ИРИНА БУГРИМОВА «НА АРЕНЕ И ВОКРУГ НЕЕ», 1986 ГОД

13 марта исполнилось 110 лет со дня рождения первой в мире дрессировщицы львов Ирины Николаевны Бугримовой. В этот день на доме, на Котельнической набережной, где она прожила почти всю жизнь, установили памятную доску. Сохранилось не так много видеозаписей с ее участием, в кино о цирке она сниматься не любила, но есть ее «живая» биография, написанная ей самой. Книга – «На арене и вокруг нее».

Эта книга вышла в свет в далеком 1986 году и оттого в ней, конечно, ощущается стиль советского времени – немного приподнятый, чуть официальный, практически без сантиментов. Рассказы о гастролях, например, больше напоминают отчеты. Здесь трудно найти эмоциональное описание той или иной страны –больше фактов и довольно строгих, не скупых, а именно строгих, личных впечатлений.

Книга состоит из 17 глав, каждая из которых посвящена определенному этапу жизни артистки. Но я бы разделила ее историю на две части: начало пути и сольная карьера.

Бугримова рассказывает о своей жизни в Харькове, о родителях и друзьях, о том, как она впервые оказалась с отцом на ипподроме (отец был ветеринаром), а чуть позже и в цирке. И как всем сердцем полюбила цирк, еще даже не начав работать в нем. Первые главы книги наполнены юношеской радостью жизни, открытиями, историями о ее спортивном прошлом.

Время, когда она приходит в цирк, – молодость страны и это настроение очень хорошо ощущается в каждой истории. Помните, знаменитую формулировку, приписываемую Ленину: «Пока народ безграмотен, важнейшим из искусств для нас является кино и цирк». Сейчас не так важно, действительно ли Владимир Ильич это говорил, сколько тот факт, что, по сути, так и было с момента образования нового государства. Это время авантюристов (в хорошем смысле слова) и неофитов. Такой была и сама Ирина. Она, как и многие тогда, пришла в цирк из спорта. И демонстрировать спортивные достижения «под куполом цирка» было для нее принципиально важным. Конечно, цирковое искусство, было овеяно и романтикой. Впрочем, наша героиня пришла не совсем «с улицы». Отец часто лечил и цирковых животных, а дочь брал с собой. Так что любовь к цирку была, можно сказать, с детства.

Желание же работать в цирке пришло чуть позже. Как всегда у цирковых, жизнь повседневная сильно переплетена с работой. Они проводят за кулисами практически сутки. Тут возникают романы, рождаются и распадаются семьи, придумываются новые трюки. Здесь для них семья. Говоря о спортивных достижениях и мечтах, Бугримова рассказывает и о своей личной жизни, о встрече с первым мужем Александром Буслаевым, начале их отношений. О том, как их семейная жизнь станет и началом долгого творческого пути.

Отчаянные авантюристы, они решили повторить и усложнить знаменитый трюк немецких цирковых артистов Лейнарт «Полет на санях». Проблема была в том, что никто в нашем цирке, а уж тем более сами молодожены не знали, как можно сконструировать «сложное сооружение со скатом» да и сами сани. Пришлось учиться в процессе, тщательно выверяя детали, выясняя, какие материалы необходимы, а главное – как выстроить траекторию так, чтобы это было максимально безопасно. Номер они готовили полтора года, еще не являясь штатными артистами, приходили репетировать, когда манеж был свободен.

«Дебют собрал почти всех артистов программы – они стояли в боковых проходах. Правда, заметили мы их только тогда, когда раскланивались после полетов, когда прошел туман волнения. А в момент, когда зазвучал «Вальс-фантазия» Глинки и, мы, взяв на плечи лыжи, вышли на манеж, декорированный под заснеженную поляну, все наше внимание было приковано друг к другу. Мы имитировали лыжную прогулку. Затем, увлеченные друг другом, начинали танцевать. Словно подхваченная вихрем этого жизнерадостного танца, я устремлялась под самый купол, где висели сани, и, когда располагалась в них, музыка смолкала. Пауза подчеркивала серьезность момента. В полной тишине раздавался голос Буслаева… Я нажала на пусковое устройство. Шелестяще-свистящий металлический звук несущихся по желобам саней наполнил цирк. На миг он оборвался – это закругленные вверх желоба, как трамплин, подбросили сани. И они, пролетев по воздуху, с глухим звоном приземлились на приемной площадке. Цирк взорвался аплодисментами», – вспоминает Бугримова.

Буслаев в этом номере пролетал на санях сквозь кольцо, висящее высоко над манежем.

Однако, обкатав номер и поняв, что вырасти творчески в нем уже не получится, Ирина решила работать еще и с лошадьми – тут в полной мере реализовалась ее любовь к этим животным, пригодились и уроки, которые когда-то она получила на ипподроме. Так появился второй номер – «Высшая школа верховой езды».

Ее актерские способности и умение обращаться с животными совершенно неожиданно подарило ей дело всей ее жизни. Впрочем, все могло быть совсем иначе – она могла бы стать дрессировщицей леопардов. Группу именно этих животных, уже выдрессированных, предложил ей вначале управляющий цирками Александр Данкман. Единственной проблемой стало то, что номер должен был быть сольным. Буслаеву места в клетке не было. И это не могло не оскорбить этого довольно честолюбивого человека. От леопардов они отказались и стали думать, какой аттракцион с животными им придумать. И снова им на помощь пришли иностранные гастролеры. Точнее афиша, где в полом шаре за мотоциклистом гнался тигр. Так возникла идея нового номера.

Окончательную форму замысла подсказали аттракционы «Мотогонки по отвесной стене». И снова началась скрупулезная работа над миниспектаклем. Начали, как водится, с реквизита. Клетка, по их задумке, должна была быть круглой, крепкой, но легко собирающейся и разбирающейся – ведь ставить ее надо было во время антракта. Пока прикидывали, как конструировать клетку, продолжали работать и прежние номера. В это же время в одном из зверинцев на Кузбассе появились три львенка.

Маленькие, испуганные, они жались к задней стенке вольера, шипя на всех окружающих. Новое дело требовало от Бугримовой невероятного терпения, умения чувствовать подопечных, а поскольку пособий по дрессуре не существует по сей день (дрессура – можно сказать, элитный жанр, знания в котором передаются по наследству), она начала все с нуля. Бессонные ночи, постепенное приручение малышей, медленно рождающееся доверие между «львиной мамой» и ее подопечными – вот что, в конечном итоге, стало залогом успеха этой невероятной женщины. Помогал и спортивный характер, и желание сделать то, что никто никогда не делал до нее.

«Все приходилось познавать на собственном опыте. Скорее, те уроки лечения разных животных, что получила я девочкой, ассистируя отцу, послужили мне на первых порах основой при выработке начальных методов содержания львят», – пишет дрессировщица.

С невероятной любовью и нежностью, казалось бы, несвойственной этой жесткой женщине, она пишет о своих питомцах – обо всех, даже о тех, с кем приходилось быстро расставаться. Но особенно трогательно – о первой тройке: Кае, Юлии и Цезаре. Каждый раз, несмотря на опыт, с новыми подопечными все приходилось начинать заново: приноравливаться к характеру, искать подходы, вводить в уже работающую группу. Не все легко шли на контакт и с ней, и с «коллегами» по манежу. Были те, с кем пришлось расстаться довольно быстро. Но сколько бы она ни проработала с ними, в строках о разлуке всегда видна ее боль. Самая тяжелая, конечно, боль утраты – каждый из них был для Бугримовой ребенком, которому отданы бессонные ночи, за ростом и успехами которого она наблюдала. Редкая удача в жизни любого дрессировщика, если попадется животное, на которое во всем можно положиться, с которым можно делать самые опасные контактные трюки. У Бугримовой их было несколько, но самым верным и благородным, проработавшим с ней 20 лет, стал Цезарь. То самый львенок из первой тройки.
Но не стоит думать, что жизнь первой дрессировщицы была так уж безоблачна и легка. Личное все чаще вторгалось в работу, порой, мешая и нервируя. Львы все чаще напоминали ей, что они хищники, устраивая охоту на нее прямо во время представления. Рвали ее неоднократно. И даже казалось бы, в самой безнадежной ситуации, она находила в себе силы встать и вернуться в клетку, искала пути примирения. И лишь в самых сложных ситуациях вынуждена была расставаться с буянами.

Внимательный взгляд артистки фиксирует самые незначительные детали – все потом пойдет в копилку номеров. Так появятся трюки с качелями или с «гневным» львом, замахивающимся на нее, позже будет и история с любопытным репортером, случайно задержавшимся у клетки.

Питомцы Бугримовой, не все, а, как говорят дрессировщики, зверолюди, будут принимать участие в телепрограммах, ходить на интервью в компании своей «мамы». Бугримова станет полноправной хозяйкой в клетке. Количество животных будет меняться от 7 до 11.

Вторая часть книги – часто очень сдержанный рассказ о новых питомцах, расставании с ними по тем или иным причинам, но сквозь эту строгость прорывается боль от потери – их было немало. И часто потому, что не смогли, не успели диагностировать болезнь.

Львы для нее становятся семьей (хотя она выйдет замуж второй раз и будет счастлива в браке), все свое время она посвящает им. Изучая их повадки и характеры, готовя их к выступлению и страдая вместе с ними, если они нездоровы. Болью наполнены строки о расставании – это не только смерть животных, это и «загул», после которого львов не всегда получается вернуть в рабочее состояние. Они начинают охотиться, устраивают драки во время представления и только ждут, когда смогут напасть.

Во второй части книги много рассказов о путешествиях – это и российские гастроли, и европейские, и поездки на Ближний и Дальний Восток. Она подмечает много любопытных деталей, порой, кажется, что ей хочется написать о чем-то эмоциональнее, но она сдерживает себя, словно всегда помнит – об этом могут прочитать и в этой стране. Но Советский Союз, так или иначе, оказывается всегда на высоте в этих «отчетах» о поездках.

Долгое время она готовилась к уходу с манежа – нелегко вот так сразу бросить всю свою жизнь. Она методично готовит к сольному номеру своего ученика, хочет, чтобы он вышел со своей группой, страшно переживает, когда первое выступление проходит не очень удачно.
Финальные строки о том, что с цирком расстаться невозможно. Даже уйдя с манежа, она будет работать в совете ветеранов, ездить по стране, пытаясь помочь цирковым и много путешествовать. Правда, турпоездки упорно будет называть баловством.

Книга Бугримовой – это рассказ человека, посвятившего цирку всю жизнь, это история успеха и потерь и серьезный разговор о том, сколько сил, терпения и любви приходится приложить каждому цирковому, чтобы создать на манеже праздник для зрителя.

%d такие блоггеры, как: