ИНСТИТУТ ИСКУССТВОЗНАНИЯ ВСТАЛ НА ЗАЩИТУ СВОЕГО ДИРЕКТОРА

Вечером 26 декабря стало известно, что директора Государственного института искусствознания Наталью Сиповскую поставили перед выбором: покинуть должность самой или быть уволенной по результатам проверки. В связи с этим 27 декабря в 12:00 в ГИИ состоялось чрезвычайное общее собрание сотрудников института.

Журнал «Театрон» приводит выступления некоторых сотрудников института.

Ольга Пашина, Ученый секретарь, доктор искусствоведения:

Дорогие друзья, мы сегодня собраись потому что над институтом, как и в 2012 году, нависла угроза. Вчера вечером Наталью Владимировну Сиповскую, нашего директора, вызвали в Департамент науки и образования Министерства культуры и поставили ее перед выбором – либо она добровольно оставляет пост директора, сохраняя за собой руководство научной частью института, либо ее увольняют по резуьтатам проверки, которая была проведена у нас. Институт как всегда проявил себя с самой лучшей стороны, потому что все встали стеной и уже вчера в интернете, в некоторых СМИ прошла информация о сложившейся ситуации. Тем более что Наталье Владимировне даже не назвали имя человека, которого прочат на место директора нашего института. Скорее вего это эффективный менеджер, как было произнесено на коллегии министерства, но мы с вами прекрасно знаем, как только в НИИ появляется эффективный менеджер в качестве директора, этот институт прекращает свое существование. Самое интересное, что Министерство культуры среагировало очень быстро, и уже ночью появилось опровержение, что никаких подобных предложение НВ не делали. Но в искренности подобных заявлений можно усомниться, сейчас он говорят одно, чтобы погасить волну, которую мы подняли, но совершенно не факт, что поле этого все не вернется на круги своя.
Вот ситуация, по поводу которой мы собрались. Для НВ подобные предложения не прошли даром: всю ночь к ней ездила скорая помощь, ее даже госпитализировали в Склиф, но она оттуда ушла под подписку.
От редакции: Проверка была проведена в октябре 2019 года. Она рассматривала деятельность ГИИ с 2016 по сентябрь 2019 года. В ходе проверки было выявлено, что «без оценки эффективности деятельности работников в проверяемом периоде неправомерно выплачена премия в сумме 95 млн рублей». Также заместитель главы министерства Николай Овсиенко указал на невыполнение «в полном объёме» госзадания по проведению научных исследований, на несоответствие уровня заработной платы договору и на недостаточное количество принятых мер «по повышению эффективности учреждения». Тогда же директору Наталье Сиповской было поручено устранить выявленные нарушения в двухнедельный срок.
Похожая ситуация уже возникала в 2012 году, когда вставал вопрос о расформировании института и слиянии его с другими исследовательскими институтами гуманитарного профиля. Тогда на расширенном Ученом совете института 11 декабря 2012 года Государственный институт искусствознания удалось отстоять.

Александр Рубинштейн, доктор философских наук, завсектором культурной политики, экономики и искусства, лауреат многочисленных премий:

Я не могу понять, почему это происходит, ведь это один з самых значительных научных институтов нашей страны, который приносит лаву и науке, и стране, являясь ведущей научной организацией. И кроме корыстных целей не обнаружил ничего. Я оно понимаю, что нам нужно бороться. Я написал текст письма, которое, как мне кажется, мы должны направить в адрес Министерства культуры, вице-премьеру страны и помощнику президента страны по науке и искусству.

Текст письма:

«2019 год – знаменательный год в жизни Государственного института искусствознания. Совсем недавно мы отмечали 75-летний юбилей нашего Института. Три четверти века исследований искусства, сохранение и развитие уникальной научной школы и традиций, заложенной нашими выдающимися предшественниками, воспитание молодых ученых и фундаментальные работы последних пяти лет высоко оценены и получили признание отечественного и мирового сообщества. Прошедший в стенах Института в ноябре 2019 года международный конгресс с участием ведущих искусствоведческих институтов мира подтвердил высочайший научный уровень коллектива Института, исследования которого внесли весомый вклад в развитие мирового искусствоведения. Мы признательны Вам за Благодарность, которой Вы отметили в юбилей Института нашего директора Н.В. Сиповскую.

Но сразу же после юбилейных торжеств началась немыслимая суета вокруг Института, возникла комиссия с определенным настроем и поползли слухи о том, что кто-то хочет отнять наше историческое здание и отстранить от руководства Институтом нашего директора. Потом была Коллегия Министерства культуры Российской Федерации, которая без Вашего присутствия, к сожалению, была мало похожа на деловое обсуждение результатов работы комиссии. А вечером 26 декабря 2019 года мы узнали, что директор профильного департамента Минкультуры России настойчиво предложила Наталии Владимировне Сиповской уйти с должности директора Института, оставив за собой научное руководство. Мы рассматриваем подобные действия как оскорбительные, направленные на дискредитацию высокой научной репутации прославленного Института.

Наталия Владимировна Сиповская – авторитетный ученый и выдающийся организатор науки, интеллигентный и глубоко порядочный человек, проявила себя как талантливый и бесконечно преданный Институту руководитель.
Уважаемый Владимир Ростиславович! Мы, Ученый совет и участники общего собрания коллектива Института, убедительно просим Вас вмешаться в эту очень неприглядную ситуацию и помочь сохранить руководство Институтом за его замечательным директором Н.В. Сиповской, заслужившим самую высокую оценку и признание сотрудников Государственного института искусствознания, а также искусствоведческого сообщества России и мира».

На данный момент письмо подписали 140 человек.

Ранее Министерство культуры РФ не подтвердило информацию о том, что Наталье Сиповской поступило предложении покинуть пост директора Института искусствознания. Цитируем ответ пресс-службы Минкульта коллегам из ТАСС: «В ГИИ рано начали отмечать Новый год. По стопам Эльдара Рязанова прямо. Мы ничего не подтверждаем».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Екатерина Сальникова, доктор культурологии, Заведующий сектором художественных проблем массмедиа:

Я бы поправила в письме один нюанс – параллельно абсолютно – не после торжеств, а параллельно происходила деятельность комиссии. То есть одной рукой они пишут благодарности и признают заслуги института перед нашей и мировой гуманитарной наукой, а с другой стороны, вроде сомневаются в нашей дееспособности, в том, что мы правильно работаем, что мы честно ведем наши дела. Эта ситуация, на мой взгляд, на граи абсурда. И связан он с абсолютным непониманием роли гуманитарной науки в обществе, потому что эта роль не сводится к поискам возможности получить прибыль от нашей научной деятельности.

Наука существует совершенно не для этого, и весь мир давно уже согласился с тем, что гуманитарная наука, академическая гуманитарная наука необходима. Она есть во всех странах, и никто не оправдывается, и не объясняет все время, зачем они нужны. И только мы вынуждены это делать регулярно.

И, тем не менее, мне кажется, что этого делать больше не надо, что наша деятельность говорит сама за себя. И имеет смысл сказать о том, что Наталья Владимировна она проявила себя не только в эти годы как замечательного ученого, но она прекрасный менеджер. Когда у нас в институте велась такая активная жизнь? В разы увеличилось количество конференций, круглых столов, симпозиумов, семинаров, здесь все время проходят выставки, связанные с современным искусством. Расширилась наша деятельность. И кто стоит у руля всего этого – наш директор. И если мы говорим о менеджменте, то как раз с этой точки зрения это замечательная синтетическая фигура, то есть человек науки, который понимает очень хорошо, какие формы можно использовать, применять, расширять форматы нашей деятельности. Мы можем делать это и дальше, но под началом человека, который нам известен, с которым мы сработались, которому мы доверяем. Нельзя просто ворваться в коллектив ученых, многие из которых с мировым именем, и начать им что-то советовать или спускать какие-то директивы, не очень хорошо, скорее всего, разбираясь в такой сфере деятельности, как гуманитарная наука об искусстве.

Поэтому я б еще подчеркнула этот синтез в Сиповской – качеств ученого и очень хорошего менеджера. И совершенно очевидно, что никакой другой гуманитарный институт этого не делает в таких масштабах. Мы очень активно работаем на интеграцию с мировой наукой. У нас много иностранных ученых принимает участие в наших проектах. Мы явно развиваемся, у нас нет стагнации. На работу берутся молодые сотрудники и довольно охотно.
Я не вижу, какие результаты проверки могли привести к выводу о том, что надо предложить человеку уйти с этого поста. Ну, разве что человек на этом посту должен был быть тем человеком, который гробит институт, Сиповская не такой человек и поэтому она не устраивает.

Лев Лившиц, доктор искусствоведения, завсектором древнерусского искусства.

Нас всех поставили в положение сезонных рабочих, а мы сообщество учёных. У нас есть права, и весьма своеобразные, потому что есть сложная обратная связь между коллективом и, в первую очередь, конечно Ученым советом, и директором. Мы не можем себе позволить просто так отпустить директора, мы должны потребовать от министерства, чтобы все результаты проверок были доложены нам.

Я думаю, что неловкое и унизительное оправдание, которое прошло в СМИ, нам на руку. Они ами расписались с воем полном бессилии, в зломыслии, и это дает нам право обратиться к ним с претензией.

Мне кажется, что Министерство не очень правильно понимает свои обязанности по отношению к институту. Институт организован приказом Совмина, а Министерство выступает исполнитель, оно должно выступать как помощник и организатор деятельности института, а не как организация, дающая нам руководящие указания.

Наталья Скоморохова, главный бухгалтер

Я хочу сказать не с точки зрения ученых, а с токи зрения администрации. Я работаю при 4 директоре. Так трудно, как с Натальей Владимировной, ни с кем не работалось, потому что очень насыщенная жизнь института. Администрации приходится прилагать массу усилий.

Я знаю, почему Наталья Владимировна не нравится Министерству культуры. В 2013 году, когда с ней подписали контракт, была поставлена задача сократить (тогда работало 344 человека) количество работающих, и особенно часто у нас запрашивают возрастной состав нашего института.

Второе – ей в контракте прописали, что она должна увеличить среднюю заработную плату сотрудников до 194 тысячи на человека. Это тем более смешно, что оклад директора 80 тысяч. Это установлено Минкультом. И при этом в контракте прописано, что она обязана выйти на 200% по увеличению зарплаты. Это значит, что в нашем институте, в каждом секторе, должен остаться только заведующий сектором, ученый секретарь и один научный сотрудник.

Третья претензия, которая постоянна, звучит так, что за это время должно быть выпущено не менее пяти томов ИРИ. Когда Алексей Ильич писал программу «Истории русского искусства» в 22 томах, нигде не оговаривались сроки, за которые необходимо ее выпустить. У нас уже выпущено 6 томов, в этом году мы смогли найти средства и выпустить только один том, потому что помощи от Министерства финансовой нет, а требования есть. И требование, которое предъявляется на следующий год – пять томов, а помощи нет.

Валентина Музычук, Доктор экономических наук. Ведущий научный сотрудник сектора экономики искусства Отдела общей теории искусства и культурной политики:

Ситуация, сложившаяся с институтом, полностью укладывается в ту политику, которая сейчас проводится в рамках оптимизации бюджетной сферы и расходов на нее. С начала 2000-х годов в стране проводится так называемая бюджетная реформа. Главный инициатор – Минфин. Главный слоган: «Результат-качество-конкуренция». Если раньше финансирование осуществлялось по смете, то сейчас нам выдается госзадание и мы должны показать результат. Другой вопрос, что такое результат в сфере культуры. Если говорить о конкуренции, то в рамках реформы бюджетного сектора считается, что и государственные и негосударственные учреждения должны конкурировать за бюджетные средства.

В сфере науки производительность труда считается как доля публикаций отечественных исследователей в … В сфере культуры считается по количеству обслуживаемых посетителей на одного работника . По их меркам, мы не выполняем план. Но у нас все персонифицировано, для того чтобы нам поднять производительность труда, нужно еще больше ученых.

Позволю себе напомнить, что 2010 году у нас было 6 научно-исследовательских институтов: Институт культурологии, Институт НИИ реставрации, ГИИ, питерский институт истории искусств, институт природного наследия и НИИ киноискусства.
Что с ними стало. Российский институт культурологии слили с институтом охраны культуры и природного наследия, и он перестал существовать. НИИ киноискусства был присоединен к ВГИКу, стал его структурным подразделением и был закрыт. НИИ реставрации объединили с научным центром Грабаря.

Татьяна Гнедовская, Заведующий сектором современного искусства Запада. Работает в институте с 1999 г., доктор искусствоведения.

В 2012 году пост министра культуры РФ занял Владимир Мединский. И в том же году начались действия по планомерному уничтожению фундаментальной гуманитарной науки. За два года «реформ» Институт культурологии и Институт киноискусства были полностью уничтожены. Два других научных учреждения — Российский институт истории искусства в Санкт-Петербурге и Институт культурного и природного наследия им. Лихачева, насильственно слитый с остатками Института культурологии, — разорены, разобщены и деморализованы. И в каждом случае первым шагом на пути к уничтожению перечисленных институтов была насильственная смена руководства: профессиональный ученый заменялся на посту директора никому не известным (или, наоборот, печально известным) ставленником министерства, «имеющим опыт эффективного управления и менеджмента».

Государственный институт искусствознания также должен был подвергнуться разрушительным реформам уже тогда, в 2012 году. Однако за долгие годы своего существования (он был создан в 1944 г. Грабарем) институт не зря заслужил славу не только одного из самых высокопрофессиональных, но и одного из самых неофициозных и свободолюбивых учреждений. На его защиту дружно встали тогда все сотрудники во главе с тогдашним директором Д.В. Трубочкиным, не побоявшимся вступить в спор с представителями министерства на страницах прессы. Институт поддержали и многие представители научного и творческого сообщества: не забудем, что только в Козицком занимаются одновременно историей и теорией изобразительного искусства, музыки, театра, кино, архитектуры и т.д., а в числе его действующих сотрудников такие звезды, как А.В. Бартошевич, В.Ю. Силюнас, Л.И. Лифшиц, О.С. Попова, С.И. Савенко, Л.О. Акопян, Е. Бобринская и т.д. В результате шумного скандала кадровые перестановки в ГИИ ограничились «мягкой» сменой директора и временным (весьма непродолжительным) внедрением в штат нового замдиректора по развитию. Вместо вышедшего из повиновения Д.В. Трубочкина на руководящий пост была назначена сотрудница института Н.В. Сиповская. Надо сказать, что это назначение — возможно, единственное, за что можно с открытым сердцем воздать хвалу Министерству культуры РФ и лично министру В.Р. Мединскому! За семь лет, которые Сиповская руководит Институтом искусствознания, он вышел на качественно новый уровень. Полным ходом идет самая что ни на есть фундаментальная работа: недавно силами музыковедов были изданы полные собрания сочинений Мусоргского и Чайковского, том за томом выходит «История русского искусства», затеянная еще А.И. Комечем. Одновременно в ГИИ регулярно проводятся чрезвычайно интересные и неожиданные по тематике международные конференции — достаточно вспомнить Сарабьяновский конгресс, на который раз в два года съезжаются лучшие ученые со всего мира. Первым и пока последним в России институт вступил в Международную ассоциацию научных учреждений искусствоведческого профиля RIHA. В свою очередь, сотрудничество с частными фондами и художественными музеями обеспечивает приток в Козицкий самой широкой публики: здесь проводятся разнообразные выставки, а на концертах музыки советских нонконформистов и кинолекториях, организуемых уже второй год совместно с Музеем Анатолия Зверева (Музей AZ), бывает трудно найти свободное место.

Вся эта бурная деятельность разворачивается на фоне хронического финансового дефицита, дыры в котором сотрудники и члены дирекции залатывают как могут, нередко тратя на общественные нужды личные деньги. Апофеозом года является день института с непременным капустником и не менее непременным салатом оливье, который директор изготавливает лично и привозит на праздник в товарных количествах.

С учетом всего этого внеочередная комплексная проверка Минкульта, назначенная строго в дни празднования институтом своего 75-летнего юбилея и период подготовки к нему, выглядела по меньшей мере странно. Кафкианско-гоголевским фоном нескольких приуроченных к празднику международных конференций, а также встречи директоров крупнейших искусствоведческих институтов из Франции, Германии, Италии, Испании, Польши, Чехии, США и т.д. служили проверка боеготовности огнетушителей, вычитка протоколов заседаний и подсчет по головам сотрудников, присутствующих на рабочих местах. По итогам проверки были составлены акты, содержавшие либо абсурдные и легко опровергаемые с документами в руках, либо небольшие и легко устранимые претензии. Тем не менее еще до того, как институту было позволено аргументированно опровергнуть большую часть выдвинутых обвинений, а министерством был вынесен окончательный вердикт, в ТАСС прошла новость с эффектным заголовком: «Минкультуры: Институт искусствознания неправомерно выплатил премии на сумму 95 млн рублей». В реальности эта поражающая воображение сумма складывается из «поощрительных надбавок», которые выплачивались всем 200 сотрудникам в течение трех лет. Если произвести нехитрую калькуляцию, становится понятно, что прибавка к зарплате штатного сотрудника составляла в среднем около 10 тысяч рублей в месяц. К этому остается только добавить, что другой претензией комиссии было невыполнение майских указов президента по повышению заработной платы ученым (без вышеупомянутых премий ежемесячный оклад на полной ставке составляет около 20–30 тысяч рублей). Что называется, выводы делайте сами! В свою очередь, инкриминировавшееся институту «частичное невыполнение госзадания» есть, с одной стороны, результат неправильного учета и подсчета, а с другой, претензия в адрес сотрудников, осмелившихся умереть до окончания работы над утвержденной министерством темой.

Хотя все уточнения и разъяснения, касавшиеся проверки, были в срок представлены в Министерство культуры, вчера Н.В. Сиповской было предложено покинуть свой пост, а уже сегодня ночью ТАСС снова опубликовал ту же самую не соответствующую действительности информацию о неправомерно потраченных миллионах и прочих злостных нарушениях, сопроводив сей текст уверениями, что директора никто увольнять не собирается. Поскольку первая часть публикации не имеет отношения к действительности, есть основание не верить и второй. А поскольку у нас перед глазами опыт разгрома практически всех остальных научных институтов МК РФ и удавшегося или неудавшегося (как в случае с питерским РИИИ) отъема у них «лакомых» зданий в центре столиц, мы не можем не опасаться за судьбу Государственного института искусствознания, имеющего одновременно счастье и несчастье располагаться в особняке конца XVIII века, любовно и профессионально отреставрированном еще в период директорства А.И. Комеча. Тем более что в здании, занимаемом ранее НИИ киноискусства, теперь помещается Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры…
Не меньшие опасения вызывает пусть и опровергаемое в данный момент намерение снять с должности директора, в числе достоинств которого — не только профессионализм и высокий авторитет в научном и творческом сообществе, но и чаемые министерством качества эффективного менеджера. Впрочем, введенная в последние годы система оценки научной эффективности, построенная на обобществленном бюрократическом крючкотворстве и отдающая предпочтение количественным характеристикам перед качественными, вряд ли способна это зафиксировать. (по материалам Colta).

Наталья Сиповская – доктор искусствоведения и ведущий научный сотрудник ГИИ. Она работает в Институте искусствознания с 1989 года. Должность директора она заняла в феврале 2013 года, когда после проверки независимой экспертной комиссии возникли претензии к эффективности деятельности института, в результате чего произошла смена руководства. Кандидатуру Спиповской при поддержке коллектива ГИИ на ученом совете выдвинул прежний директор института Дмитрий Трубочкин.

Государственный институт искусствознания является ведущим в России центром по комплексному изучению отечественного и зарубежного искусства всех регионов мира. Он был основан в 1944 году выдающимися деятелями русской культуры и науки: Игорем Грабарем, Сергеем Эйзенштейном, Борисом Асафьевым, Виктором Лазаревым и Алексеем Дживелеговым. ГИИ реализует фундаментальные проекты по истории европейского и русского искусства, ведёт создание Свода памятников архитектуры и монументального искусства России, исследования по социологии и экономике культуры и искусства, экспертную деятельность в области культурного наследия и современного искусства, участвует в разработке законодательных актов и нормативных документов РФ. На базе института работает Научный совет по искусствоведению РАН. Также при институте действуют диссертационные советы по театральному, музыкальному, изобразительному и декоративно-прикладному искусству и архитектуре, культурологии и эстетике. У института своя издательская программа, в том числе, в нём издаются ведущие отраслевые журналы «Искусствознание», «Вопросы театра», «Искусство музыки. Теория и история» и «Художественная культура».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: