РОССИЙСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ МОЛОДЕЖНЫЙ ТЕАТР. XIX – НАЧАЛО XX ВЕКА.

Императорский новый театр

Наш экскурсовод Злата Батуева приглашает вас в увлекательное путешествие по театральной истории. Героем нескольких публикаций станет Российский академический молодежный театр. В первой части вы узнаете о том, как трактир стал театром, кто жил и бывал в доме «напротив Малого» и почему часто менял хозяев.

Константин Маркович Полторацкий, выгодно купил участок земли на Петровской площади и отстроил в 1821 году дом-копию стоявшего напротив дома купца В.Варгина. Первый этаж занимали магазины и открытая галерея, второй был жилым.

Здание было построено по проекту Федора Шестакова, одного из крупнейшего архитектора Москвы первой трети XIX века, мастера московского ампира. Участвовал в проектировании и Осип Бове, руководивший в то время застройкой всей площади после пожара 1812 года. Тогда внешний вид дома сильно отличался от того, что мы можем видеть сегодня: у него не было третьего этажа, не было места, где сейчас находится большая сцена.

Дом Полторацкого

К. М. Полторацкий был сыном Марка Федоровича Полторацкого, директора Придворной певческой капеллы, сына черниговского казака, чей голос так заворожил императрицу Елизавету, что она выписала его в Петербург. Возможно, не исключено, что не только близость театров, но и творческий потенциал хозяев повлиял на судьбу этого здания.

В дом генерал-майора Константина Марковича Полторацкого, участника наполеоновских войн, боевого командира и блестящего офицера, съезжалась вся элита тогдашнего московского общества. Анна Керн была племянницей Константина Марковича. И кто знает, может быть, именно во время одного из здешних балов Пушкин сочинил знаменитые строки: «Я помню чудное мгновенье…», посвященное Анне Петровне.

Выйдя в отставку в 1821 году, Полторацкий стал жить вольной жизнью, хлебосольно принимая гостей и устраивая балы. К 1838 году состояние его сильно уменьшилось. Поэтому он был вынужден продать дом одному из самых богатых людей России – купцу Бронникову. Но именем Полторацкого до сих пор называют здание под номером 2 на Театральной площади.

Владимир Гиляровский

На первом этаже устроился знаменитый трактир Бронникова, где после спектаклей собирались актеры, литераторы и публика. Любимец артистов и театральной публики, трактир купца Бронникова, был необычным местом. Под стать завсегдатаям. В нем играл настоящий оркестр с репертуаром. Закрывшийся трактир превратился в первый в России актерский клуб – с 1869 года купец сдавал бельэтаж здания одному из первых частных театров – театру московского «Артистического кружка». Здесь встречались драматурги, артисты, антрепренеры. Великим постом актеры съезжались со всей страны сговориться о работе, обсудить замыслы и какие-то планы. Инициаторами его создания были Александр Островский и Николай Рубинштейн.

Об этом известном месте писал Гиляровский: «Кружку принадлежал ряд зал и гостиных, которые образовывали круг с огромными окнами на Большую Дмитровку с одной стороны, на Театральную площадь – с другой, а окна белого голицынского зала выходили на Охотный ряд.

Круг роскошных, соединенных между собой зал и гостиных замыкал несколько мелких служебных комнат без окон, представлявших собой островок, замаскированный наглухо стенами, вокруг которого располагалось круглое фойе. Противоположную часть дома тогда занимали сцена и зрительный зал.

Тут были косматые трагики с громоподобным голосом и беззаботные будто бы, а на самом деле себе на уме комики – «Аркашки» в тетушкиных кацавейках и в сапогах без подошв, утраченных в хождениях «из Вологды в Керчь и из Керчи в Вологду». И все это шумело, гудело, целовалось, обнималось, спорило и голосило.

Великие не очень важничали, маленькие не раболепствовали. Здесь все чувствовали себя запросто: Гамлет и могильщик, Пиккилы и Ахиллы, Мария Стюарт и слесарша Пошлепкина. Вспоминали былые сезоны в Пинске, Минске, Хвалынске и Иркутске».

Александр Островский. Горбунов, Майков

В то время существовала государственная монополия на театр. Власть следила за выражением свободомыслия. Памфлеты, сатира или критика пресекались на корню. Создание кружка помогало обойти запреты цензуры. Деятельность кружка включала чтения литературных произведений, исполнение музыки, обсуждения, лекции и выставки. Здесь читали свои работы Островский, А. Ф. Писемский, И. Ф. Горбунов, исполняли свои сочинения Рубинштейн и П. И. Чайковский. С началом деятельности кружка у этого здания началась настоящая театральная жизнь.

«Провинциальные актеры имели возможность и дебютировать в пьесах, ставившихся на сцене Кружка – единственном месте, где разрешалось играть великим постом. Кружок умело обошел закон, запрещавший спектакли во время великого поста, в кануны праздников и по субботам. Кружок ставил – с разрешения генерал-губернатора князя Долгорукова, воображавшего себя удельным князем и не подчинявшегося Петербургу, – спектакли и постом, и по субботам, но с тем только, чтобы на афишах стояло: «сцены из трагедии «Макбет», «сцены из комедии «Ревизор» или «сцены из оперетты «Елена Прекрасная», хотя пьесы шли целиком», –  писал Владимир Гиляровский в книге «Москва и москвичи».

В «Артистическом кружке» все было в руках антрепренеров, актеров, драматургов.   Он стал первым частным театром Москвы. Труппа состояла как из любителей, так и профессиональных актёров: в неё входили П. М. Садовский, С. В. Шумский, Н. А. Никулина, П. А. Стрепетова. С кружком связано становление таланта О. О. Садовской и М. П. Садовского. С 1869 года ставились спектакли (в основном произведения русских драматургов, особенно Островского). С 1879 года при кружке работали курсы для актёров, на которых преподавали Г. Н. Новосельский, П. Д. Боборыкин, А. Н. Веселовский. Изменения в внесенные в 1882 году в законоположение о театрах, отменившие государственную монополию на театральные представления, привели к тому, что надобность в кружке отпала. Прежде частные театры существовали только в губернских городах. Теперь же могли создаваться и в столицах.

Театр в бывшем трактире Бронникова

В 1882 году здание арендовал Михаил Валентинович Лентовский, осуществивший его существенную перестройку: был достроен третий этаж и создан практически новый зрительный зал на 1500 мест по проекту архитектора Бориса Фрейденберга. В прошлом актер Малого театра, Лентовский стремился создать образцовый драматический театр с разнообразным репертуаром, в котором соседствовали бы оперетта, феерия, драматическое искусство.

Прозванный «театральным магом и волшебником», Лентовский поражал воображение зрителей грандиозностью постановок, новизной, необычностью эффектов, богатством декорационного оформления и костюмов, живописностью массовых сцен. В труппе Лентовского в разные годы были такие актёры как Ольга Садовская, Вера Зорина, а также А. Аристова, С. Бельская и А. Давыдов. К сожалению, вскоре после новоселья в здании дома Полторацкого его труппа прекращает свое существование. Непомерные расходы разорили Лентовского, построенный им театр за долги передается казне.

Михаил Лентовский

В 1886–1898 гг. театр назывался Шелапутинским по имени одного из владельцев дома – состоятельного мануфактурщика и известного мецената Павла Григорьевича Шелапутина. Театром Шелапутин не занимался, а сдавал помещение гастролирующим труппам, от чего дом на Театральной площади, тем не менее, не перестали называть «Театром Шелапутина».

В 1898 году в доме на Театральной площади открывается Императорский Новый театр, в который перекочевали постановки молодежной части труппы Малого театра.

В начале двадцатого века здесь шли спектакли частной оперы купца Сергея Ивановича Зимина, в которой пел Федор Шаляпин. А в 1909 году помещение арендовал известный антрепренер, новатор театрального дела, режиссер и актер Константин Николаевич Незлобин. Это был один из первых театров, взявший к постановке пьесы Максима Горького. В 20-х годах XX века в здании шли оперные и балетные спектакли Большого театра.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

%d такие блоггеры, как: