ДВЕРИ В СКАЗКУ РАСПАХНИ

В Театре Наций Андрей Могучий выпустил спектакль «Сказка про последнего ангела» по произведениям Романа Михайлова и сказке Алексея Саморядова. Действие происходит в «лихие» 90-е, сейчас уже изрядно обросшие своей мифологией. И совсем не случайно на сцене возникает двухмерное пространство, где герои как будто находятся на границе сказки и реальности.

Сказочные ориентиры задаются сразу: на пустой черной сцене в уголке примостилась маленькая старушка (Лия Ахеджакова), которая рассказывает сказку про Курочку Рябу. И выходит у нее история о сотворении мира из хаоса. Прародительницей становится огромная курица, из яйца которой и появится один из главных героев спектакля – Иван-царевич, он же Андрей (Павел Рассомахин). Здесь же проплывут перед нами и царевна-лебедь, в реальности возлюбленная Андрея, Оксана (Муся Тотибадзе), и перевозчик через реку забвения, он же дядя Леша (Вано Миронян)…

Границей между мирами, как и положено, станет опушка леса: по одну сторону многоэтажный дом, по другую – сон и страшная сказка. На границе миров ненадолго задержится царевич, удивленно рассматривая мужичков, собравшихся на опушке и с интересом смотрящих на экране, растянутом между берез, то футбол, то новости. И тут впервые услышит он о перестрелке в Выхино. А сказочный царевич превратится в двойника героя.

Фото предоставлено пресс-службой

Хаос из сказки станет реальным – страшное и безумное время, мифическая свобода, и такие знакомые персонажи 90-х. Рэкетиры, отжимающие квартиру у героя, десантники и проститутки на границе двух республик-миров, старушки, продающие и покупающие что-то у метро, странные молодые люди не от мира сего, смешной маленький человек в ватнике и ушанке, перегоняющий машины из Европы в Россию через Белоруссию.

Эта странная белорусская действительность словно замерла, отголоски жизни возникают тут только в рассказе дяди Леши, у которого увели весь товар, в случайно услышанных по телевизору новостях и уже на границе, где размалеванные девицы выясняют отношения с десантником. Далекая реальность будто обрамляет сказку, которая словно не отпускает героя. В той реальности остался дом, где он жил, его школа, которая теперь закрыта и даже имя. В новой реальности – он никто. И чтобы обрести себя, необходимо по кусочку собрать распавшийся паззл прошлого. И лишь тогда попасть в настоящее…

Белоруссия здесь тот самый бесконечный лес из сказок – территория смерти, где живет нечисть. Блокпостом становится психиатрическая клиника, куда попадает герой и где обретает, наконец, своего двойника(Данила Рассомахин) и находит двух помощников. Андрей часто пребывает в отстраненном состоянии и все, что с ним происходит, рассказывает именно двойник. Просыпается он, только когда вспоминает Оксану – девочку, в которую был влюблен в школе. Впрочем, и тут сложно сказать, где заканчивается его сон и наступает реальность. Ведь со своей любимой он может видеться и говорить только во сне.
Здесь же в больнице встречает он настоящее зло. Черный Антона Ешкина – огромный, полуобнаженный лысый мужик в черных штанах и берцах, тело его разукрашено тату – на груди красуется портрет прекрасной царевны (любимая Андрея), а на спине тельце Микки-Мауса. Одинаково органично он чувствует себя и в психушке в личине наркомана, и в ментовском участке, куда попадет герой позже, в облике сантехника.

Зло сказочное не лишено обаяния, но и тесно связано со злом реальным – торговцем наркотой, который пробирается в психушку через окно и приносит смерть.
Безумная идея – а что еще ждать от сумасшедшего – найти Оксану, запускает сказочный механизм. Один из мифологических мотивов победы над смертью здесь усилен и пребыванием в психушке, и довольно долгим путешествием в поисках Леуся, а после – на перекладных – до Москвы.

Именно Россия вообще и Москва, в частности, являются реальностью. Неприглядной, хаотичной, но полной энергии и действия. И там необходимо пройти своеобразный обряд посвящения и возрождения.

Два волшебных помощника, из которых один – Леусь (Глеб Пукепалис) – имеет документы, деньги и квартиру и вполне «легально» перемещается между мирами (подобно волку из сказок), а воторой – смешной, несуразный, добродушный Игнат (Павел Комаров) – идут с героем до «пограничья», где их встречает Яга (Лия Ахеджакова). 

Как и в сказке, случайно встреченная на улице старушка, она же Баба-Яга с сумкой-коляской вместо ступы и метлы, все знает о том, где можно найти царевну-Оксану, мало того, живет с ней в одном доме, в квартире напротив. Эта квартира (почти избушка на курьих ножках) размеры имеет необъятные (почти по Булгакову), и тут герой оказывается уже совсем один среди всей нечисти, которая встречалась на пути – от чертей-ментов до Лешего-дяди Леша. Тризна как мифологическое напутствие. И снова возникнет в разговорах и кафе, и Выхино, и убитая официантка. И опять герой не свяжет это с Оксаной.

Тройка, как и в сказке, является сакральным числом в этом спектакле: трижды придет к нему во сне Оксана; трижды в больнице и героя спросят имя; три палаты придется сменить ему, пока он находится там; трижды произойдет встреча с Черным; трех человек встретят они на границе Беларуси и России; трижды будут искать место, где установить тумбу-алтарь; трижды возникнет с рассказе школа; трижды войдет Андрей в квартиру старушки, проводившей их до дома Оксаны, и даже о смерти Оксаны услышит трижды.

Подобно трем богатырям, воссоединившись, герои отправляются на поиски Оксаны. Спектакль выстроен по канонам сказки: Андрей ищет свою любимую Оксану, проходя через царство смерти. Здесь все населено мифологическими персонажами: старушка с рынка превращается в Бабу Ягу в папахе и бурке, Черный оборачивается Кощеем Бессмертным, Леусь оказывается тем, кто рассказывает о добре, смешной маленький дед, перегоняющий машины из Германии – Лешим, менты – чертями.

Сказочная мифология тут соседствует с мрачной реальностью 90-х, под конец смыкаясь с ней, и, словно, растворяясь. А когда встреча в любимой, наконец, произойдет вместо черной стены вновь появится светлый класс, где у доски застынет девочка Оксана, а Андрей по-прежнему будет смотреть в окно, боясь встретиться с ней взглядом. Вторая же пара, повзрослевшая и много пережившая, застынет на авансцене.

Вот только мы так и не узнаем – удалось им уйти от смерти, или их встреча и счастье возможны лишь по другую сторону. Где нет зла.

Фото предоставлены пресс-службой

%d такие блоггеры, как: