«ПОВЕРИТЬ АЛГЕБРОЙ ГАРМОНИЮ», ИЛИ КАК СТАТЬ РОБЕРТОМ УИЛСОНОМ

Книга Марии Шевцовой «Роберт Уилсон», пер. А. Беляев. – Издательство «Канон», 2017.

Имя американского режиссера Роберта Уилсона знакомо многим любителям авангардного театра. Первые свои спектакли он выпустил в Нью-Йорке в 1969 году, но настоящая известность пришла к нему в Париже в 1971, когда он представил «Взгляд глухого». Ему одинаково интересна европейская классика и авангардная драма, часто он сам пишет материал для своих постановок.

Автор монографии – Мария Шевцова – заведует Кафедрой театра и сценических искусств в Колледже Голдсмит Лондонского университета. Ее книга является вторым и самым полным исследованием творчества Роберта Уилсона, вышедшим в России. Автор шаг за шагом проходит путь художника – с детских лет, когда произошла встреча Уилсона с хореографом Берд Хоффман (позже он назовет в ее честь свой коллектив) – до «Сказок Пушкина», поставленных в Театре Наций в 2015 году. Большая часть книги – перевод английского издания, вышедшего в 2007. В русской версии появилась глава, посвященная «Сказкам» и множество цветных иллюстраций.

Говорят, что «все мы родом из детства». К творчеству Уилсона это имеет прямое отношение. До 17 лет он страдал дефектом речи, от которого его излечила учительница танцев. Он просто танцевал под музыку, которую та наигрывала, и тело его избавлялось от внутренних зажимов, а вместе с этим исчезло и заикание. С тех пор самым главным в его постановках стало движение. Именно оно определяло жесты, цветовую палитру, освещение, костюмы, звук, лексику. Второе, что оказало влияние на метод художника – архитектура. Его дипломный проект, сделанный в Пратте, являлся одновременно и театральным пространством, и местом для детских игр. Это неслучайно – в течение двух лет, в летний период он ставил спектакли с участием детей в родном Техасе. Площадками могли быть и заброшенные церкви, и стройплощадки, и гаражи, так что большой проект «Столбы» вырос из личных наблюдений и практик выпускника.

Герой исследования одинаково хорошо разбирается и в дизайне, и в инсталляциях, и в писательстве. Он и актер, и режиссер, и архитектор. Все это непрерывно переплетается в его методе. По словам режиссера, это все части одного занятия.

Его метод складывается постепенно и следующим этапом на этом пути станет работа с умственно отсталыми детьми. Позже его занятия отзовутся в постановках, где герои будут ползать на четвереньках. Вернувшись в Нью-Йорк, он работает с пациентами больницы Голдуотер, через перформанс пробует раскрыть личность инвалидов-колясочников, пациентов с аппаратами искусственного дыхания. Так были сделаны 4 проекта: «Крошка», «Театральная деятельность 1 и 2» и «ByrdwoMAN».

В это время в его жизнь входят композиторы Джон Кейдж и Мерс Каннингем. Это время игры со случайным пространством.

Первая глава, названная «Трудовая жизнь» охватывает период с 1958 по 1990-е годы. Шевцова не только подробно рассказывает о постановках это периода, но и дает описание политической ситуации, которая во многом повлияла на решение Уилсона уехать в Европу. Автор рассказывает о финансовых трудностях, которые испытывал Уилсон в процессе работы, о вложении собственных средств, о том, что в Америке первые его профессиональные театральные опыты принимали неохотно. В то время как французское правительство с радостью помогало постановщику. Здесь же говорится от гастрольном и фестивальном успехе работ художника.

Мария Шевцова прослеживает его творческий путь от танцевальных постановок и безмолвных опер до полноценных многочасовых перформансов, рассказывает о том, как формируется команда, с чего начинается работа над спектаклем.

Во второй главе – «Метод, элементы, принципы» – она, вслед за Уилсоном, «поверив алгеброй гармонию», разложит его метод на составляющие. На основе интервью мастера скрупулезно выстраивается теоретическая и практическая части, помогающие понять способ работы. Шевцова отмечает, что он мыслит визуальными образами, музыкой, телом или тишиной. Так возникает первый этап в работе – «раскадровка», которые позже получат название «визуальных книг».  Он пытается создать «Визуальную книгу» западного театра, который не смог развить ее должным образом.

Проект у Уилсона готовится несколько лет: это период накопления информации, идей, поиск темы и нового языка (жестов, текста, цвета, света, слова). Так, например, его постановки по европейской классике в среднем готовятся около двух лет. Практически каждый проект проходит несколько стадий: «застольная мастерская» (совещание со сценаристом, сценографом, художником по костюмам и композитором); кастинг и первая актерская мастерская; «моменты» и вторая актерская мастерская (обычно проходит спустя несколько месяцев после первой, к этому моменту актеры уже запомнили партитуру движений, интонации, ритмы, фразировку); постановка и репетиции.

Значительная часть второй главы посвящена элементам и принципам режиссера. Автор монографии исследует, каким образом работает архитектура, пространство и время в спектаклях Уилсона. Она отмечает, что пространство формируется при помощи света, который «помогает видеть и слышать». В спектаклях режиссера свет равен актеру. На примерах «Черного всадника» и «Мадам Баттерфляй» театровед показывает, как свет формирует пространство, время, становится «актером».

Следующий элемент исследования – текст. Для того, чтобы полнее обрисовать систему работы с ним, Шевцова обращается к опере «Войцек», где свет управляет текстом. Текст у Уилсона всегда вариативен, подвижен. Для него это форма. Так было и в «Гамлете», где он исполнил все роли, и позже в «Орландо».

Актер  в системе Уилсона больше похож  на сверхмарионетку Гордона Крэга. По мнению постановщика, театр искусственен, поэтому натуралистическая игра недопустима, но при этом он не отказывается от правдоподобия в актерской игре.

Такому же разбору подвергаются элементы: «образ», «тишина», «звук», «музыка», «движение», «костюмы» и «объекты».

Третья глава посвящена постановке «Эйнштейн на пляже». Автор рассказывает о первом представлении на Авиньонском фестивале, гастролях, возрождении спектакля в 1984 году. Здесь воедино сводятся все те «моменты» и детали, о которых рассказывалось в предыдущей главе.

Едва ли, прочитав книгу, вы станете Робертом Уилсоном, но попробовать стать его актером – вполне можете. Нужно лишь внимательно изучить упражнения, представленные в четвертой главе, и выполнить их. Стоит отметить, что часть методики используется на занятиях и в наших театральных вузах, но есть, конечно, и многое, придуманное мастером для развития навыков своих актеров, особенной работы с текстом, гримом, музыкой, звуком, словом и светом.

Финальная глава – это анализ спектакля «Сказки Пушкина» в Театре Наций. Автор отмечает, что режиссер работает на стыке художественных границ жанров, что постановка использует нарочитые музыкальные и театральные приемы. Также как всегда режиссер обращается к методу мастерских,  использует раскадровку. Шевцова говорит о манере актерской игры, описывает костюмы и сценографию.  Разбирая способ работы с материалами, источниками, пластическое и  жанровое решения, автор приходит к выводу, что этот спектакль «вторгается в область бессознательного», «взывает к чувствам зрителя», надо только довериться им, чтобы постигнуть содержание.

Театральные эксперименты Роберта Уилсона трудно определить одним словом. Это не спектакль в традиционном понимании, скорее тщательно выверенный перформанс, где все подчинено четкому ритму, игре света, времени, пространства. Книга Марии Шевцовой поможет вам лучше понять, как появился и развивался метод режиссера, как он преломлялся в постановках разных лет и почему его постановки у одних вызывают острое неприятие, а у других почти детский восторг.      

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: