АСКОЛЬД ЗАПАШНЫЙ: «КЛАССИКИ В ЦИРКЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ»

На фото: художественный руководитель БМГЦ Аскольд Запашный. Предоставлено пресс-службой

Большой московский государственный цирк – одна из первых больших площадок, начавших работу после вынужденного простоя из-за пандемии. 7 августа премьеру обновленного спектакля «Эпицентр мира» показали медицинским работникам, а уже 19 сентября мы увидим долгожданную премьеру – постановку Аскольда Запашного «И100РИЯ», готовившуюся к юбилею отечественного цирка. О премьере, работе после пандемии и новогодних шоу мы поговорили с художественным руководителем БМГЦ Аскольдом Запашным. 

Пандемия сильно скорректировала планы?

Да, но это происходит во всём мире. У меня друзья за границей рассказывают, как им тяжело – многие остались без работы. В этом смысле мы счастливая организация. Мы не только запустились одними из первых, но ещё смогли сохранить сотрудникам зарплаты и рабочие места.

Как воспринимается с манежа зрительный зал в масках?

Мы обеспечены всем необходимым. Если люди забыли или потеряли медицинскую маску, то наши сотрудники выдадут. На самом деле, интересно, что зрители очень быстро адаптируются к сложившейся ситуации и перестают думать о ней. Это приятное ощущение, что жизнь возвращается в своё привычное русло. В зале почти никто не сидит в маске – люди заходят в масках, а потом снимают. Это закономерно.

На фото: Репетиция в БМГЦ

Получается символично – программа, посвящённая 100-летию отечественного цирка, выпускается в юбилейный сезон Большого Московского цирка…

Не знаю – хорошо это или плохо. Дело в том, что я не очень жду юбилей цирка. Мы надеялись, что успеем до него провести реконструкцию, но пока не складывается.

Что касается программы, у неё особая судьба. Мы хотели выпустить её в прошлом сезоне, к 100-летию цирка, но отложили премьеру из-за планируемой реконструкции. Решили перенаправить свои усилия на поддержку площадки, которую мы собирались осваивать вместо Большого Московского цирка, пока он будет на реконструкции. Потом всё пошло колесом, и пришлось просто остановить и заморозить проект.

Сама идея сохранилась. В самом спектакле нет буквального посвящения юбилею – мы придумали форму, где показываем разные эпохи, начиная от периода формирования цирка и до текущего момента. Плюс немного фантазируем о том, каким может быть цирк будущего. Поэтому актуальность его не потеряется ещё лет 20 (улыбается), если, конечно, цирк не изменится кардинально. Тогда придётся добавлять ещё одну форму.

На пресс-конференции вы говорили, что один из манежей специально переоборудовали для новой программы…

Да, мы переделали водный манеж под батутный – со специальной гидравлической конструкцией, которая будет выдвигаться, сделали мини-бассейны с шариками. Это была одна из идей на реконструкцию – сделать формат модульного манежа, чтобы приспосабливать его под разные нужды режиссёров. До этого мы немного модифицировали иллюзионный манеж и использовали его, когда нам понадобились люки в шоу «Раз два … четыре пять». Мы его механизировали и на него поставили конный манеж. Он в таком состоянии пребывает до сих пор, но я думаю, что мы ещё будем играться с ним.

Как строится спектакль? Какова его идея?

Спектакль строится по принципу «ЭпиЦЕНТРа мира» – сюжетная линия в нём есть, но она абстрактная.  Главная идея «ЭпиЦЕНТРа мира» была, что мы едины, несмотря на все различия. И поскольку он был приурочен к Чемпионату мира по футболу, моя идея заключалась в том, что на тот момент наша страна являлась эпицентром мира, и это хорошо работало на цирк. Цирк – это манеж, отцентрованная площадка, вокруг которой сидят зрители, и по смыслу выходило, что цирк является эпицентром мира.

Здесь же мысль заключается в том, что очень важно сохранять свою историю, память о том, как её строили наши предки. Мы обращаемся к определенным индивидуумам, людям, которые создавали цирк, являлись его фундаментом, и к эпохам, через которые прошёл не только цирк, но и наша страна.

Наш главный герой – обычный парень, который олицетворяет современную молодёжь, которая как во все времена отрицает всё, что было до, считая, что мир стал новым, и всё должно измениться. Он случайно попадает в библиотеку и находит магическую книгу. Мы хотим напомнить кому-то, а кому-то пояснить, что нельзя забывать, с чего всё начиналось. Мы все проходили через юношеский максимализм, и я в своё время считал себя умнее своих родителей, и всё, что они говорят, устарело, но с возрастом ты начинаешь понимать, насколько это важно… Однако и прошлым тоже жить нельзя, есть люди, которые придерживаются мысли, что всё хорошее было раньше, а в настоящем и будущем уже ничего не будет. Это тоже ошибка. Поэтому мой посыл, как автора идеи спектакля, заключается в том, что нужно просто не забывать прошлое. Разрабатывая цирковой спектакль в разных эпохах, я отмечаю для себя, что все эпохи так или иначе пересекаются и заимствуют что-то друг у друга. И это тоже нужно знать и понимать, но для этого надо учить историю. К сожалению, не все осознают это в определенном возрасте. Вот поэтому мы посвящаем спектакль молодой аудитории.

Как соединяются отображенные в спектакле эпохи?

Они будут соединяться при помощи мистических персонажей – девочек-балерин (их играют в основном составе – Ева и Эльза Запашные, во втором – Стефания Запашная и София Коновалова) и группы клоунов-ковёрных, которые являются образами цирка. Мы долго искали для них определение, потому что это – некие призраки по сути, но мне бы не хотелось, чтобы их воспринимали как духов, чтобы не возникло ощущение, будто мы вспоминаем что-то мёртвое, давно покрывшееся нафталином.  Многие цирковые хоронят искусство тем, что упорно держатся за прошлое и пытаются стандартизировать старый цирк как классический. Классики в цирке не существует, и никогда не было. В моём понимании классика – это что-то очень яркое, но запоминающееся только в своей эпохе. Она не может быть навсегда. Её можно воспринимать как эталон, но это не значит, что на неё надо несомненно равняться. И наши образы цирка будут мимикрировать под определённую эпоху и изображать определённых личностей – образ Олега Попова, Юрия Никулина, Леонида Енгибарова… Всё для того, чтобы сделать реверанс в сторону этих выдающихся людей.

Соединять эпохи будет и магическая книга – в ней есть главы, посвящённые тому или иному периоду времени. Но нам важно через цирковую эпоху показать и дух времени, то, чем жила наша страна и мир в разные периоды.

Кто будет принимать участие в программе?

Костяк – это, конечно, коллектив БМГЦ. Мы с братом будем работать со своим аттракционом «Среди хищников». Из номеров будет Василий Тимченко со своими морскими львами, мы готовим большой вольтижный, будет новый воздушный номер – групповая трапеция, жокеи.

В этом сезоне Дарья Пурчинская стала балетмейстером Большого Московского цирка?

Даша давно работает в цирке, она была ведущей артисткой балета. У нас так повелось, что балетмейстер является ещё и режиссёром-постановщиком. И поэтому она фактически хореограф-постановщик, и Даша пришла к этому закономерно. Пока наш главный балетмейстер Ольга Полтарак находится в декретном отпуске, Дарья выполняет её обязанности. Для Даши это стало хорошим шансом проявить себя. Конечно, я переживал, справится ли она, но она не просто оправдала мои надежды, но даже превзошла их. Она и раньше немного занималась творчеством, заметив это я предложил ей попробовать себя в новом качестве. Даша очень старается – ей действительно важно сделать всё ультракачественно, она посвящает себя работе целиком.

Как визуально поддерживается идея спектакля? Какие будут костюмы, танцы, как отбирается музыка?

Сложная задача, на самом деле. Когда ты обозначаешь историческую хронику, можно сыграть против себя, если сделать слишком реалистично, потому что костюмы разных эпох, часто были очень примитивны, поэтому нам приходится немного дорабатывать их. Главное – найти золотую середину во всём.

Например, сегодня наш балет упрашивал меня разрешить использовать им цирковую музыку советского времени в дабстеповской обработке. Мы делаем эпизод из Советского цирка, и это, в первую очередь, реверанс нашему папе, потому что это – эпоха расцвета. Мы хотим показать форму его работы.  И мне пришлось объяснять балету, что этот момент нельзя делать слишком современно, важно сохранить баланс – сделать современно и художественно, также показать определённую эпоху. Нам важно сделать не просто стилизацию под эпоху, а представить ее, чтобы зритель почувствовал эту эпоху.

В постановке есть очень важный эпизод о передовой. Его нельзя воспринимать только как картинку из прошлого, важно, чтобы война стала ощутимой, чтобы и каждый из нас, и зрители почувствовали, ради чего артисты выезжали на фронт. Это должно быть чувство времени – почему цирк был таким и почему времена были такими.

Поэтому мы постоянно ищем золотую середину во всём – в костюмах, музыке, танцах, реквизите.

Отчасти, «И100РИЯ» перекликается с программой «Времена»?

Жанр путешествия по странам и эпохам – очень удобен для таких представлений. Мы использовали его и во «Временах» (там, правда, была больше эволюция фильмов, мы показывали, как человек переживал то или иное время через кино), и в «МАГиЯ», где герои путешествовали по историческим эпохам. В «И100РИИ» немного другое, здесь есть определенный цикл – 100-летний период, который мы отображаем и разделяем на понятные картины.

Программа будет идти в течение всего сезона?

Да. Мы пока планируем, несмотря на смутные времена, прервёмся только на зимние каникулы.

К слову, о зимних каникулах. На протяжении 13 лет вы давали представления в Лужниках, но в этом году отказались от этого. Трудно продать зал?

Не в этом дело. Мы переживали не об этом. У нас было несколько совещаний, где мы пытались решить, как быть с этой площадкой. Сейчас проблема живого искусства заключается в том, что его подвесили в состояние непонимания будущего. В цирке работают практики, которые прошли через сложные времена, я не боюсь трудностей вообще. И когда кто-то при мне начинает ныть по поводу карантина, всё время говорю – представьте, что кто-то по-настоящему жил в Блокаду. Эти люди не знали, чем закончится завтрашний день, но жили и даже находили поводы для радости. А мы жалуемся по поводу трёхмесячного перерыва в работе. Ты задаёшь вопрос высшему руководству, а они сами не знают, как всё будет. Мы задаём вопросы по Лужникам, нам говорят: «Можете продавать билеты». – «А может быть вторая волна?» – «Может». – «Сколько билетов можно продавать?» – «Социальная рассадка». А это максимум 1500 человек. Получается, что экономически мы не можем позволить себе сделать такой же спектакль, как раньше. У меня спросили, могу ли я сделать проще. Я-то могу, но нас не простят зрители. Мало того – это будет предательством, если мы выйдем и будем изображать что-то похожее на спектакль. Зрители этого не поймут и начнут критиковать нас. А в противном случае – это просто самопожертвование: мы вложим огромные ресурсы и потеряем немалые деньги.

Мы долго думали, как быть, искали варианты – думали показать шоу от БМЦ в Лужниках, а свое в цирке. А потом выяснилось, что спектакль должен идти без антракта. И я предложил сделать репертуарный цирк: зритель сможет выбрать, что смотреть. Мы решили играть спектакли через день – блок из 4-х спектаклей «По щучьему велению» 1 день, блок «Больше-меньше» – второй день. Так мы сможем трудоустроить всех артистов. И такая форма всем очень понравилась.

Спектакль «Больше-меньше» – это научная фантастика? Расскажите немного о шоу…

Да, это научная фантастика, где мы с братом играем главных персонажей. Я пока не готов раскрывать сюжетные линии, но это будет весело. Я решил поиграть с масштабом, в увеличение-уменьшение, на фоне этого хочу сделать эксцентричную забавную историю, в которой всё будет работать вокруг микромира. Я хочу использовать несколько форм подачи: в полный рост, увеличенный, уменьшенный и два одновременно.

Помня «Сказку о царе Салтане», хочется спросить, сильно ли изменится история в «По щучьему велению»?

Когда я выбирал сказку и освежил в памяти «По щучьему велению», то понял, что она в чём-то очень похожа на сказки Пушкина. Сюжет, конечно, будет узнаваем, но подача будет оригинальная, авторская. Конкретику я пока раскрывать не хочу, потому что мы и так ограничены таймингом, а если я ещё раскрою секреты, то люди скажут: «Ну, почти посмотрели». А мне хочется удивить. Одно скажу точно – обе истории будут весёлыми. Решили в этом году всё построить на позитиве. Понимаем прекрасно, что люди находятся в подавленном состоянии.

Вы будете делать специальную программу на юбилей БМЦ?

Планируем, но точно пока сказать не могу. Слишком много всего на кону. Кроме этого, мы активно занимаемся созданием и запуском канала на YouTube – нового направления.

Что будет на канале?

Будет художественный сериал. Мы хотим дорасти до кино. Пока разместили все трейлеры и тестовую работу «Наши в городе» о поездке наших артистов за пределы цирка. Но основная задача канала – показать цирк во всей красе и не шаблонно тем людям, кто сюда принципиально не ходит. Мы готовим молодёжно-ориентированный контент, который достойно представит цирк, но при этом будет интересен и понятен тем людям, которые в цирке никогда не были. Чтобы они не только захотели посмотреть ролики, но и прийти в цирк.

Фотографии предоставлены пресс-службой цирка

%d такие блоггеры, как: