ЗЛАТА БАТУЕВА О СПЕКТАКЛЕ «МАМ, ПРИВЕТ»

Фото автора

«Мам, привет», представленный  режиссером Викой Приваловой и драматургом Евгением Казачковым, сложно назвать спектаклем в классическом понимании. Сцена, зрительный зал и актеры отсутствуют. Пространство, по которому перемещаются зрители, они же участники творческого процесса, наполнено предметами, вызывающими ассоциации и воспоминания. В наушнике звучат голоса людей, рассказывающих личные истории.

В «Мам, привет» каждый сам регулирует громкость эмоций, силу драматизма, яркость страстей. И может объявить финал по первому своему желанию.

Среди публики было отрадно видеть юных и взрослых людей, осторожно ступающих в полумраке комнат. Покачивающаяся боксерская груша, которую можно  колотить, чтобы выплеснуть эмоции. Лишних предметов в интерьере нет.

Слушая воспоминания добровольцев, согласившихся рассказать о самом сокровенном в отношениях со своей мамой, невольно погружаешься в свои.

Психологи, изучавшие вопрос уверяют, что сто часов проработки взаимоотношений с мамой необходимы каждому. Полученные в детстве психологические травмы, нанесенные родителями, оставляют сильный отпечаток и влияют на всю жизнь человека. Даже если мама была образчиком спокойствия, принятия, мудрости и любви. Мне пока не встречались люди без «скелетов в шкафу». Я и  сама не из таких. Идеальный человек, как и вечный двигатель – что-то из области научной фантастики.

Погружаться в тяжелые воспоминания очень больно. Не все в силах сделать этот шаг.

Так уж устроен наш мир, что желание быть хорошим и правильным в глазах социума, каждому из нас навязывается повсеместно.  Драматург Евгений Казачков и режиссер Вика Привалова поднимают табуированную тему – взрослые всячески стараются ее умолчать. Образ мамы с ребенком идеализирован. Показать другую сторону медали — это риск. Можно вызвать на себя такой поток «гнева праведного», что устоять под напором будет сложно. Смелость создателей спектакля вызывает уважение.

Сев на табуретку внутри старого шкафа и закрыв дверцу, я вдруг совершенно реально ощутила запах другого шкафа, стоявшего в спальне моих родителей. Мысленным взором увидела вещи, висящие и лежащие в нем. И ту вещицу, которая вызывала у меня ужас…

И так почти у каждого экспоната этой выставки возвращения к себе. Подходишь к холодильнику или столу. Слушаешь или читаешь чью-то историю, прикасаешься к вещам, погружаешься в воспоминания.

Плачешь или понимаешь: «Ура! Это меня уже не трогает». Принятие и прощение наполнили душу.

Мозг — хитрая биомашина. Он блокирует болезненные воспоминания. При этом избавиться от последствий детских травм возможно, лишь вспомнив их и прожив в осознанности.

В большинстве ситуаций наши мамы и мы, будучи мамами, намерено травмировать никого не хотим. Побудительные причины кроются в глубинах подсознания. Цепь здорово бы разорвать.

У авторов спектакля получился эффективный шаг к этой цели.

Поглаживая мех шубы, вдыхая аромат духов и закрыв глаза, вспоминаешь ощущения и запах своего детства, своей мамы.

Важно ли найти слово, чтобы описать форму подачи мыслей и чувств? Форма здесь не имеет значения. Гораздо важней решиться прийти на спектакль, шагнуть в воспоминания, ухватить суть. Поплакать, улыбнуться и с легкостью идти дальше по жизни. Наполненными радостью и любовью.

Либо пройти мимо. «Каждый выбирает для себя…»

Окунувшись напоследок в шарм 90-х — послушав историю и съев сникерс, полюбовавшись морем, заполнившим всю стену, я пошла к выходу.

Отмечая по пути, что в сникерсе стало меньше арахиса, вкус совсем другой. Последний раз я ела его именно в девяностые.

«Мам, привет» поставлен во благо нам, детям любого возраста. Благодарю. 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: