В ЛУЧШИЕ СПЕКТАКЛИ МОСКВЫ ВКОЛОТИЛИ ПО «ГВОЗДЮ СЕЗОНА»

Фото с официальной странице театра в фейсбуке

В театральном центре «На Страстном» прошла очередная церемония вручения премии «Гвоздь сезона», которой, по традиции, театральное сообщество отмечает лучшие столичные постановки. Вручение этой награды всегда сопровождалось эпатажным шоу, нередко выплескивавшимся за грани приличия и практически всегда затмевавшим своим мишурным блеском собственно виновников торжества. 18-я по счету церемония уступила своим предшественницам в яркости и пошлости, но не в беспардонном отношении к лауреатам. Те, к кому по идее должны быть прикованы взоры присутствующих, по-прежнему остаются в тени разыгрываемого на сцене натужного макабра.

Пятеро спектаклей-лауреатов объявляются задолго до самой церемонии. Интрига, весьма, впрочем, слабая, держится только на том, кто из них, помимо малого, получит еще и «Большой «Гвоздь сезона». Поэтому большую часть публики влечет не столько награждение как таковое, сколько шоу, его сопровождающее. Вот тут, по всей видимости, и стоит искать причину того, что виновники торжества всякий раз оказываются в весьма незавидном положении «безальтернативного приложения» к вакханалии, бушующей на сцене. Не исключено, что изначальное намерение было добрым – заменить неизбежные при любом награждении высокопарные речи веселым капустником, героями которого станут отмеченные премией спектакли и их создатели. Но и на сей раз дорога, вымощенная добрыми намерениями, привела в ад.

В течение многих лет авторами и бессменными ведущими церемонии был тандем Епишев-Богомолов, в котором первую скрипку играл человек, никогда не скрывавший своего презрения к театру (в первую очередь, в его классических формах) и при каждом удобном случае повторявшем, что работает он в этом виде искусства исключительно для того, чтобы показать всем, насколько оно устарело и изжило себя в том виде, в каком оно мило сердцу большинства зрителей. Убеждения эти, заметим, по ходу, никак не отразилось на стремлении этой персоны возглавить ну хоть какой-нибудь государственный репертуарный театр, увенчавшееся, как мы знаем, оглушительным, во всех смыслах, успехом.

В течение почти полутора десятков лет на каждой церемонии со сцены раздавались весьма едкие шуточки в адрес уважаемых лауреатов. И многие из них всеми возможными способами старались избежать личного участия в этом изощренном аутодафе. Три года назад г-н Богомолов сложил с себя свои «гвоздевые» полномочия. Автором и ведущим 16-й церемонии стал режиссёр Владимир Панков, и это был единственный раз, когда создатели спектаклей-лауреатов могли без помех насладиться плодами своей победы. С прошлого года у руля церемонии встала сборная команда актеров Театра Наций, которую возглавил актер и композитор Павел Акимкин.

Увы, рулевой сменился, но курс корабля остался прежним, хотя, надо признать, откровенной пошлости в репризах стало меньше и ведущие церемонии перестали упражняться в остроумии за счет награждаемых. И на том спасибо. Впрочем, ведущих как таковых у церемонии нет. Приятный женский «голос за кадром», который по сюжету принадлежит высокотехнологичной сцене театрального центра «На Страстном», натужно подшучивающий над теми, кого он приглашает получить награду на ведение откровенно не тянет. Лауреаты с видимым смущением, понимая, что они чужие на этом празднике жизни, поднимались на сцену, расписывались на кресле (что оно призвано было символизировать так и осталось загадкой), забирали лежащие на столике букет, приз и диплом и выдавив из себя пару слов, спускались обратно в зал. Издевательство стало тоньше и изощренней – на фоне оранжево-голубой попугайской обивки кресла хрустальную награду из зала вообще было не разглядеть. А если учесть, что каждая претендующая на капустность реприза (кроме одной, но о ней позже) длилась много дольше, чем пребывание на сцене виновников торжества, то приходится констатировать – на церемонии «Гвоздя сезона» лауреаты по-прежнему остаются только «гарниром» к основному блюду. И шутка про магазин самообслуживания вряд ли кажется им смешной.

С шутками на этот раз вообще была просто беда. И дело даже не в том, что репризы были затянуты, натужны, а местами и вовсе не актуальны (как в случае с «делом «Седьмой студии» и назначением г-на Богомолова худруком театра на Малой Бронной – это уже новости не просто остывшие, но успевшие превратиться в реликтовый лед). Хуже другое — авторы церемонии, судя по всему, либо не имеют представления об этике. Либо откровенно на нее плюют. В «Сказе про то, как режиссер худруком стал» они не нашли ничего лучшего как использовать фрагмент из прекрасной песни поэта Евгения Винокурова и композитора Андрея Эшпая «Москвичи». Возможно, господа скоморохи никогда целиком это произведение не слышали, а потому не в курсе, что написана она была в память тех, кто не вернулся с фронтов Великой Отечественной?

Последним гвоздем в крышку церемонии стал «Сказ про то, как Валентина Терешкова обнуление придумала». К предложению Валентины Николаевны можно относиться как угодно. Но делать объектом плоской шутки первую женщину-космонавта – это за гранью приличий! Она – героиня. А что такого героического успели в своей жизни сделать потерявшие всякий стыд г-да комедианты, придумавшие и продемонстрировавшие эту, с позволения сказать «шутку»? О том, что шутки на политические темы не слишком уместны на церемонии вручения театральной премии, как и о том, что от них все уже порядком устали, мы уже и не говорим.
Премия достигла совершеннолетия. Может быть уже пора взяться за ум и тем, кто готовит церемонию награждения?

%d такие блоггеры, как: