ТРАНСФОРМАЦИЯ АКТЕРСКОЙ ШКОЛЫ ВС.Э. МЕЙЕРХОЛЬДА В СИСТЕМЕ СЦЕНИЧЕСКОГО СОЦРЕАЛИЗМА. (Э. ГАРИН, М. БАБАНОВА, И. ИЛЬИНСКИЙ). Ч.6

Мы запускаем «театральный сериал» – каждый месяц новая история. Четвертый сериал расскажет о том, как изменялась актерская школа Всеволода Мейерхольда и о трех главных актерах, работавших с Мастером. О Мейерхольде, Гарине, Бабановой, Ильинском и театре в эпоху соцреализма пишет выпускница ГИТИСа Ирина Ганзера. Две серии в неделю, «не переключайтесь».

Мария Бабанова

Глава 3. Мария Бабанова. Жизнь в театре у Охлопкова. Сама себе театр.

В послевоенную пору в театр пришел Николай Охлопков, с которым Бабанова была хорошо знакома по совместной работе в ТИМе. Общее прошлое роднило этих художников, но конфликты оказались неизбежны. Бабанова, описывая свои столкновения с Охлопковым, вспоминает, как приветствовал актёрскую инициативу Мейерхольд[1]. А Охлопков наверняка сохранил в памяти образ золотоволосой юной Стеллы из «Великодушного рогоносца» навсегда. Эта роль была знаковой для актрисы, крепко утвердившейся после этого в составе мейерхольдовской труппы. В рецензиях того периода дебютантку сравнивают с Элеонорой Дузе[2], а другие отмечают некоторый психологизм её роли[3]. Действительно, в актёрской игре Бабановой, в её сценическом существовании даже в строгом рисунке Мейерхольда рядом с яркой эксцентрикой и музыкальностью подводным течением шла лирическая, психологическая тема. Бабанова почти контрабандой протаскивала лирику и психологию в спектакли Мейерхольда, продолжая трагическую тему слома юности, которую когда-то играла В.Ф. Комиссаржевская. Мастер позволял ей это, ведь в конечном счёте этот психологизм делал спектакли более объемными и человечными[4]. Та же тема продолжилась и в её Тане из первого, сказочного акта, соединяясь с мотивом волшебной прелести Стеллы из «Великодушного Рогоносца» и чертами женщины новой революционной эпохи.

Возможно, именно поэтому Охлопков предлагал ей роли, совсем не сочетавшиеся с уже не молодым возрастом Бабановой. Отказы актрисы от его предложений Охлопков воспринимал как оскорбления. Иногда Бабановой удавалось уклониться, но чаще приходилось соглашаться и играть как минимум без удовольствия. Охлопков строил свой буйный режиссерский социалистический театр, а Бабанова мучилась от неподходящих ролей и от безрепертуарья.

Николай Охлопков

По-настоящему травматичной для Бабановой и её актёрской натуры стала роль Офелии в «Гамлете» Охлопкова 1954 года. Узнав о своём назначении на роль, она была в панике – ей 54 года, её партнеры по спектаклю молоды, к тому же и Гертруду играла молодая актриса. В финале долгих споров с режиссёром Бабанова услышала: «Ты мне сделай роль, а потом я отпущу тебя и пущу молодую девчонку»[5]. Любопытно, что Охлопков, который всегда требовал от Бабановой точного исполнения его рисунка роли, теперь хотел, чтобы опытная великая актриса сделала лекало образа для актрисы помоложе, которая пришла играть вслед за Бабановой. Несмотря на то насилие, которое совершала над собой Бабанова,  превозмогая нездоровье и возраст, она вновь работала с полной отдачей[6] — по-другому она просто не умела. Сыграв несколько премьерных показов, она перестала выходить в этой роли на сцену. Позже в письме режиссёру Бабанова назовёт эту роль последней «жертвой», которую он не оценил[7].

К этому моменту она была уже во всех смыслах признанной актрисой, но время стремительно менялось, появлялись новые генерации молодых артистов, носителей дерзкого духа шестидесятников. Естественное течение истории вытолкнуло Бабанову с ее особой актерской эстетикой на периферию художественного процесса. Время требовало от театра типажности, простоты, шероховатости, открытой непосредственности, а потому изысканность артистки, ее виртуозное мастерство и уникальную индивидуальность артисты нового времени воспринимали как архаику.

Актриса искала спасения в своем личном «театре Бабановой». Там она доигрывала Таню во второй редакции, вернулась к Джульетте, которая в изменившемся времени уже не вызывала нареканий критиков. К этому театру добавился и другой – театр голоса Бабановой. Удивительный вираж совершила её актёрская судьба. От почти пантомимических, немногословных ролей у Мейерхольда она пришла к безусловному ощущению голоса. Внешность актрисы со временем не могла не измениться, но её голос не старел и не терял хрустальной звонкости. Он будто собирал весь её накопленный опыт, сублимированный и воплощенный в волшебных мультипликационных героях и радийных работах.

Ключевые работы Бабановой на радио – Маленький Принц и Роза в радиоспектакле «Маленький принц» 1968 года. В постановке режиссера Розы Иоффе все роли исполняли только два актёра – Мария Бабанова и Алексей Консоновский. А эпизод в сказке, где она исполняла обе роли сразу, и персонажи ее вели диалог, был без преувеличения гениальным. Роза говорила высоким, кокетливым, чуть капризным голоском, имела лёгкий иностранный акцент, что добавляло ей флёра таинственности. Мальчик отвечал ей с придыханием. Он восхищался своей розой, но в его восхищении был след лёгкого испуга перед этой капризной и прекрасной дамой. «Какой трудный характер у этого цветка» – растерянно повторял мальчик.

Удивительно, как мейерхольдовская установка на быструю смену эмоций здесь воплотилась в уникальной способности Бабановой переключаться с роли на роль: от женского к юношескому голосу, от взрослой интонации к детской. Бабанова умела играть детскую хрупкость и несла в себе эту лирическую тему через разные роли: от боя-китайченка и Тани к радио работам. Во многом совершенствование мастерства Бабановой происходило в работах на радио.

Мария Бабанова в спектакле «Все кончено» по пьесе Э. Олби. МХАТ им. Горького

Прихотлива и непредсказуема актёрская судьба – последней ролью Бабановой стала роль Жены в спектакле по пьесе Э. Олби «Всё кончено» 1979 года во МХАТе им. А.М.Горького. После длительного перерыва Бабанова вышла на сцену пусть в новом, только что отстроенном филиале на Тверском бульваре, но зато вместе с легендарными мхатовцами, прямыми учениками Станиславского Ангелиной Степановой и Марком Прудкин. В этом ансамбле равновеликих артистов Бабанова являлась полноправным членом  тройственного центра спектакля. Плёнка сохранила его, и, вглядываясь в чёрно-белые кадры, мы можем совершенно точно почувствовать значимость Марии Бабановой на сцене.

Она была одета в элегантное платье в пол с белой кружевной шалью на плечах и изящно сидела в кресле, выпрямив спину. Лишь изредка она перемещалась к кровати и с тем же тихим шиком садилась на неё. В таком строгом, почти статичном рисунке роли значительным становился каждый поворот головы, глаза, которые вдруг делались совсем круглыми и удивлёнными. Вновь ярче всего работал голос – мастерство отшлифовалось в многочисленных радийных работах. Возраст и некоторая грузность фигуры будто микшировались звучанием тонкого и нежного голоса Бабановой. Каждую фразу она вела интонационно вверх, брала на секунду паузу, и с той же высоты начинала новую, продолжая монолог. Роль Жены как бы достроила и завершила женскую тему Бабановой. Она вновь играла сильный, независимый характер, а поэтому ее героиня оставалась одинокий и несчастный. Приговором самой себе звучала финальная реплика, как в сказке повторенная трижды сквозь слёзы: «Потому что я несчастна». Бабанова на финальном этапе своего творчества вдруг перешла в другое актерское качество и сыграла возрастную роль изысканно, значительно и весомо. Последняя роль Бабановой заставила публику вспомнить вновь ее блистательное прошлое и принесла ей широкое признание – актриса ушла в 1983 году на высокой ноте.

[1] «Я была инициативна на репетициях, и Мейерхольд это ценил. Правда, к его показу и прибавлять-то оставалось мало, но он не запрещал и даже приветствовал: “Хор-р-шо!”»// Туровская М. И. Бабанова: Легенда и биография. – М.: Искусство, 1981. С. 286

[2] Там же. С. 32

[3] Рудницкий К. Л. Режиссер Мейерхольд. – М.: Наука, 1969. С.271

[4] «Благодаря Бабановой он стал человеческим спектаклем, насыщенным сочувствием и сопереживанием зрителя» // Рудницкий К. Л. Режиссер Мейерхольд. – М.: Наука, 1969. С. 271.

[5] Туровская М. И. Бабанова: Легенда и биография. – М.: Искусство, 1981. С. 305

[6] «То есть насилие над душой актерской такое, что я без ужаса не могу вспомнить.// Там же. С. 305

[7] Туровская М. И. Бабанова: Легенда и биография. – М.: Искусство, 1981. С. 311

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: