НАДЕЖДА ЛАРИНА: «ПОТРЕБНОСТЬ В КУЛЬТУРНОМ ДОСУГЕ У ЗРИТЕЛЯ ВОЗРАСТЕТ, НО ОНА НЕ ВСЕГДА БУДЕТ СОВПАДАТЬ С ЕГО ФИНАНСОВЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ»

На фото: Надежда Ларина

Негосударственные театры сегодня оказались в наиболее уязвимом положении. Спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Мы поговорили с основателем московского Театра «Студия. Project» Надеждой Лариной об ожиданиях и реальных перспективах выживания независимого театра.

 Как вы оцениваете ситуацию пандемии с точки зрения независимого театра?

Независимый театр тоже бывает разным, я бы говорила отдельно о театральных проектах, которые являются временными творческими коллаборациями (например, актеры, работающие в разных театрах и проектах, собрались под отдельные спектакли или сделали свой коллектив так сказать «для души»), и о полноформатных репертуарных негосударственных театрах, каким является наш театр «Студия.Project», например.

На первых, я думаю, пандемия скажется в меньшей степени. Для вторых – это непростое время именно с финансовой точки зрения. Перед администрацией встает множество вопросов…  Как сохранить свои площадки и репетиционные базы, когда надо платить аренду, но нет доходной части? Как сохранить актеров и как их поддержать финансово, особенно если независимый театр является для актера основным местом службы?

Я думаю, что после окончания карантина рынок независимых проектов изменится хотя бы потому, что после двух месяцев отсутствия съёмок и у актеров не будет возможности принимать участие в низкооплачиваемых проектах (а независимый театр у нас в основном, все-таки, не про заработок).

 Какие у вас ожидания по окончанию карантина? Продажи на июль вы пока не проводите?

По официальной информации, полностью театры разрешат открыть с сентября, но мы надеемся на первые подвижки уже в июле. Продажи сейчас закрыты на официальный срок карантина – все-таки надеемся на оптимистичный сценарий.

Понятно, что в финансовом плане театр сейчас пережил ощутимый удар. Но насколько все серьезно? Как вы договариваетесь с арендодателями?

С арендой, на самом деле, ситуация обстоит проще, чем с зарплатами. Мы платим аренду за те дни, когда играем спектакли. Нет показов – нет оплаты, естественно. Есть вопросы по постоянной ежемесячной аренде репетиционной базы, но здесь, опять-таки у нас очень конструктивные партнеры. Нам удалось договориться о существенном снижении аренды на период карантина. Если нет задолженности по оплате за предыдущие месяцы, такие переговоры всегда реальны. Здесь, конечно, большое значение имеет человеческий фактор и история взаимоотношений с арендодателем.

 Как и за счет чего сейчас существуют ваши артисты, ведь у вас же частный театр?

Поскольку у нас негосударственный театр, в нашем театре актеры находятся не на фиксированной зарплате, а на договорах по спектаклям: оплата идет за сыгранный спектакль, поэтому снижение количества сыгранных спектаклей или отсутствие спектаклей означает отсутствие возможности заработка. Но мы понимали, что актеры и наши театральные менеджеры – это то, на чем держится театр. Это его душа, его энергия, на самом деле это и есть театр. Поэтому мы постарались сделать все возможное, чтобы не допустить распада. Благодаря успешному развитию в предыдущие месяцы мы имели возможность сохранить 100% оплаты за март и апрель за все несыгранные спектакли. Надеемся, что вскоре у нас появится первая возможность полноценного заработка для театра – ищем варианты.

 Предусмотрены какие-то субсидии для театральных коллективов вашего типа?

Как я понимаю ситуацию: для организаций из перечня «наиболее пострадавших», включая учреждения культуры любой формы собственности, продлены сроки уплаты налогов, предусмотрены другие упрощения, налоговые льготы, предусмотрено освобождение от уплаты арендных платежей по договорам аренды федерального имущества. Говорили о расширении списка льгот.

Как вы думаете, после карантина возрастет необходимость в культурном досуге или нет? Как расставание со зрителем скажется на заполняемости ваших залов?

Я думаю, что потребность в культурном досуге у зрителя возрастет, но она не всегда будет совпадать с его финансовыми возможностями. Скорее всего, в летние месяцы будет резкий рост заполняемости по сравнению с докарантинным периодом, в среднесрочной же перспективе осень-зима театры столкнутся с падением потока зрителей.

 Сейчас пока режим изоляции еще не отменен, вы не проводите репетиции по Zoom?

У нас получилось так, что мы выпустили премьеру комедии «Слишком женатый таксист» еще до карантина, а начало работы над следующей премьерой – «Гамлет» – была запланирована на начало июня, поэтому как таковые репетиции спектаклей в этот период у нас не проводились. Но актерский организм — это такая вещь, дееспособность и активность которой надо поддерживать постоянно. Так что мы, как и многие, перешли в формат эфиров в Instagram: читки, мини-спектакли, музыкальные концерты, открытые разговоры…

Сейчас из интернет-активности мы оставили только нашу актерскую школу actor.lab, которую на время карантина мы перевели в формат он-лайн мастер-классов и интенсивов. При чем перевести в он-лайн формат получилось не только актерские интенсивы, но и пластические. Мы даже думаем сохранить эту опцию и после окончания карантина.

Планируете ли вы выкладывать в интернете свои спектакли?

Мы думали об этом. Еще до карантина два наших спектакля: пластический спектакль Родиона Барышева «Карамазовы: все дозволено» и драма «Звезды на утреннем небе» в постановке Алексея Доронина – вошли в он-лайн каталог спектаклей на сайте КУЛЬТУРА.рф. Иное распространение видео спектаклей в интернете мы сочли нецелесообразным. В любом случае, на такое распространение надо получить отдельное разрешение авторов, не нарушая их права.

А вы сами смотрите трансляции спектаклей в интернете?

Я смотрю записи только тех спектаклей, которые невозможно посмотреть  вживую. Я очень люблю энергию театра, а видеотрансляция ее убивает. Поэтому мне как зрителю органически сложно смотреть записи спектаклей. Как актриса, работая над ролью засматриваю до дыр  отдельные монологи великих артистов. Но в таком случае я воспринимаю спектакль не как зритель и слежу именно за своим персонажем, его реакциями, взаимодействием с другими персонажами, его развитием.

Расскажите о ближайших планах вашего театра.

«Гамлет» – это очень масштабная работа. Дорепетиционная подготовка к ней идет уже три месяца – отработка материалов “около” пьесы, работа актеров с разными вариантами переродов (поднимаем первые переводы 18-го века, более современные версии 19-го и классику переводов 20-го века). Не буду раскрывать все карты, скажу так: это будет «Гамлет» вне «Гамлета».

Помимо этого в начале сезона 2020/2021 мы планируем выпустить музыкальный спектакль на двух актеров. Это будет наш первый подобный опыт, и я очень трепетно отношусь к этой премьере. Мы долго шли к тому, чтобы показать эту сторону нашей актерской души и, надеюсь, что наше творение, найдет отклик у зрителя.

%d такие блоггеры, как: