персонажи: Ленышка (Елена Павлова), Людышка (Татьяна Лосева), Ирка (Ольга Бешуля), Клавдия (Наталья Рожкова), Федерико (Юрий Павлов). Окошком в прошлое служит белый экран, на котором сменяют друг друга кадры хроники, сцены из фильмов Федерико Феллини, Анджея Вайды, Акиры Куросавы (режиссёр видеомонтажа Илья Окс). Эшелон солдат змейкой марширует по бесконечной тропинке, а некоторые из них сойдут с черно-белого холста и возьмутся за музыкальные инструменты. Младший лейтенант (Дмитрий Богдан) суетливо уносит куда-то огромный чемодан, рулон ковра, знамя… Этот солдатик долго не задерживается в плацкартном вагоне, населенном духами из прошлого.

Шляпка с зелёной повязкой-бантом, ботинки со стёртыми носками, бесформенное пальтишко и белая юбка, нелепо натянутая на брюки. Женщина говорит много, порционно делясь со своими страхами и детскими наблюдениями. Она моет общественные туалеты и вспоминает… «О, Федерико!», – неслучайное дополнение к названию спектакля. Да, это никто иной как великий мечтатель Федерико Феллини! Одна из самых популярных его кинолент носит название «Amarcord»: «я помню» или «нити горькой любви, связывающие автора с прошлым». В спектакле Юрия Погребничко не нити, а грубая холщовая верёвка повязала героиню по рукам и ногам, прошлое не отпускает её, заставляя снова и снова переживать минувшие события…

Воспоминания не складываются в четко выраженный сюжет, это скорее калейдоскоп интерлюдий – временами трагических, временами лирических и даже смешных… Толстая Ирка (Ольга Бешуля) становится на деревянный приступок и поёт: «Любви моей ты боялся зря, не так я страшно люблю… ля ля ля ля…» Режиссёр максимально изолирует текст от музыки. Когда говорит Лилия Загорская, ничто не должно отвлекать от исповеди её героини. Здесь важно каждое слово, блаженно-невесомо опускающееся на помост, словно первые робкие снежинки.

Лейтенанты (Даниил Богомолов, Александр Кулаков, Александр Орав, Дмитрий Богдан, Александр Сазонов) с невозмутимыми лицами исполняют военные песни, не замечая городскую сумасшедшую. Они плод её фантазии, яркая вспышка детских воспоминаний. Лилия Загорская продолжает тихо и спокойно произносить монолог, будто кроткий молящийся перед образом. Её героиня не отчаявшаяся блаженная, она проявляет стойкость духа, ведь даже диагноз «шизофрения» её не пугает.

Действие прочно и изящно «зафиксировано» как весенняя бабочка в коллекции энтомолога. Но именно в созданном состоянии полусумасшедшего бреда прошлое вырисовывается по-особенному трепетно. Вся горечь оседает на дно, а густой луч света, пробившийся в дверном проёме, оставляет надежду выбраться из запутанного лабиринта воспоминаний. Финальная пляска младшего лейтенанта (Дмитрий Богдан) разрушает любой намек на обреченность главной героини. Всё выросло из пустого пространства плацкартного вагона и тут же растворится, как изображение на выцветшей фотокарточке.

Фотографии со страницы театра в фейсбук

%d такие блоггеры, как: