Фото ©Марии Макаровой

С 7 сентября по 6 октября в Театральном музее им. А.А. Бахрушина проходит выставка «Черно-белый театр», представляющая графические работы известного отечественного сценографа Степана Зограбяна.

В начале осени посетители Каретного сарая Бахрушинского музея могут познакомиться с экспозицией, открытой в честь 70-летия Степана Арамовича Зограбяна – главного художника Ростовского государственного музыкального театра, лауреата Премии «Золотая Маска» и Всемирной выставки «Пражская Квадриеннале». Его произведения хранятся в музейных собраниях Москвы, Вологды и других городов нашей страны, а также в частных российских и западных коллекциях. Почти 80 графических работ, исполненных в различных техниках, представляют новую неожиданную грань творчества юбиляра. Они являются визуальным подтверждением синтетической природы театра, служению которому посвящена его жизнь. Хотя среди экспонатов нет ни макетов декораций, ни эскизов костюмов, а любимые музыкальные жанры не довлеют над остальными темами, сильнейшая аура Сцены, объединяющей и переосмысляющей литературу и искусство для рождения спектакля, ощущается как в деталях, так и целом – законченном художественном высказывании мастера, органично вписанном в стильное пространство зала.

Можно было бы повторить вслед за директором Бахрушинского музея Дмитрием Родионовым, давно и хорошо знакомого с творчеством Степана Зограбяна, что выставка открывает совершенно нового художника, однако вернее будет сказать, что представленная экспозиция – проявление столь же неожиданное, сколь и закономерное. Оно высвечивает сильные стороны мастера, за которые его так любят зрители и коллеги, – все равно, ставит ли он в родном Ростове, в Вологде ли с близким по духу Борисом Гранатовым или за рубежом (всего на счету сценографа – оформление около 250 спектаклей). Его художественная манера заметна в понимании фактуры, виртуозной работе с пятном, точности и выверенности деталей. Эти монотипии – максимум того, что могут черный и белый цвета. Монохромность, одухотворенная фантазией, рождает ощущение цвета.

Птица-зима. Предоставлено пресс-службой

Идею выставки подсказал юбиляру друг и коллега Юрий Хариков. Интересный факт: он, как и Степан Арамович, закончил архитектурный факультет, а что как не образование вкупе с безупречным вкусом помогло юбиляру решить непростую задачу – сделать зал тождественным тому, что в нем представляется, и превратить графику в неотъемлемую составляющую пространства Каретного сарая? По признанию Зограбяна, с 2007 года у него скопилось большое количество графических работ, которые в дальнейшем и составили основу экспозиции, хотя замысел осуществился не сразу. Но сбываются мечты, и сегодня «Черно-белый театр» восхищает посетителей Бахрушинского музея.

Казалось бы, лаконичный мир графики весьма разнообразен. Работы разделены по 10 тематическим сериям: «Драма. Персонажи», «Опера. Персонажи», «Балет “1001 ночь”», «Мольер. Куклы», «Кумиры ХХ века», «Театр Зимы», «Классики. Фото, Ч/Б», «Корабли-фантомы», «Рим. Венеция», «Ч/Б сюжеты». Развеска, не разграничивающая жестко эти блоки, придает экспозиции слитность, усиливающую и без того остро ощущаемое единство творческих проявлений Степана Зограбяна. Возможности, даруемые автору выбранной техникой, рождают сквозной образ, невольно возникающий у зрителей. Этим образом становится снег: то мелкая крупа, запорашивающая одинокого Лира, то крупные хлопья, засыпающие одухотворенную Жанну д’Арк, то целые сугробы, из которых неожиданно и поразительно проступает лицо Славы Полунина, а то и сверкающая ледяная крошка, обрамляющая строгий лик Игоря Стравинского.

Рим. Предоставлено пресс-службой

Художник бесстрашно проводит параллели, ищет рифмы, отпускает на волю воображение, и вот уже в дерзком дуэте предстают перед зрителем Мейерхольд и Прокофьев, парят на воздушном шаре классики отечественной литературы, и вспоминается невероятная «Пьета Ронданини» при взгляде на потрясающую монотипию, названную «Замысел (Микеланджело)». Этот персональный театр, засыпанный черно-белым снегом, не замерзает, а живет и дышит. Бьются крылья «Птицы-Зимы», движутся герои навстречу судьбе, пляшут мольеровские марионетки, кружится в вихре инея Майя Плисецкая. И вся эта завораживающая зимняя сказка (вот и отсылка к Шекспиру – важному автору для творчества Степана Зограбяна!) готова раскрыться вдумчивому читателю, способному разобрать строки, словно бы записанные на ее страницах, где

Полотно – как снег бело,
Креп – как ворона крыло.
Шаль, перчатки мягче роз,
Маски на лицо и нос.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: